Л.С. Воронова, Е.В. Рудакова, О.Н. Калинкина. В миражах предубеждений.


Творческий вклад в развитие общечеловеческой культуры Николая Константиновича Рериха, русского художника, ученого, путешественника, философа и общественного деятеля, борца за сохранение культурных ценностей, признан во всем мире. И только на его Родине, в России, отношение к нему до сих пор неоднозначно и противоречиво. Наряду с теми, кто высоко чтит творческое наследие своего великого соотечественника, есть лица, стремящиеся исключить его из числа выдающихся представителей отечественной и мировой культуры. С этой целью используются и средства современных массовых коммуникаций, и обычное книгоиздательство.

В 2011 году вышел сборник под редакцией А.И. Андреева и Дани Савелли «Рерихи: мифы и факты», куда вошли статьи целого ряда авторов, посвященные семье Рерихов. Среди них есть такие, в которых ни одна грань из жизни и творчества наших знаменитых соотечественников не оставлена без критического вмешательства и препарирования скальпелем недоброжелательности.

Общеизвестно, что научный подход к проблеме, на который претендуют составители сборника, говоря о необходимости «строгого академического подхода к рериховской тематике»1, предполагает объективность и исключает предвзятую позицию и трактовку исследуемого материала. Тем не менее, метод, которым вооружились редакторы А.И. Андреев и Дани Савелли, состоящий в том, чтобы «ставить под сомнение, что кажется несомненным»2, и подход, именуемый ими «научно-критическим (рациоцентричным), с позиций традиционного религиоведения»3, обеспечивают заведомую предопределенность конечного результата. В итоге вся книга оказалась пропитанной явной неприязнью к великим именам и их свершениям, что явствует из плохо скрываемого едкого сарказма.

Негативная установка по отношению к Рерихам отчетливо обозначается уже в вводной статье сборника, где читатель обнаруживает, что Учение Живой Этики, созданное Еленой Ивановной и Николаем Константиновичем Рерихами в сотрудничестве с Учителями Востока, отнесено к разряду новых религиозных учений и названо «религиозным проектом»4. Надо отметить, что такая точка зрения на Живую Этику не нова и многие годы упорно муссируется в прессе с подачи Русской Православной Церкви (далее РПЦ). Дело в том, что Николай Константинович Рерих, будучи выдающимся мыслителем, не мог не видеть и не реагировать на негативные процессы, происходящие в институте Церкви. Это стало поводом для недоброжелательного отношения к Н.К. Рериху со стороны некоторых церковных служителей. Особую опасность для себя РПЦ увидела в Живой Этике — философском труде, представляющем систему нового космического мировоззрения. Усмотрев в Живой Этике угрозу для своей монополии на истину и на возможность влиять на сознания людей, Церковь принимает радикальное решение: в Определении «О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме», вынесенном Архиерейским Собором в 1994 году, упоминается и Живая Этика. Эта мысль была подхвачена и взята на вооружение недоброжелателями и критиками Рерихов самых разных мастей. Так сложилась почва для формирования ложного представления о Живой Этике, самих Рерихах и их последователях.

Стремясь защитить имя и мировоззренческие идеи семьи Рерихов от ложных толкований, Международный Центр Рерихов (далее МЦР), где хранится, изучается и популяризируется творческое наследие наших выдающихся соотечественников, предоставил представителям научных и юридических организаций возможность проведения независимой экспертизы своей деятельности. В августе 2000 года в рамках юридической экспертизы, проведенной ООО «Экономико-правовая консалтинговая компания «Доверие»», деятельность МЦР была исследована на предмет ее соответствия Конституции РФ, положениям Федеральных законов, требованиям нормативных правовых актов и т.п. Данной экспертизой была признана неправомерность отнесения Учения Живой Этики к религиозным учениям: «<…> упоминание данного учения в рассматриваемом Определении Архиерейского Собора Русской Православной Церкви и причисление учения Живой Этики к сектам и «новым религиозным движениям» необоснованно и неправомерно. По существу данным Определением подвергнуто неправомерной и не основанной на Законе оценке учение Живой Этики, которое является нерелигиозным учением, поскольку в нем отсутствуют указанные в статье 6 Федерального закона от 26.09.1997 года «О свободе совести и религиозных объединениях» № 125-ФЗ (с изменениями от 26 марта 2000 года) признаки: -вероисповедание; -совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; -обучение религии и религиозное воспитание своих последователей. Поэтому данное учение не может быть приравнено Русской Православной Церковью «к псевдохристианским сектам» и «новым религиозным движениям».5

