Наталья Лайдинен: Сергей Жуков: Во мне звучит космический ген.

Наталья  Лайдинен: Сергей Жуков: Во мне звучит космический ген

Наталья Лайдинен: Сергей Жуков: Во мне звучит космический ген

При знакомстве с Сергеем Жуковым меня прежде всего поразило многообразие фактов его биографии. Трудно поверить, что все это укладывается в рамки одной судьбы, одной жизни.

Инженер-механик, успешно закончивший факультет энергомашиностроения по специальности «Ядерные энергетические установки» (кафедра академика Н.А. Доллежаля) МВТУ имени Баумана, ученый, вроде бы — типичный «технарь». Но нет, оказывается, в жизни Жуков успел еще серьезно позаниматься спортом, международной журналистикой и политикой, развитием нормативно-правовой базы в области управления интеллектуальной собственностью, инновациями, издать несколько сборников стихотворений и прозы…

А еще именно он стоял у истоков создания Российского космического агентства, принимал участие в создании Концепции государственного управления космической деятельностью в России, возглавлял «Московский космический клуб». Космос — стал мечтой и главным определяющим направлением всей его жизни. Сегодня Сергей Жуков — член отряда космонавтов, готовится к полету в космос. Когда общаешься с ним, то чувствуешь: его инициативность и энергия просто бьют через край, а новые замыслы и идеи рождаются буквально на глазах.

О том, как сбываются мечты и что этому предшествует, как удается одному человеку реализовывать себя в стольких разных, казалось бы, сферах деятельности отраслях знаний, я поговорила с Сергеем Жуковым по окончанию XXXV Академических чтений по космонавтике, посвященных памяти академика С.П.Королева и других ученых-пионеров освоения космического пространства.

— Сергей, как сочетаются техническое образование, научные достижения и увлечение литературой, поэзией, философией? Кто Вы все-таки в большей степени физик или лирик?

— Думаю, физик и лирик в одинаковой степени. Уже по окончанию школы я получил похвальную грамоту за особые успехи в физике, химии, математике, истории и литературе. Полагаю, что сегодня у меня одинаково активны оба полушария мозга. Признаюсь, что занимался самосовершенствованием осознанно, с 30-ти до 40-летнего возраста. После освоения инженерного мышления занялся литературным творчеством, аутогенной тренировкой и медитацией, работал над развитием интуиции, собирал междисциплинарные группы людей для решения творческих задач и по ходу учился у тех, чей метод постижения бытия отличается от моего

— Жить с двумя активными полушариями мозга, на Ваш взгляд, для человека сложнее или проще?

— Активность обоих полушарий мозга, без сомнений, открывает больше возможностей, но все же не избавляет меня временами от чувства внутреннего конфликта, отсутствия целостности, переизбытка задач (помните, у Цветаевой «что мне делать с моей безмерностью в мире мер?»). Впрочем, теперь я страдаю меньше чем раньше, а значит, движусь в сторону гармонии, и переходный период в расширении сознания во многом позади. Впрочем, это большая философская тема и заслуживает отдельного разговора.

— Откуда у простого джезказганского мальчишки мечта о полете в космос? В Вашей семье были летчики?

— Разумеется, все из детства. Отец ночью сажал меня на плечи и выносил в казахскую степь смотреть на старты ракет. Все мы — дети Космоса и мечтаем прикоснуться к нему каждый по-разному. Здесь включается не только рассудок, но и нечто неизмеримо глубокое. Это похоже на любовь: ее невозможно объяснить, от нее нельзя отказаться… Летчиков в моей семье не было, зато всегда были мечтатели! Мой дед Андрей, несмотря на удивления и пересуды окружающих, кропотливо мастерил лодку, живя посреди абсолютно безводной, выжженной степи Казахстана. Лодка получилась замечательная! Как только он закончил строительство — исполнил свою мечту, — сразу ее кому-то подарил. А мой дядя из той же казахской степи, отслужив танкистом в Фергане, поступил в Дальневосточное высшее инженерное морское училище имени Невельского и стал капитаном дальнего плавания. Он тоже исполнил свою давнюю мечту

— Сегодня Вы — член отряда космонавтов, готовитесь к полету в космос. Как Вы шли к своей мечте? Тернист ли был путь?

