Любовь как педагогическая категория.

Выступление Ш.А. Амонашвили на четвертой Балтийской конференции по гуманной педагогике, г. Рига (Латвия) 26 октября 2010 г.
Дорогие коллеги, я так часто бываю у вас, что, во-первых, хотел бы прописаться как гражданин Латвии, а во-вторых, пора мне научиться латышскому языку. Я попытался это сделать, но мои познания пока далеко не продвинулись, хотя знаю несколько таких прекрасных слов: «эс юс милу». А по-грузински это будет звучать так «мет вам дзанемиархард».

У нас проводится Балтийская конференция, Балтийские Чтения по гуманной педагогике. Так получается в последнее время: проводит ли свои Чтения Литва — превращается это в Балтийские Чтения, проводит ли эти Чтения Латвия – превращается это в Балтийские Чтения, и вот скоро в Эстонии начнется это мощнейшее движение, и опять это будут не эстонские, а Балтийские Чтения. Я очень рад, что вы так объединяетесь. Так дружба укрепляется, культура развивается и, конечно, гуманная педагогика пускает глубокие корни. Это отлично, дорогие мои друзья! Я бы хотел назвать людей, которые доставляют нам эту роскошь – общение. Здесь очень много участников. И вот сколько нас собралось? Латвийцы мне даже говорили, что многим отказали в приезде, потому что зал не вмещает столько. Я даже удивлен, что в этом прекрасном маленьком городе, мне сказали, что здесь 5 или 6 тысяч населения всего, такой огромный зал. И вот этот маленький город собрал вас. Но при чем тут город? Есть человек, который если переместится в другой регион, он соберет нас там, переместится в третий регион, и там соберет нас. Я верю, что в стакане может быть буря, мощнейшая буря. И вот таким стаканом, в котором может быть буря, является мой друг, Талис Яунземис, который так скромно встает, дает нам слово, где-то что-то организует. Вот не было бы его, мы очень многое бы потеряли. Ну как не назвать Дайниса Озолса, который перед нами выступил с философским обращением? Жалко только, что время было ограничено, его бы слушать и слушать. И только что передо мной выступала прекрасная женщина, удивительная женщина. Это Ирмине Погребняка. Она прошла долгую, интересную жизнь и вот пришла к гуманной педагогике с верою и правдою, и начала это утверждать в министерстве, а потом уже в своей практической деятельности, возглавив ассоциацию по гуманной педагогике в Латвии. Я вспоминаю, как она повела нас, меня и мою супругу Валерию Гивиевну, к министру образования. Это было три или четыре года назад. И помню прекрасные слова министра. Она нам сказала следующее: «Латвия маленькая страна, и каждый ребенок для нас – это национальное достояние. Мы не имеем права не заботиться о каждом ребенке, не о детстве в целом, а о каждом ребенке». Она философ, и эти мысли, я уже тогда сказал, что буду присваивать и говорить о том, что каждый ребенок не только в Латвии, но в мире – национальное достояние. Вот этим людям — Дайнису Озолсу, Талису Яунземису, Ирмине Погребняка — нам надо всем вместе сказать огромное спасибо, за то, что мы тут вместе находимся.

Я нахожусь под впечатлением от одного события мирового значения, которое произошло совсем недавно. Буквально пять дней тому назад я вернулся из Астаны. Астана — это, как вы знаете, новая столица Казахстана, неузнаваемый новый город, который является образцом ХХII века, если хотите. Совершенно по-другому строится этот город. Астана, в какой-то степени, заявляет о том, что город этот хочет стать столицей духовной культуры нашей планеты. И вот там недавно проходил Всемирный Форум Духовной Культуры на государственном уровне. Почему я сейчас это подчеркиваю? Потому что понятие духовности долгое время было в забвении, а если его даже применяли, то не в истинном смысле, а вот так, как литературное слово: «духовность человека», «человек с душой», «без души» и т.д. Это как бы просто слово, которое заполняет нашу речь, но смысл его мы очень упорно вычисляли в течение длительного времени. И вот на государственном уровне и для всей Земли впервые в Астане зазвучало понятие духовной культуры. Астана, как столица духовной культуры. Что там происходило? В течение трех дней в огромном зале, огромное количество людей из ста стран обсуждали вопросы: «Что такое духовность? Зачем она нам нужна? Что такое духовная культура? Что она нам может дать?». Вдруг люди поняли: мы очень дорогое теряем, и надо спохватиться, надо вернуть это обратно, нам надо вернуться к будущему. А это будущее без духовности, без культуры просто не мыслимо. Об этом Дайнис Озолс прекрасно говорил: «когда теряется культура, тогда теряется все остальное, наша человечность теряется». Считай, что человек без культуры – получеловек, т.е. вовсе не человек. Вот об этих вещах там шла речь. И конечно, в духовной культуре свою исключительную роль играет гуманная педагогика.