Вывод экономико-правовой консалтинговой компании «Доверие» подтверждается и результатами независимой научной экспертизы от 15 марта 2001 года, выполненной доктором философских наук, профессором кафедры философии Московского государственного института международных отношений (МГИМО – Университет) МИД РФ В.С. Глаголевым: «На основании изученных документов и материалов нами сделан вывод о том, что Международный Центр Рерихов по сути своей является культурно-просветительским и поэтому не представляет собой ни секты, ни тоталитарной секты, ни религиозной секты ни по одному из признаков, по которым определяет секту современная научная литература. Поэтому, в частности, деятельность МЦР нельзя характеризовать и как религиозную (отсутствует мифология, культовая практика, стабильная организация религиозно-харизматического типа).

В сложных условиях развития современной России деятельность МЦР и сотрудничающих с ним рериховских организаций отвечает задачам нравственного воспитания личности и формирования у нее ответственности за содержание и направленность своей повседневной жизни.

Деятельность Международного Центра Рерихов выступает важным звеном культурно-политических связей России с теми кругами восточной и западной интеллигенции, которые последние шестьдесят-семьдесят лет разделяют озабоченность семьи Рерихов перспективами развития мировой культуры и цивилизации».6

Аналогичный вывод сделан Ю.М. Павловым, доктором философских наук, профессором, заведующим кафедрой мирового политического процесса политологического отделения философского факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.7

Таким образом, и с юридической, и с научной точки зрения вопрос решен однозначно: отнесение Живой Этики, а также МЦР и, сотрудничающих с ним рериховских организаций, к «новым религиозным движениям» является безосновательным и неправомерным.

Сборник «Рерихи: мифы и факты» нельзя назвать цельной книгой, скорее это собрание разных статей, так и не сложившееся в единое повествование. Есть статьи сами по себе весьма достойные, рассчитанные на широкий круг читателей, где авторы тщательно собирают материал, комплексно подходят к проблеме, выясняя и сопоставляя разные точки зрения, стремясь к нахождению истины. С другой стороны, ряд публикаций сборника имеет явно тенденциозный характер, выражающийся в предвзятости, необъективности и одностороннем истолковании проблемы. Показательны в этом отношении статьи А.И. Андреева. Одна из них называется «Оккультизм и мистика в жизни и творчестве Н.К. и Е.И. Рерих».

Публикация изобилует множеством цитат, взятых из разных источников, в том числе и не совсем корректных. И, если, само по себе, обилие цитат говорит в пользу автора, то на его неразборчивость указывает использование работ М.Л. Дубаева и В.А. Росова, которые раскритикованы многими учеными из разных стран, в том числе, за нескрываемое стремление умалить, опорочить и свести на нет выдающиеся результаты жизненного и творческого пути семьи Рерихов. Кроме того, А.И. Андрееву не добавляет чести употребление в своей статье материала из книги «Высокий путь», которая составлена по дневникам Е.И. Рерих с искажениями, самопроизвольным изъятием и искусственным соединением разных частей текста и т.п. Также стоит отметить, что книга «Высокий путь» напечатана издательством «Сфера» в нарушение авторских прав и запрета Елены Ивановны на публикацию своих сокровенных дневников.

Характерно, что А.И. Андреев предпочитает опираться в своей статье на мнение тех современников Н.К. Рериха, которые предали его еще при жизни, например, Э. Лихтман. В то же время, приводя многочисленные выдержки из Живой Этики и трудов Елены Ивановны и Николая Константиновича Рерихов, А.И. Андреев неизменно сопровождает их такими комментариями и интонационным фоном, что у неопытного читателя, несведущего в данном обширном материале, невольно может создаться искаженное впечатление и реакция неприятия, на которые, собственно, и рассчитывает автор.