— К своей мечте иду до сих пор. В отряд космонавтов попал лишь с четвертой попытки. Первая была еще во время обучения в аспирантуре МВТУ имени Баумана. Потом были годы работы над собой, к тридцати двум годам я почувствовал, что готов к полету физически, технически и духовно. Готовность физическую подтверждали разряды по самбо. Техническая состояла не только в том, что я учился не только ремеслу бортинженера, но и научной квалификации экспериментатора, способного проводить исследования на орбите. Духовная готовность проявилась в сделанном и написанном, но гораздо больше — во внутреннем потенциале, в творческой силе, которую я ощущал в себе. Все это, плюс немного здорового авантюризма позволили мне, наконец, быть зачисленным в отряд космонавтов и начать долгожданные тренировки.

— Что стало самым трудным — и самым интересным в этих тренировках?

— Меня впечатлили многие упражнения — специальная парашютная подготовка космонавтов, сурдокамера, выживание в пустыне, на море и в зимнем лесу — в разных природно-климатических условиях, занятия на тренажерах космического корабля. Каждая тренировка — интересна по-своему. Из самого трудного оказалось: терпеть жажду, залезть в вертолет после отказа купола и отцепки парашюта, продержаться три дня и две ночи без сна в сурдокамере… Впрочем, туда я шел с положительным настроем, выполнил все необходимые задания и совершенно не скучал: читал для медиков стихи Пастернака и свои стихи.


— Когда планируется Ваш долгожданный первый полет? Что хотелось бы реализовать во время пребывания в космосе?

— Полет, как мне сообщило руководство, предварительно планируется на первую половину 2014 года, хотя, возможны варианты. Задач, которые я хотел бы решить, находясь в космосе, — множество! В случае полета на МКС — обязательно выполнить профессиональную задачу, которая является частью Федеральной космической программы и международных договоренностей. Обязательно реализовать гуманитарную задачу — использовать «космическую трибуну» для уроков из космоса, проблемных репортажей и, возможно, организации шоу «Деревья планеты» (идея ушедшего из жизни певца Джона Денвера). Написать художественную книгу: мне кажется, на борту очень интересной окажется работа со словом — развитие языка, соответствующего краскам и понятиям космического пространства. В случае движения программы пилотируемых полетов (Луна, Марс, астероиды) принять участие в модельных полетах такой программы — сборка межпланетного комплекса на орбите Земли или разведывательные полеты к Луне или в дальний космос. Участвовать в высадке на Луну или астероид просто по возрасту не успею…

— Каково Ваше жизненное кредо? Девиз? Стиль жизни?

— Перечислю некоторые основополагающие принципы моей жизни. Браться за нерешенные крупные задачи. Стоять на собственных ногах (в смысле философии, денег, самостоятельности творчества и проч.) Находить, испытывать и развивать собственные способности («Становлюсь всем, что прозреваю в себе» — лозунг Шри Ауробиндо). Ответственность за людей, за свои мысли, слова и поступки. За далью — даль: если реализуешь сегодняшнюю мечту, должна быть готова завтрашняя и одновременно обдумывай и вынашивай послезавтрашнюю. Начал — не бросай. Командная игра. Вводить порядок во всё. Философия, мудрость дают здоровье, спокойствие, способность осмысливать и преодолевать трудности.

— Что для Вас сегодня космонавтика: реализация мечты, дело жизни, работа, увлечение…

— Все вместе. Постепенно осознал, что родился для космоса, а космонавтика является практическим способом исследования и освоения космического пространства. Есть, конечно, и другие способы: космическая философия, духовная практика (здесь лидирующая роль принадлежит, как мы знаем, Востоку), научная фантастика, художественное, в том числе, — поэтическое творчество. К этим способам освоения Вселенной не может быть равнодушен тот, кто работает в практической космонавтике.
В некоторой степени я — человек-оркестр, которому присущи все сильные и слабые черты людей такого типа. Но все инструменты моего оркестра так или иначе связаны с космонавтикой: общественная деятельность в Московском космическом клубе, Совете Федерации и, в меньшей степени, Академии космонавтики; профессиональная в Отряде космонавтов; коммерческая (моя компания является отраслевым центром Роскосмоса по патентно-лицензионной работе и коммерциализации результатов научно-технической деятельности); литературная, организационно-философская — по Алтайскому проекту и в Международном центре Рерихов.