Эта педагогика не есть изобретение ХХ века или начала ХХI века, она давно существовала, существует и будет существовать. Беда в том, что учителя и в прошлые времена, и те, которые жили в условиях советской власти, и те, которые сейчас живут, проходят мимо самых ценных идей, самых возвышенных идей воспитания, образования. Они вот тут существуют рядом, а мы идем в другую сторону, смотрим на эти идеи и думаем, что это, наверное, для будущего, это на потом, это не сейчас, это не наше дело. Или же даже воспринимаем все это как противостоящее нашему нраву, нашей жизни. «Разве можно воспитывать гуманных людей в негуманном обществе?» — скажет некто. Что же ответить? Именно когда людям очень плохо, жизнь не та, которую мы хотели бы иметь, отношение не то, которое нас возвеличивало бы, мы должны развивать наши лучшие, возвышенные ценности, они спасатели наши. Если мы будем поддаваться той жизни, которая есть, она растопчет нас всех. Но мы стараемся строить жизнь. Не жизнь нас строит, а мы строим жизнь. Не в будущем будет свет, светлое будущее. А вот сейчас что заложим, то и будет в ближайшем будущем. Я воображаю каждого учителя, как художника, как художника самой прекрасной картины. Эта картина внутри него. А любой ребенок, как холст. Удержит ли учитель свою палитру, а в голове прекрасный образ будущности? Холст пока пустой, учитель выбирает краски, смешивает, накладывает, отойдет, опять выбирает, наложит и постепенно, постепенно спустя день, другой, а может быть, и годы на холсте мы видим вечность. Вот это и есть учитель. А наши дети, как холсты для нас, только мы должны призвать в себе лучшие свои таланты, лучшие способности, долг должны призвать и совесть педагогическую, чтобы не ошибиться в своем творчестве. Вот так мне представляется учитель. Гуманная педагогика, как я повторю, есть суть духовности.