На предубежденность позиции А.И. Андреева указывают многочисленные нелицеприятные эпитеты, которыми он награждает Н.К. и Е.И. Рерихов, называя их «великими фантазерами и мечтателями»8, «утопистами и мифотворцами»9, «религиозными агитаторами»10. Николая Константиновича автор именует «искусным лицедеем, постоянно меняющим маски»11, «мнимым пророком»12, Елене Ивановне приписывает «самовосхваление и одновременно самовозвышение» 13. Оставив все эти высказывания на совести автора, рассмотрим, насколько основательны подобные эпитеты.

Прежде всего, заметим, что Е.И. Рерих чаще всего подписывала свои многочисленные труды псевдонимами, вследствие чего ее грандиозный вклад в развитие философской мысли до сих пор мало кому известен. Вряд ли так поступит тот, кто стремится к «самовосхвалению и одновременно самовозвышению».

Говоря о причастности Рерихов к занятиям спиритизмом, А.И. Андреев упускает документальные свидетельства их отношения к данному явлению. Однако, читая письма Елены Ивановны Рерих, нельзя не заметить, как часто она предупреждает своих корреспондентов в отношении распространенного в те времена занятия спиритизмом и четко обозначает свою позицию: «<…> следует принять за правило, что ни один спирит, ни один медиум, никто из занимающихся всякими верчениями не может быть принятым членом в Общество имени Рериха»14.

А.И. Андреев в своей статье пишет о причастности Рерихов к оккультизму и выводы свои строит лишь на чтении ими «различного рода эзотерической литературы, включая теософскую»15. Здесь следует заметить, что теряющееся в глубине веков понятие эзотерический (др.-греч. ἐσωτερικός) означает спектр знаний, доступный лишь ограниченному кругу лиц. Действительно, было время, когда определенные знания давались из уст в уста лишь посвященным. Однако сегодня, когда давно канул в лету рукописный способ сохранения духовных учений, когда печатная индустрия уступает завоеваниям всемирной Интернет-паутины, понятие эзотерической литературы просто не состоятельно. Любые знания доступны всем – все в книжных магазинах, все в Интернете. Учение Живой Этики, которое Рерихи принесли миру и сами приняли как мировоззренческую основу, также является широкодоступным. Планка общедоступности знаний передвинута ныне далеко вперед. Недоступной определенная литература является лишь в смысле сложности и непонятности для тех, кто не тянется к глубоким философским знаниям о мире или попросту не способен их вместить.

Оккультизм, мистицизм, эзотеризм… В XXI веке, человечество в большинстве своем переросло эти понятия. Современная действительность настоятельно требует вообще отказаться от их применения, как устаревших и свидетельствующих об ограниченности сознания. О Рерихах вернее было бы сказать, что они, как люди мыслящие, не могли удовлетвориться общепринятым объемом знаний и в поиске истины тянулись к глубинному, сущностному познанию, собирая его по крупицам из исторических источников разных времен и народов, зачастую, уходящих в глубину веков. В таком случае, если следовать принципам А.И. Андреева, то каждого историка можно назвать «окультистом» и «эзотериком», в том числе и самого автора статьи.

Далее, создавая ореол чего-то таинственного, неведомого, туманного, заоблачного, А.И. Андреев пишет: «Однако, помимо оккультизма, в жизнь Н.К. и Е.И. постепенно входило нечто более значительное и высокое – мистицизм»16. Хотелось бы уточнить и смысл понятия «мистицизм», которым так очаровался автор статьи. По-английски mist означает туман, поэтому под словами «мистика», «мистицизм» подразумевается нечто туманное, непонятное, загадочное. К этому разряду, как правило, причисляют все новое, необычное, выходящее за рамки привычных стереотипов, кажущееся сверхъестественным. Например, для человека XIX века мистикой послужили бы такие явления как передвижение на автомобилях, полеты на самолетах, космических кораблях. Многие годы к мистике относили способность передавать и принимать мысли на расстоянии. Однако научный подвиг некоторых ученых, к числу коих следует отнести В.М. Бехтерева и Н.П. Бехтереву, расширил человеческое сознание, убедив в возможности подобных достижений. И сегодня известен целый ряд широко мыслящих ученых, как в России, так и за ее рубежом – С. Зенин, Л. Извеков, А. Солодимов, В. Коротков (Россия), А. Грубер (Австрия), Р. Рой (США) и др., – которые подтвердили своими исследованиями силу человеческой мысли. Станем ли мы теперь называть людей, способных управлять своею мыслью, мистиками?