— В каком состоянии, по Вашим оценкам, находится современная российская космонавтика? Чего не хватает для того, чтобы достойно конкурировать с другими странами?

— Российская космонавтика, к сожалению, сегодня находится в критическом состоянии. Увеличение финансирования не приводит к ощутимым результатам. Долго перечислять все проблемы больного организма: старение кадров и идей, медленное технологическое перевооружение, перелицовка старых кораблей и ракет, длительные сроки реализации проектов. Мы все больше отстаем от ведущих стран — США, Европы, Японии. Более быстрыми, чем мы, темпами, развиваются Китай и Индия. Прежде всего, нам не хватает большого проекта — но его должен провозгласить президент страны. Большой проект при условии соревнования с другими странами выдвинет новых людей в управление отраслью и новых научно-технических лидеров, которых сегодня остро не хватает. Если быть более точным — президент страны должен выдвинуть продуманную и смелую национальную космическую политику.

Кстати, американцы пока тоже не определились относительно путей освоения дальнего космоса. Президент Обама отменил лунную программу Constellation, но не провозгласил нового маршрута, а вместо этого поставил перед нацией задачу нового технологического прорыва. Вокруг того, к какому небесному телу в первую очередь должна быть направлена пилотируемая экспедиция, идут оживленные дискуссии во всем космическом мире. Есть предложения проработать стратегию движения человечества в космос на ближайшие 100, 200 и более лет, тогда каждый следующий шаг станет «кирпичиком» построения общей большой стратегии.

Россия не должна оставаться в стороне этих поисков и замирать в своем развитии. Искать самостоятельную дорогу в космосе, создавать международную кооперацию — например, с Казахстаном, Индией, другими странами, не сползать на третьи роли — вот вызов для современного поколения руководителей космонавтики и политических лидеров страны.

— Считаете ли Вы, что развитие космической области в России сегодня может стать объединяющей идеей для россиян? Какие еще национальные идеи могут быть актуальными сегодня?

— Да, освоение Солнечной системы (конкретно, на XXI век, освоение Луны, ближних астероидов и Марса) может и должно стать объединяющей идеей для россиян. Мы — не слишком прагматичный народ и стремимся к тому, что находится «за горизонтом». Важно правильно разговаривать с людьми и объяснять им цели космонавтики, главная из которых состоит не в обеспечении обороны и безопасности, не в задачах улучшения жизни на Земле (связь, навигация, технологии дистанционного зондирования Земли и проч.), что само по себе понятно и не вызывает сомнений, главное — освоение Космоса через последовательное присутствие там автоматических аппаратов, а затем — людей. Другой идеей, которую считаю национальной и своевременной, является дальнейшее сближение братских народов России, Украины, Белоруссии, Казахстана и возможно, некоторых других, с перспективой в будущем свободно объединиться в единое государство. Понимаю, что этот тезис небесспорен, но поддерживаю его сердцем.

— На Ваш взгляд, будущее — за духовными открытиями или техническим постижением мира?

— Это два неразрывных процесса. Прорыву в космос, состоявшемуся в XX веке, предшествовали наука, философия, фантастика, мечты человека о Вселенной. Сегодня — новый виток, приходит время новых духовных открытий. Без этих открытий не состоится технического и человеческого освоения Солнечной системы.

— Кого Вы называете Вашими учителями — в космонавтике? В науке? В литературе?

— Мои учителя в жизни и науке — мама и папа, академик Георгий Александрович Николаев (книга о нем подготовлена мною к печати), профессора Владимир Иванович Солонин, Юрий Александрович Бочаров, Юрий Андреевич Абрамов (причем как в науке, так и в литературе, это был уникальный человек, преподаватель-просветитель, мыслитель, легенда МВТУ имени Баумана).