А теперь о детях, для которых мы ищем любовь в себе. Кто есть наши дети? Дорогие мои друзья, я уже прожил долгую жизнь и вспоминаю, что в конце 50-х начале 60-х годов много говорили мы о детях-акселератах. И правда, приходило новое поколение детей – акселераты. Они были акселерированы и внешне, и умственно тоже, т.е. умственные способности их превосходили своих сверстников 30-40-х годов. Мы тогда не знали, что делать с этими детьми. Просто придумали дидактические системы развивающего обучения: Давидов, Эльконин и др. Предложили учителям развивающие педагогические системы. Мы тогда не знали, кто эти дети. И просто думали: «дети, как дети, ну, акселераты, физически, может быть, даже умственно». Но ведь эти дети принесли в нашу жизнь очень многое, они практически перевернули наше сознание. Перевернули тем, что утвердили в нашей жизни скоростные способы передвижения, сообщения, утвердили интернет. Кто помнит, как вошел в нашу жизнь телевизор, и он перевернул наше сознание. Мы другими стали, после того как телевизор охватил нас. Я не скажу, хорошими или плохими стали. Кто хорошим был, лучше стал. Если есть культура в человеке, то телевизор не мешает тебе, а если в тебе нет культуры, то конечно, телевизор поработит тебя. Такое же отношение к интернету тоже. Они принесли все эти ценности. Сейчас мы должны понять: это те ценности, которые мы искали? Или те, которые могут нас подвести к пропасти? Мне одна учительница показывала свой урок информатики, это в Сургуте было. «Смотрите, как дети сразу схватывают компьютер, быстро учатся, в 3-4 классе быстро извлекают любую информацию, посылают, набирают. И все. Им это просто. А мне долго надо думать, как послать письмо. Помогите, на какую кнопку нажать?» В основном сейчас так и происходит, им это нипочем. Да, дети осваивают это. И она так гордилась этим: «Вот видите, чему научились дети!» А я думал, ведь ни слова не было сказано о культуре, точнее о том, что можно извлекать из интернета и что можно вложить в интернет. О чем можно думать, когда ты кому-то что-то посылаешь, и как нужно отвечать на то, что ты получаешь от других. Вот это культура. Дети-акселераты принесли нам эту технику, но, к сожалению, забыли о культуре. Не будем их винить, конечно, за это. Забыли они, что культура впереди, а за нею – все остальное. Культура, как творец, как матерь всего. Но получилось сейчас так, что вся техника стала Кадаврою. И вот эта Кадавра, нами самими сотворенное чудовище, вот-вот проглотит культуру. А если проглотит культуру, то мы потеряем свой человеческий облик. Что нас тут держит, друзья мои? Культура держит. Есть люди, конечно, которые очень уважают, знают культуру, любят культуру, без культуры жить не могут. Я тоже хочу считать себя среди этих людей вместе с вами. Но сколько бескультурья вокруг нас?! Вы сами это видите. Вот такое было поколение детей 60-х годов. Эти дети сейчас управляют нашей жизнью. Они депутаты, они министры, они начальники, они ведущие нашей жизни.

Вот появляется новое поколение детей в конце ХХ – начале ХХI века. Это поколение пока за партами сидит. Может, кто-то уже поступил в университеты. Это поколение придет в нашу жизнь, как творящая сила в 30-40-хх годах, придет и начнет проявляться. Это поколение, как выставка наших сегодняшних трудов. Жалко, что я уже не увижу этого. Но могу закрыть глаза и вообразить. Если мы потрудимся, то эта выставка будет самая прекрасная в мире, которая когда-либо состоялась. Если не потрудиться, то эта выставка будет такая же, какие сейчас устраиваются, какая-то мазня, какие-то ломаные линии, какой-то ударный грохот, который тоже культурой называется.