Какие же аргументы приводит А.И. Андреев, обвиняя Николая Константиновича и Елену Ивановну Рерихов в мистицизме? К мистическим переживаниям Е.И. Рерих он относит ее сны и видения, характеризуя их «с позиций медицины (психиатрии), как форму психического расстройства»17. Стремясь закрепить зерно сомнения в умах читателей, А.И. Андреев пишет следующее: «Имеются также сведения, что Рябинин лечил Елену Рерих, страдавшую эпилептическими припадками, и возможно, именно этим и объясняется замалчивание его имени современными рериховедами»18. Но ни в одном из источников, ни в одном из писем членов семьи Рерихов о такой болезни Елены Ивановны никогда не упоминается. Больше того, сам Андреев признается (правда пишет об этом мелким шрифтом в сноске под №17 на стр. 62), что сведения эти им взяты из статьи Т. Грековой «Вместе с Рерихом в Тибете», размещенной в «Новом литературном обозрении», 1997, №11(45), в котором источник данной информации не указан. Иначе говоря, эти сведения в статье А.И. Андреева не достоверны, а их использование указывает на страстное желание автора исказить образ Е.И. Рерих и подорвать доверие к ее мыслетворчеству.

Еще одним «элементом сознательной мистификации»19 Рерихов А.И. Андреев считает существование Шамбалы, места пребывания «мифических тибетско-гималайских учителей (махатм) – тех самых, с которыми ранее «общалась» Е.П. Блаватская. Один из них, махатма Мория (Morya) якобы и передал им телепатически Агни-Йогу (Йогу Огня) для «обновления сознания человечества»20. Интонационный контекст, приведенной фразы из статьи А.И. Андреева, свидетельствует о его духовной близорукости. «Впрочем, каждый близорукий не верит дальнозоркому», — говорит Н.К. Рерих21. Многолетний грандиозный труд по созданию научно-философского Учения Живой Этики, или Агни Йоги, был совершен Еленой Ивановной Рерих именно в сотрудничестве с тем Учителем, в существование которого так не хочется верить А.И. Андрееву. Подтверждая высокий источник Учения, Е.И. Рерих в одном из своих писем пишет: «Такое страшное невежество и поражающая скудость воображения предположить, чтобы один человек, как бы ни был он гениален, мог написать все тома данного Учения. Истинно, нужны века жизненного опыта и неустанного изучения человеческой природы и всех космических влияний, чтобы продумать затронутые в них вопросы и проблемы и так исчерпывающе, так всесторонне осветить их»22. Действительно, сведения, содержащиеся в Живой Этике, настолько опережают современный уровень человеческого сознания, что способны напитать его на многие сотни лет вперед.

В Живой Этике говорится: «Придется встретиться с людьми, которые будут смеяться при каждом непонятном для них слове. Их воспринимательный аппарат покрыт мозолями невежества. Например, если им сказать: «Шамбала», они примут это реальное понятие за фетиш суеверия»23. Между тем, вряд ли в Индии, Тибете и других странах Востока найдется человек, сомневающийся в существовании священной страны, именуемой Шамбалой, как это делает автор данной статьи, называя ее очередной «мифологемой»24. Все более значительная часть Запада, обращая свои взгляды на Восток, основываясь на глубоком размышлении о мироустройстве и собственном чувствознании, постигает и принимает роль Гималайских Учителей в развитии человеческой эволюции как аксиому, как наиболее реальную конструкцию бытия. Кстати, ни одной из наук существование Шамбалы не опровергнуто.

