«Европа Ностра» и наследие Рериха.

Премия Евросоюза по культурному наследию получена Людмилой Шапошниковой, вице-президентом Международного центра Рерихов.

Людмила Шапошникова. Фото: РИА Новости

О значении премии «Голосу России» рассказал президент благотворительного фонда «Наследие».
Звание  лауреата премии Евросоюза по культурному наследию присвоено нашей соотечественнице — Людмиле Васильевне Шапошниковой, первому вице-президенту Международного центра Рерихов, генеральному директору музея имени Рериха. Президент благотворительного фонда «Наследие», директор центра «Наследие», первый заместитель председателя правления национального центра опеки «Наследие» Валентин Иванович Мантуров рассказал об этой премии в интервью «Голосу России».

— Я бы хотел сказать, что организация, которая учредила премию, которая ежегодно с 2007 года вручается представителям европейских стран. «Европа Ностра» в переводе  с латинского языка обозначает «Наша Европа». Конечно, мы, Россия, не являемся членом  Европейского союза, но мы являемся членом Совета Европы и имеем право на активное сотрудничество со всеми европейскими международными организациями. «Европа Ностра»   объединяет гражданские, неправительственные, некоммерческие организации в области сохранения историко-культурного и природного наследия.

Это, пожалуй, самая крупная организация, которая объединяет более 400 членов из различных организаций. Существует она 45 лет. Она представляет миллион граждан, которые сознательно поддерживают свое национальное достояние, будучи членами «Европы Ностры», обмен идеями и лучшей практикой. Это интереснейший опыт, который может быть применен и в нашей стране. С этого года я являюсь членом правления этой организации. Впервые человек из России был приглашен в руководство этой организации.

И вот, «Европа Ностра» через Европейский союз и Совет Европы учредила такую премию. Имеются в виду четыре категории граждан. Первая категория получает премию непосредственно за архитектурные проекты. Вторая категория — за научные  исследования в этой области, в сфере наследия. Третья категория, к которой относится и Людмила Васильевна — это персональные заслуги в стране и вклад, который внес человек в развитие сферы наследия, в сохранение наследия. Четвертое — это образовательные программы, за которые получают премии.

Всего лауреатов было  в этом году 29 человек. Среди них оказалась и Людмила Васильевна по третьей категории. Там было представлено и номинировано десять человек. Люди, представляющие Евросоюз, конкурировали с теми, кто не является членами Евросоюза, как наша страна. Людмила Васильевна успешно прошла этот конкурс и была награждена. А меня, в связи с тем, что Людмила Васильевна немножко недомогает, и надо учитывать ее преклонный возраст, ей уже 83, она меня попросила и доверила получить эту награду. Сделали хороший фильм на несколько минут. Все остальное в какой-то степени зависело от меня, каким образом я представлю Людмилу Васильевну.

Я, представляя, рассказал о Центре Рериха, который проводит огромную работу по сохранению и умножению наследия наших земляков — Николая и Святослава Рерихов, которые, как вы знаете,  долгое время жили в Индии. Задача была непростая. Они перед уходом из жизни высказывали пожелание, чтобы их наследие, а это огромное наследие — только 400 с лишним картин Николая Рериха, их архивы, письма, реликвии — все это надо было привезти в Россию и обустроить в Центре, в музее.

Государство выделило помещение — это старая усадьба, принадлежавшая когда-то аристократической семье Лопухиных. Потребовались огромные затраты, потому что досталась она практически в  руинах. И из руин превратился этот объект в великолепный дворец, который называется Музеем и Центром Рерихов.

— Как государство способствовало тому, что дворец превратился  в то, что он сейчас представляет?

— Государство, во всяком случае, обещало выполнить волю покойных. Но ничего, к сожалению, для этого не сделало. Всю заботу, весь огромный объем работы взяла на себя Людмила Васильевна Шапошникова, поскольку она уже 40 лет занимается сохранением наследия семьи Рерихов. В этом случае, объединив меценатов, наиболее сознательных граждан России, архитекторов, ученых, общими усилиями собирали финансовые средства и реставрировали это прекрасное здание, которое сейчас занимает Центр Рериха. Надо сказать, это, пожалуй, не для каждого подъемно выполнить такие проекты. Людмила Васильевна это сделала. Она приложила огромные усилия. Я думаю, что не каждый, скажем, мужчина-ученый согласился бы на такую огромную работу. Я думаю, что она заслуженно получила эту награду Евросоюза.

Скажите, Валентин Иванович, кто из россиян участвовал или был номинирован на эту премию еще?

— В этом году никого мы не номинировали, кроме Людмилы Васильевны как руководителя Центра Рерихов. В прошлом был такой случай. Один из  объектов Калининграда номинировался.  Но в данном случае 10 июня в Стамбуле, где проходил международный конгресс, была представлена и номинирована Людмила Васильевна. Она прошла этот сложный конкурс.

На ваш взгляд, какое значение эта премия имеет для России, чем он важна для нас?

— Для России, наверное, это признание того, что  европейские страны и их граждане все больше узнают о том, что же собой представляет сегодняшняя Россия. Не каждая даже развитая европейская страна может похвастаться  тем, что отдельные инициативные граждане,  по-настоящему граждане с большой буквы, смогли выполнить такой проект. Поэтому на нас смотрели с уважением, все очень здорово принимали. Им показалось сначала, что этого не может быть. А когда увидели и услышали мое представление, они, конечно, изменили свое отношение. К нам подходили, поздравляли меня. Я говорю: вы поздравлять должны  Людмилу Васильевну, потому что она получила. Я только довел до сведения европейской общественности, а выдвинули и номинировали ее.