Этих нынешних детей называют по-разному. Запад назвал детьми индиго, у детей якобы есть такое синее свечение. Я верю, что есть, хотя мои глаза этого не видят, но есть люди, которые видят у детей это синее свечение. Раньше, говорят, этого не было, а сейчас в массовом порядке, кто-то утверждает, что 92% детей – это дети индиго. Значит и в Латвии, и в Литве, и в России, и в моей родной стране – Грузии — 92% детей, а может даже 100% детей — вот такого склада. Ну и что это свечение? А то, что сейчас в наш мир Высшие Миры посылают своих посланников. Это специально пришедшие дети, это не просто дети, которых мама рождает. Хотели иметь ребенка – вот и родили ребенка. Нет. Это кто-то посылает их души, Высший Разум, чтобы они привнесли в нашу жизнь уже не то, что акселераты принесли, а что-то очень важное, чего нам не хватает. А что это очень важное? Я для себя думаю, что этим самым важным должно быть то, что мы вот-вот потеряем. Нашей силы, может быть, не хватит для того, чтобы не упустить самое дорогое – это культура, это духовность. Вот и поспевает поколение детей, перед которыми стоит задача – спасти культуру, возродить в нашем сознании духовность. И это понятие духовности – это не простое понятие, это более мощное явление, чем любой телевизор, чем любой интернет, чем любые средства, которые будут открыты в будущем техникой, а сейчас и нанотехникой, которая сулит некий переворот в нашей жизни. Духовность — это высшая сила, если она овладеет нами. Может, правда, что этим детям предписана задача принести культуру, вернуть духовность в наше сознание, вернуть наш человеческий облик, божественную силу, обратить наш взор на самого себя и на будущее. Мы же — вечные путники этой вечной Вселенной. Сейчас тут проживаем, на Земле, которая такая круглая, маленькая, ее Солнце освещает, греет. А во Вселенной нет ведь конца дорогам. И где будет проживать ваша душа, где будет воплощаться в дальнейшем, что она будет творить, это уму непостижимо. Так вообрази себя вот таким существом, и ты увидишь, что ты неповторим в мире. Ты тот, кто очень нужен человечеству. И ты, и рядом стоящий. Все мы — созидатели не только жизни на земле, мы же творцы космоса, мы космические строители. А сейчас вот тут трудимся, на этой Земле. Надо показать свою силу, свои возможности, набрать прекрасного опыта воспитания детей, любви к детям, созидания в человеке человека, способности развивать свой Дух. Надо развивать вот этот опыт, потому что космос этого требует. И в дальнейшем нам еще придется решать такие задачи, более сложные, но после этого опыта, может быть, их и решим. Вот такие дети. В России их назвали детьми Света. Это дети Света из Высших Миров. Кто-то придумал еще другое название: звездные дети. Это идет речь о тех детях, которых вы прекрасно знаете, о ваших учениках. Вообразите сейчас ваши классные комнаты и там детей. Там у вас шалун сидит – это ребенок индиго, там у вас тугодум сидит, о, не смотрите на него, как на тугодума, он ведь ребенок Света. Это для вас тугодум, для тугодума-учителя ребенок тоже становится тугодумом. Для двоечника-учителя, ребенок становится двоечником. Есть учителя-троечники, еле проводят уроки, детям дают домашнее задание, сами не выполняют домашнее задание. Приходят с дряхлыми такими, старыми конспектами, пожелтевшими. Ведь дети не могут сказать своему учителю: «Учитель, можно Вас вызвать к доске? Какой Вы нам сегодня принесли урок? Ой, плохой! Приведите маму! Надо с Вашей матерью поговорить!» Они не имеют пока таких мыслей, но этот двоечник-учитель, троечник, будет вызывать родителей, отчитывать их будет, будет ругать ребенка, а сам как будто непререкаем.

Я вас всех называю элитарными учителями. Любой учитель, ищущий что-то новое, это элитарный учитель, высший учитель. Мы тоже пришельцы, чтобы свершить свою миссию. Но среди нас есть учителя-двоечники, они оказались в нашем огороде, и, не зная, как ухаживать за этими растениями, портят их. А заменить таких учителей не всегда возможно. Ну, случается такое. Хотя как было бы хорошо, если бы они захотели изменить свою жизнь.

Вот такие дети. Как выразился один прекрасный ученый и мыслитель: «Детям Света нужны учителя Света». Вот над этим задумайтесь. Если детям Света нужны учителя Света, где эти учителя? Мы должны дождаться, когда они тоже воплотятся? Но эти дети уже пришли. А учителя те, которые были и которые есть. Дальше ждать уже невозможно. А может, вопрос ставить совсем по-другому?! Детям Света нужны учителя Света, но этими учителями должны стать мы сами. Мы сами должны преобразить свою природу, самого себя, усовершенствовать самого себя, чтобы стать достойными учителями для наших необычных детей. Вы задумайтесь над этим, друзья мои. Нет детей-тугодумов, нет детей плохих и хороших, нет детей невоспитуемых, необучаемых. Это наши жаргоны. Мы это придумали как собственную защиту. Скажу о ребенке, что он невоспитуемый, необучаемый, и значит, снимаю с себя ответственность. Но возьми себе роль учителя Света, и тогда увидишь, что все дети наши, все. Он тугодум, он тебе таким кажется, но ты найди способ подхода к нему, и этот тугодум станет талантливым, потому что никто без таланта не приходит в этот мир. Нет бесталанных детей. У каждого свой талант. У одного — такой талант, у другого – другой талант. Бесталанного вы не найдете в мире ребенка, если только сами не сделаем его таким.