Учителя в космонавтике — профессора Григорий Сергеевич Хозин, Леонид Васильевич Лесков, Владимир Петрович Сенкевич, а также коллективный учитель — Московский космический клуб. Из тех, кто учит в ЦПК, возможно, наибольший след оставил психолог Ростислав Борисович Богдашевский. В литературе — поэты Полина Рожнова, Алексей Дидуров, Елена Исаева, Инна Кабыш (это те, с кем общался очно). Из заочных учителей назову Антуана де Сент-Экзюпери (слово человека летающего), Андре Моруа (биографии писателей), Льва Толстой (дневники), пожалуй, еще Валентин Пикуль и Борис Пастернак — через их творчество я разбирал метод ремесла. Тех, у кого учился, просто читая и впитывая нужное для себя, — перечислить очень сложно.

— Расскажите, пожалуйста, о деятельности Мирового центра космической философии на Алтае. Кто был автором идеи? Удалось ли воплотить все задумки? Почему проект был закрыт?

— Автором идеи я мог бы самонадеянно назвать себя, если бы это не было прямым вторжением в мой мозг чьей-то мысленной посылки во время поездки по Алтаю в 1990 году. Проект открылся у меня в голове, как файл в компьютере, я только успевал записывать новые идеи! Впервые я рассказал об этом проекте тогда же в Горно-Алтайске и Москве. Позднее проект коллективно разрабатывался и развивался. Деятельности МЦКФ как таковой не было. Были лишь предварительные стадии: несколько междисциплинарных конференций «Алтай-Космос-Микрокосм» в Барнауле и Горном Алтае; учреждение Института Уймонской долины в Усть-Коксе. При общении ученых и творческих людей образуется особое духовное пространство: после наших встреч были совершены научные открытия, написаны книги…

— Работаете ли Вы сейчас над идеей продолжения проекта? Что для Вас — космическое мышление, космическая философия?

— Я ушел из этого круга не навсегда, а для того, чтобы отработать карму. Над идеей проекта продолжаем трудиться в Москве, в рамках Секции по проблемам космического мышления Московского космического клуба. Одно из определений космического мышления дала руководитель Международного центра Рерихов Людмила Васильевна Шапошникова. Суть определения в том, что космическое мышление объединяет в себе научное и метафизическое постижение мира. Я с этим согласен. Сегодня — время практических мистиков.

— История человечества для Вас — это дарвинское представление об эволюции человека из обезьяны или Вы допускаете иные версии развития цивилизаций на Земле?

— Я не исключаю не только панспермии, но и принесения сознания на планету методом поселения здесь высокоразвитых пришельцев. Вообще говоря, мне кажется, что история формирования современных людей сложная и богатая: в ней могли присутствовать и эволюционные «обезьяньи» корни, и переселенцы из других планет, и драматическая смена рас. Все это долго и сложно переплеталось, переплавлялось, часть веток развития попала в тупики и погибла, а некоторые — выжили. Так получилось неоднородное современное человечество. Часть людей несет в себе космический ген, в иных его нет или он не звучит. Во мне — звучит сильно.

— Расскажите, пожалуйста, о Ваших исследованиях мест силы на Земле. Как Вы считаете, за какими энергетическими центрами планеты будущее?

— Я считаю, за местами силы — целое направление исследований, отдельная междисциплинарная наука, имеющая своими корнями учения о биосфере и ноосфере. Точки или места силы динамически пульсируют, ученым интересны те из них, которые сегодня относятся к «восходящему», то есть, к усиливающемуся ряду. Сколько их на планете? — точно не знаю. Какой они эмоциональной окраски? — очень важный вопрос. Кавказ, с моей точки зрения, относится к месту силы, но в наши дни это преимущественно сила агрессии и войны. Почему так получилось и что внесло больший вклад — природа или деятельность народов, мне сказать сложно.

— Места силы расположены только на поверхности Земли или под землей тоже? А в каких точках в России и в мире Вы лично чувствуете максимальный приток силы?