Награда, видимо, будет вручена Людмиле Васильевне осенью этого года на международной конференции, посвященной творчеству Рерихов. Потому что мы знаем прекрасно, что  Николай Рерих подготовил в свое время интересный пакт — Пакт о сохранении культуры, дружбе, общении народов мира. Такой пакт был принят многими странами. И это чтят. Уважение Рериха беспредельно за  рубежом. Редкий музей не содержит хотя бы одну какую-нибудь работу Рериха.

— А для музея Рериха непосредственно какую-то роль сыграет эта премия?

— Это пропаганда того, что сделали уважаемые нами земляки — братья  Рерихи в своей жизни. Они хотя и проживали в Индии, но навещали страну и всегда стремились к общению с российскими народами. Поэтому, я думаю, что это еще раз напоминание о том,  каким образом надо поступать и сохранять историко-культурное и природное наследие.

И каким образом? Как раз у вас-то самое лучшее будет спросить об этом, поскольку  вы возглавляете центр «Наследие».

— Вы знаете, сохранение историко-культурного природного наследия — это так же важно, как сохранение генетического кода нации. У нас в стране, к  сожалению, этот генетический код уменьшился и исчезает, потому что наша память уходит вместе с памятниками, которые мы теряем безвозвратно. А безвозвратно мы теряем от одного до трех памятников ежедневно. Так считают ученые.

Давайте посчитаем, 700-800 памятников практически исчезают безвозвратно на наших глазах. Всего в нашей стране около ста тысяч различных памятников, объектов нашего национального достояния, из которых 80 процентов, примерно, находятся в неудовлетворительном состоянии. Они требуют вмешательства для того, чтобы мы сохранили их не только для ныне живущего поколения, но и грядущим поколениям. Мы обязаны оставить наследие, по крайней мере, не меньше, чем мы имеем, а желательно в обогащенном виде. Пока это является серьезной проблемой, потому что государство пытается уйти от ответственности за сохранение, реставрацию, реконструкцию этих исторических объектов. Этого позволить нельзя.

И мы, наиболее продвинутая, может быть, часть граждан, как академик Кудрявцев, Пиотровский, депутаты Госдумы и многие другие, которые обеспокоены состоянием своего национального достояния, пришли к выводу, что нам, изучив международный опыт, надо каким-то образом возложить на себя ответственность за поиск новых, доселе неприменяемых в России форм. Например, мы увидели, как во многих странах действуют национальные трасты. Национальные трасты — это неправительственные организации, но работающие на доверии. Они не предусматривают какую-то экономическую выгоду, а совсем наоборот. Скажем, в Англии самый старый траст объединяет около четырех миллионов граждан, которые платят ежегодно взносы и считают это за великую честь.

То есть это обычные жители.

— Обычные граждане, студенты. Кстати, студенты платят 28 фунтов в год. Это хорошая сумма. Давайте, представим себе, что некоторые ведь платят и 10 миллионов, потому что они передают национальному трасту свои старые замки, потому что они в настоящее время не в состоянии такое бремя нести и предлагают трасту  взять в доверительное управление. Траст берет это  в свою собственность, реставрирует эти объекты, формирует какие-то программы. Они видят, что, допустим, объект является не доходным. Они говорят: слушайте, здесь не хватает музея, здесь не хватает ресторана, здесь не хватает нескольких флигелей, которые надо заполнить под гостиницу. Таким образом, выполнив этот проект, они делают объект очень прибыльным. Но эта прибыль не распределяется между учредителями, а эта прибыль идет на другие объекты, которые рядом находятся и ожидают своей очереди реставрации. Это удивительный подход, который известен во всем мире.

Или, допустим, американский траст, выполняя проект «Главная улица», не стремится взять в собственность объекты. Он организует в исторических поселениях, допустим, поквартальное выполнение этих проектов, мобилизует жителей, которые там находятся, и предлагает не то, что перепродавать эти объекты, а, прежде всего, мобилизует тех, кто там находится. Предлагает на льготных условиях финансовые средства. На эти средства реставрируется тот или иной исторический объект. Конечно, национальный траст США на каждый вложенный доллар привлекает на сохранение этих объектов 35 долларов от инвесторов, граждан различных, от благотворительных акций.

Казалось бы, идея простая. Почему бы нам не применить ее в нашей стране? К сожалению, мы образовались в 2004 году, и вот уже практически шесть лет формируем общественное мнение. Мнение  руководителей страны, администрации президента, Госдумы, Совета Федерации, правительства о том, что мы видим не только проблему, но мы знаем, как ее решать — эту проблему. Путем не какой-то приватизации дикой, а путем привлечения к этому наших граждан. Только граждане могут спасти свое национальное достояние, участвуя в деятельности, скажем, национального центра опеки «Наследие», который сейчас выполняет интереснейший проект.

Это проект древнего исторического города Торжка. Город Торжок находится в Тверской области. Это город-музей. Огромное количество исторических объектов. Но они находятся в неудовлетворительном состоянии. Мы предложили губернатору такой путь решения вопросов, и губернатор с нами согласился. Мы подписали соглашение с губернатором, с мэром города Торжка, и выполняем этот проект.

Это требует огромных затрат. Нас, конечно, сдерживают сейчас последствия  финансового кризиса. Но проект готов, жив, и он реализуется. Я думаю, что это пример для многих наших областей. Ну, а граждан мы призываем к тому, чтобы принимать участие в этом. Если мы будем сами участвовать в этом, то мы почувствуем сопричастность к сохранению своего собственного достояния.

Аудиоверсия интервью

Голос России

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Яндекс.Метрика