В чем я вижу сейчас совершенствование учителя? Я хотел бы видеть два аспекта. Первый аспект совершенствования – это расширение нашего сознания. Сознание надо расширить. Как расширить? Не думайте, что я говорю об энциклопедических знаниях, чтобы учитель много читал, читал, читал, голову не поднимал. Не об этом идет речь. Это не расширение, это захламление своей памяти, своего сознания. От этого сознание начнет страдать. Не в этом дело. Нам хватит и того знания, которое у нас есть. Нужно расширить сознание на основе понятия духовности. Верить надо. Верить искренне. Верить истинно. Верить и жить на основе веры. Верить во что-либо прекрасное. Выбирайте это самое прекрасное, во что вам верить. В Бога? Верить в Бога – это прекрасно. В Высшие Силы? Так верьте в Высшие Силы! Это прекрасно. В человека? Верьте! Надо верить во что-либо самое прекрасное. Чем возвышенней будет наша вера, тем мы сами возвысимся. Надо допустить в своем сознании эту веру. А ну-ка попытайтесь! Завтра у вас уроки будут. И попытайтесь думать так, готовясь к урокам: «Во мне вера, вера такая светлая, возвышенная. И вот я должен преподнести детям этот стандартный, программный материал. А мои дети – это дети Света, они могут больше. Если по-старому пойду, я войду в класс и скажу: «Кто выучил урок, быстро-быстро выходи. Я по глазам вижу, кто выучил урок». Кого-то неожиданно вызову. Он не будет знать, я ему двойку поставлю, я же должен быть справедливым. Это — вера в свое неверие. Это вера в то, что ребенок – паршивое существо, которое родилось назло мне. А ну-ка поверьте, что ребенок – это крылатое существо, в чаше ребенка живет крылатое существо. А чаша эта в моих руках. Я должен разбудить в этой чаше крылатое существо. Ребенку Света нужен учитель Света. С чем он придет к ребенку? С верою, с верою, что любой ребенок – безграничность, беспредельность. Только у меня пока не хватает педагогики, чтобы раскрыть эту беспредельность. Тем более авторитарная педагогика мешает мне это сделать, закрывает занавес передо мною, я ребенка вижу как слабого, не умеющего, не хотящего, не желающего. Вот такое вижу, поэтому сурово назидаю, принуждаю. А вот светлая вера мне подскажет: «А ты знаешь, учитель, восполнись любовью, духовностью. Твоя любовь – это как солнце. Видишь, как солнце светит. Что есть солнце? Это любовь, а лучи солнца – это то, что солнце может нам дарить». А если во мне эта любовь, то есть, если мое сердце тоже солнце, то моими лучиками будут мое терпение, моя мудрость, моя устремленность, моя преданность, моя сорадость, мое сопереживание. Вот этими лучами буду воспитывать детей. Как говорит восточная мудрость: «Люблю неправых в жизни излечить любовью». А нам что стоит любовью воспитывать наших детей? Тем более, что другой мудрец, глас мировой педагогики – Песталоцци нам скажет: «В любви ребенок преуспеет в два раза больше, чем без любви учителя». Вот эта любовь придет в нашу школу, если мы расширим наше сознание. Допустите присутствие Бога. Но не тогда только, когда вы находитесь в церкви, не тогда, когда молиться нужно. Наша с вами молитва не только заученные молитвы. Уроки, мы уроками молимся. Прекрасный урок – это прекрасная молитва. Дарите прекрасные уроки. Не детям, Богу дарите, тому Существу, ради которого вы хотите жить на этой земле. Дарите эти уроки. Подаренные, не проведенные уроки. «Урок проводил» — скажет учитель. То есть выпроводил урок, освободился от урока. Надо не проводить урок, а дарить нужно урок. И сколько, в конце концов, каждый учитель за всю свою жизнь проводит уроков, несколько тысяч уроков, пусть они станут подарками. Расширенное сознание нам позволит, заставит и принудит делать это. Это принуждение будет нашим творчеством. Нам это понадобится, порадует. Нам лучше быть рабами творчества, чем свободными в своей безалаберности. Это необходимо, дорогие мои друзья – расширить сознание. Кто нам поможет в расширении сознания? Никто не поможет. Мы сами должны помочь самим себе. Это такое дело, которое я сам должен в себе решить. Либо буду расширять сознание, либо плюну на это расширенное сознание. Скажу самому себе: «А зачем мне головные боли? Мне и так зарплату дают. Ну, и какая это зарплата? Разве стоит для этой зарплаты сознание расширять?». Кто-то так подумает. А кто-то возьмется за это со всей упорностью, со стремлением, с устремлением. Пройдет год, другой, и сам себя не узнает. Это никогда не поздно. Одна учительница подошла ко мне после семинара и говорит: «А знаете, что я собиралась в этом году выйти на пенсию, но прослушав семинар, я еще десять лет проработаю в школе!».