Оставаясь верным своим убеждениям, А.И. Андреев поднимает вопрос об отношении Н.К. Рериха к масонству. Не проводя никаких собственных исследований, автор принимает сторону М.Л. Дубаева и В.А. Росова, которые считали, что Н.К. Рерих «формально состоял в Ордене розенкрейцеров»25. Тут же автор замечает, что ему «хорошо известно, что сам Н.К. решительно отрицал принадлежность к каким-либо масонским организациям»26, и «Е.И. также категорически отрицала связь мужа с оккультными и масонскими ложами»27. Невольно возникает вопрос: почему убедительнее утверждений самих Рерихов для А.И. Андреева звучат досужие домыслы таких «рериховедов», как М.Л. Дубаев и В.А. Росов? Не потому ли, что они высказывают мнение, к которому прилежит душа автора? Но может ли называться рериховедом тот, для которого слово Рерихов – ничто? Между тем следует заметить, что сарказм автора по поводу «симпатий» Е.И. Рерих к масонам и, в частности, к своему двоюродному прадеду фельдмаршалу князю М. И. Голенищеву-Кутузову, совершенно неуместен. «Спасителем России» его называла не только Елена Ивановна, но и все, кто понимал и понимает его роль в Отечественной войне 1812 года. Так же Е.И. Рерих в своих письмах приводит имена других масонов — Суворова, Лопухина, Репнина, Карамзина, Грибоедова, Пушкина и, обращаясь к критикам масонства, пишет: «И не будет ли справедливее и научнее изучить, чем было и чем стало сейчас масонство? Ознакомившись с первоосновами масонства, мы изумимся высоконравственному кодексу его»28. «Из-за того, что масонство сейчас выродилось, не будем же мы бросать камнем в основателей его и первых последователей? Истинно, невежество есть корень всякого зла!»29.

Нельзя согласиться с А.И. Андреевым и по поводу его упреков в склонности Н.К. Рериха к идеализму и утопии. Николай Константинович в свое время писал по этому поводу: «Каждому из нас приходилось много раз слышать всякие нарекания и предостережения против утопий. От детства и юношества приходилось слышать житейские советы, чтобы не увлекаться «пустым идеализмом», а быть ближе к «практической жизни». <…> Когда же юношество погружалось в эту условную механическую жизнь, то даже книжники и фарисеи всплескивали руками. Но спрашивается, кто же повел молодежь на кулачный бой, на скачки, на развратные фильмы? Не сами ли «житейские мудрецы», со вздохом повторяя – «не обманешь – не продашь», усердно создавали разлагающие условия жизни?»30. Многим известно о тех громадных усилиях, которые Н.К. Рерих прилагал для достижения мира на Земле, прийти к которому он предлагал путем утверждения Культуры. Именно этой цели служил Пакт Рериха – международный договор об охране культурных сокровищ, подписанный в 1935 году 21 государством мира и взятый за основу Гаагской конвенции. Однако если сегодня, в эпоху бесконечной череды мировых, локальных, междоусобных и семейных войн, сказать о необходимости мирного сосуществования, то значительное количество таких «житейских мудрецов» назовет это утопией. Но Н.К. Рерих с глубокой убежденностью писал, что «мир всего мира не только возможен, но и есть тот великий спасительный магнит, к которому рано или поздно пристанут корабли путников. <…> Неисповедимы пути, не людям предрешать, как, где и когда осуществится идеализм. Действительно, пути непредрешимы. Но конечная цель остается единой. К этой цели поведут и все проявления того идеализма, так часто гонимого житейской премудростью. Также будет день, когда так называемый идеализм будет понят не только как нечто самое практичное, но и как единственный путь в решении прочих житейских проблем. <…> И, несмотря на все «житейские» ложномудрости, идеализм как учение блага все же останется самым быстродостигающим и самым обновляющим в жизни»31. И, наверное, право каждого человека решать — желать ли ему мира на Земле, тем самым, давая возможность быть заподозренным в идеализме, или скептически посмеиваться над теми, кто стремится к далекой цели, делая все, что в их силах и тем, продвигая человечество к ее осуществлению.