— Уверен, они есть и в глубине земной коры, а также в атмосфере Земли и в космосе — там тоже все неоднородно в энергетическом плане. В местах силы создавались великие города, например, Рим и Москва (место расположения Рима оказалось сильнее места Вавилона, место расположения Москвы — сильнее места Твери и проч.). Уверен, что будущее за «объединяющими» местами силы. Одно из них, несомненно, Алтай. На меня лично самое сильное влияние оказали Алтайские горы, Аризона и Нью-Мексико (США), Гималаи. Есть локальные места: очень хорошо мне дышится и пишется близ Звенигорода в Подмосковье.

— Что для Вас — Женщина? Действительно ли мужчины и женщины — с разных планет, как считают некоторые?

— Женщина и мужчина — две половинки Вселенной, каждая отвечает за свою часть созданных родом человеческим достижений, чудес и грехов. Мы не с разных планет, но несем в себе разные начала Отца Небесного, а также Матери Земли. Между нами — притяжение и одновременно отталкивание, противоречия, нередко и постоянно доходящие до острых форм (любви или ненависти). Для меня Женщина — явление космическое и земное, чудо природы, явление, которое не устаю постигать в меру своих слабых сил. То, чего я всегда ищу для обретения полноты бытия (без Женщины я не полон, а частичен). Она — существо, которым надо восхищаться, любоваться, перед которым надо благоговеть — и одновременно опасаться, потому что женская сила, энергия — это обоюдоострая вещь…

— Как Вы считаете, 2012 год: время грядущих катаклизмов или просто очередной временной порог? Верите ли Вы в кардинальные перемены на планете в ближайшее время?

— Считаю, что в близком будущем на Земле будут кардинальные перемены, они не обязательно жестко связаны с 2012 годом. Слишком очевидны знаки или, если хотите, слишком много для этого создается предпосылок. Насколько драматичными будут изменения для нашей страны — не знаю, не футуролог. Меня, например, беспокоит глобальный проект «Юг», то есть, наступление фундаментализма на северное полушарие. Боюсь, у нашего несильного государства есть проблемы. В Россию, как обычно, остается только верить…

— Что сегодня можно сделать для того, чтобы привлечь внимание россиян к духовности, расширить границы постижения реальности?

— К духовности россиян толкает тяжелая действительность. Другими источниками, составляющими частями духовности являются наша история, записанная в генах, и уже накопленная культура, которая, как открыл Вернадский, не исчезает при социальных катаклизмах. Что мы все вместе можем сделать? Очень многое. Из тысяч усилий духовных людей получается один большой результат. А одного Великого координатора такой работы я не вижу. Потенциал Церкви как организации сегодня не сильнее светского духовного потенциала, на мой взгляд.

— Как Вы оцениваете современное состояние российской науки? Культуры? Что можно, на Ваш взгляд, предпринять, чтобы форсировать развитие общества, остановить деградацию?

— Состояние российской науки и образования можно охарактеризовать как прозябание и умирание. Культуры как направления деятельности — тоже. Должны быть предприняты сознательные усилия политиков, государственных деятелей. Этого сегодня явно не хватает. А раз не хватает — тут и выступает на сцену гражданское общество, его институты. Это, на мой взгляд, работает инстинкт самосохранения народа. Будет силен этот инстинкт — выживем! Не надо думать, что малыми силами трудно что-то сделать. Евгений Маркелов основал школу для одаренных детей «Интеллектуал», директорствовал в ней 7 лет и недавно умер, не дожив до 50-ти, но школа-то живет! Знаю, потому что в ней учится мой старший сын. Очень хорошее дело, противостоящее деградации общества, работающее на развитие. Но таких дел должно быть много.

VIPerson.ru

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о


Похожие сообщения:
  • Живая Этика
  • Стенограмма парламентских слушаний «О концепции проекта нового базового федерального закона о культуре»
  • Михаил Задорнов: Секс не от Бога!
  • 1922
  • В.Г.Соколов. Живая Этика и новая парадигма культуры
    Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

    Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

    Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

    Яндекс.Метрика