И второе, то, что нам нужно точно, это облагораживать чувства. Жечь недостойное, что в нас есть. Это в наших силах, друзья мои. Есть раздражение – сожги ты раздражение в себе, есть неприязнь – отойди от этой неприязни, есть зависть – ну, что тебе стоит сжечь зависть? Ты же чистым становишься после этого. Есть возмущение какое-то, которое недостойно, – сжечь нужно это. Есть чувство собственности, учи детей, что привязанность к собственности – это недостойное чувство. Можно иметь собственность, но без чувства собственности. Вот эти чувства – это второе, что мне кажется необходимым для современного учителя гуманного склада.

Видите, я как будто должен был говорить о категории «любви» в педагогике. Я даже не знаю, как к этому подойти. Педагогика – наука. Я сам ученый, кандидат по педагогике, доктор по психологии и т.д. Но знаете, мне кажется, что вся наука эта педагогическая на моей ладони уместится. Очень мизерная эта наука. Сколько не кичись, что это наука, а основоположник российской научной педагогики, сам Ушинский смеется и говорит: «Педагогика – это не наука, это искусство». Искусство! А если педагогика искусство, ищите, пожалуйста, не технологии, которые с Запада, как камни забрасываются в наш огород. Технологии потом вас вытеснят из школы. Уберут из школы, скажут: «вот хороший учитель, запишем уроки этого учителя, размножим эти записи, и пусть ребенок сидит дома и смотрит на этого прекрасного учителя – отличника. Зачем уроки двоечника учить? Смотрит дома – учителя не нужны». Я не шучу. Эта мысль обрабатывается где-то, выискиваются пути, как сократить расходы, ведь идут колоссальные расходы на образование. А государству жалко эти деньги отдавать. Ну, вот такие пути.

Педагогика пока не принимает любовь, как свою категорию. Если наука этим займется, тогда она должна отказаться от многих вещей. Должна будет стать не материалистической наукой, а наукой духовности. А пока мы заняты тем, что обнаучиваем простые истины. И в том, что скажет Сухомлинский: «без духовной общности воспитание не состоится» — ученый будет выискивать терминологии, накладывать на это простое яркое изречение различные понятия и утопит истину. Вот наука, к сожалению, иногда делает такие вещи. Но, тем не менее, любовь есть категория, высшая категория нашей жизни. Вообразите только, если бы не было любви, вы бы собрались в этом зале? Если бы не было любви, какие были бы у нас семьи? Если бы не было любви, можно ли было говорить о коллективах: «коллектив собрался». В коллективе хоть чуточку любви должно быть. Но школа, которая не переполнена любовью до краев, не даст современному человеку крылья. И там, конечно, пришедшие дети Света погибнут. Мы не получим наши холсты, не получим будущую выставку, 30-40-е годы этого столетия будут тусклыми, неинтересными, и еще одно поколение будет позорить нашу планету.

Есть такая притча, которую вы знаете. Прекрасно знаете, как к учителю пришел ученик и спрашивает: «Учитель!», — желая испытать учителя – «жив у меня мотылек в руках или мертв?». А сам думает: «если скажет, что жив, я раздавлю мотылька, и он будет не прав. А если он скажет – мертв, я открою ладонь, мотылек полетит. Опять будет не прав». А учитель посмотрел на хитреца ученика и сказал: «Все в твоих руках». Вот так же, друзья мои, будущее вот в этих руках. Посмотрите на ваши ладони – вот в этих руках, вот в сердце вашем, сознании вашем, расширенном сознании, в чутком сердце, вот в этом сейчас светлое будущее. А не в 2040 году.

Я преклоняюсь перед вами и еще раз повторяю по-грузински: «я вас очень люблю». Спасибо.

Сайт Артемовского Рериховского общества

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Aгни Йога Топ сайт