Также важно отметить, предпринятую А.И. Андреевым попытку вслед за В.А. Росовым приписать Н.К. Рериху военно-политические цели в период Центрально-Азиатской экспедиции, хотя, по выражению самого автора, все это выглядит «откровенной авантюрой». В разделе статьи, озаглавленном «Великий План», А.И. Андреев, обвиняет Н.К. Рериха в «политических пристрастиях», имеющих целью создание «Великого Восточного Союза Республик»32 на месте уже существующих государств, перекроив карту Азии. Однако цели Центрально-Азиатской экспедиции Рерихов носили совсем иной, а именно научно-культурный характер. Н.К. Рерих так формулировал их: «Кроме художественных задач, в нашей экспедиции мы имели в виду ознакомиться с положением памятников древностей Центральной Азии, наблюдать современное состояние религии, обычаев и отметить следы великого переселения народов. Эта последняя задача издавна была близка мне»33. О том, что все задачи были успешно реализованы, говорят открытия мирового значения, совершенные Рерихами на экспедиционном маршруте и многочисленные научные материалы в области истории, археологии, этнографии, географии, медицины, лингвистики, культурологи, искусства, сконцентрированные в специально созданном ими научно-исследовательском институте гималайских исследований «Урусвати». Но А.И. Андреев, похоже, считает, что ему лучше известны все явные и скрытые мотивы, мысли, устремления устроителей и участников экспедиции, чем самим Рерихам, мыслящим с позиций глобального пространства новой Культуры о грядущем будущем, о Новом Человечестве, о Новой Стране великой Культуры.

Желая продемонстрировать некую лояльность, А.И. Андреев все же признает высоту заслуг Рерихов, хотя и с последующими оговорками. Так он замечает, что духовные поиски и труды наших соотечественников «<…> сделают свое дело, превратив в короткое время обоих Рерихов в духовных учителей, апостолов Красоты и Знания»34. Да, действительно, апостолами Духовности, Красоты и Знания Рерихи вписали свои имена в историю человечества, и люди, постепенно вырастая из коротких штанишек «оккультизма» и «мистики», все ближе и ближе будут подходить к пониманию этой истины, а пока, к сожалению, чаще приходится встречаться с ограниченным восприятием, стремлением отвергнуть или исказить все новое, а потому непонятное.

Не отличается объективностью и другая статья А.И. Андреева «Дневники Э. Лихтман: Рерихи в Кулу (1929-1934)»i. Ссылаясь на дневник Э. Лихтман и цитируя Е.И. Рерих, автор вновь выхватывает из текстологической канвы только то, что соответствует его замыслу. Используя узко-материалистический подход для анализа явлений духовного порядка, А.И. Андреев искажает суть духовного водительства Е.И. и Н.К. Рерихов, приписывая не свойственные им склонности. Между тем наиболее известные современники Н.К. Рериха, чьи дела оставили значимый след в мировой науке и культуре, писали о Николае Константиновиче как о Водителе Культуры, взявшем на себя огромную ношу расширения человеческого сознания на основе Гармонии и Красоты.

Ряд своих умозаключений А.И. Андреев переводит из одной статьи в другую, поэтому здесь читатель вновь сталкивается с утверждениями о якобы существовавших попытках со стороны Н.К. Рериха создания «оккультно-геополитического проекта»ii во время Центрально-Азиатской экспедиции, с целью разжечь «пожар азиатской революции»iii. В поисках доказательств А.И. Андреев снова обращается к статьям В.А. Росова, поскольку других источников с подобными инсинуациями нет.

Отрицание, неверие, умаление сквозит между строк писания А.И. Андреева. Все что не укладывается в рамки рационального объяснения, подвергается А.И. Андреевым остракизму и объявляется мистификацией. Также отмечается его характерный прием, как можно меньше обращаться к трудам Рерихов. И, как результат, сложнейший и тончайший научный эксперимент (огненный опыт), который прошла Елена Ивановна Рерих, приравнивается А.И. Андреевым к психическому расстройству!? Подобный факт еще раз доказывает, что прикасание к проблемам и понятиям, не доступным, в силу разных обстоятельств, для восприятия и правильной оценки, ничего кроме профанации и разрушения принести не может.

Ярким примером диаметрально противоположной оценки миссии Е.И. Рерих служат слова ведущего ученого в области рериховедения, академика РАЕН и РАКЦ Л.В. Шапошниковой: «…она являлась крупнейшим мыслителем на планете Земля, выполняла важнейшую космическую миссию, изменявшую сознание человечества. По отношении к ней Космический Иерарх, ее Учитель, применил метод работы, который еще не применялся в творчестве космической эволюции на Земле. В течение 35 лет он передавал человечеству через Елену Ивановну знания, которые были объединены в философскую систему космической реальности. Непосредственный и регулярный контакт Елены Ивановны с Учителем дал редчайший результат – полное понимание глубины передаваемого материала принимающим его. Высокая духовность Елены Ивановны, информация, принимаемая ее мудростью и расширенным сознанием, позволили ей самой избежать оземления в этом процессе и дать эту информацию в ее чистом космическом звучании. Этому также способствовал проведенный Космическими Иерархами эксперимент по повышению ее энергетики до уровня огненной. Этот успешно прошедший эксперимент имел двойную цель. С одной стороны, на Земле появился человек, принимающий космическую информацию глубоко и точно, без всяких искажений и извращений. С другой – это был наглядный эволюционный пример того, какого высокого уровня в своем развитии может достигнуть человек на земле».

Бросая камень в адрес нашей выдающейся соотечественницы Е.И. Рерих, являющейся одним из основателей нового космического мышления, А.И. Андреев делает попытку дискредитировать новое научное мышление и новое космическое мировоззрение.

Также вызывает возмущение и тот факт, что при поверхностном подходе к исследованию, А.И. Андреев, как обычно, не разобравшись в сути проблемы, связанной с предательством в отношении Рерихов, которое допустила чета Хоршей и Э. Лихтман, представил их как учеников, «разуверившихся в Рерихах», что еще раз показывает, насколько автор статьи далек от принципов науки, требующих от ученого системного и всестороннего изучения фактологического материала.

Тенденциозный характер сборника «Рерихи: мифы и факты» подтверждается и статьями других авторов, рассматривающих самые разные стороны жизни, творчества и общественной деятельности семьи Рерихов.

Так статья Иварса Сиверса «Предки Николая Рериха. Легенды и архивные свидетельства», всецело отвечая цели и концепции сборника, написана с претензией на генеалогическое исследование. Однако экскурс автора в многовековую историю фамилии «Рерих» изложен столь путано и бессистемно, что для читателя, в конечном счете, так и остается непонятным – имеет ли все написанное отношение именно к Н.К. Рериху? Автор запутывает читателя в дебрях своих изысканий, стремясь создать обилием ссылок на привлеченные документы впечатление добросовестного и глубокого подхода к проблеме. Однако чем ближе по хронологии автор подходит к периоду рождения Н.К. Рериха, тем более его исследование обретает характер желтой прессы, смакующей пикантные подробности из жизни «звезд». Буквально из ничего выдумываются автором житейские небылицы и используются приемы, о которых обычно говорят: «Так рождаются слухи». Ярким примером тому служит цитата: «Имеется, однако, одно обстоятельство, вызывающее недоумение – о приеме юного Константина в Санкт-Петербургский Технологический институт почему-то ходатайствует не Фридрих Рерих, которого все биографы Николая Рериха считают отцом Константина и дедом Николая Рериха, а коллежский асессор барон фон дер Ропп. Почему? Может быть, Фридрих Рерих не был настоящим отцом Константина?»38. Приведенного эпизода оказалось достаточно, чтобы на его основе И. Сиверс дал волю своей фантазии по поводу вопроса: кто же был отцом Константина Рериха? Причем, надо отметить, что далеко не каждый читатель заметит как в скромной сноске, размещенной в конце статьи, И. Сиверс сам разоблачает свои инсинуации, но вновь с претензией на научный подход: «Чтобы данное утверждение стало неопровержимым фактом, требуется генетическая экспертиза останков, погребенных в Санкт-Петербурге Эдуарда фон дер Роппа и Константина Рериха»39. Все дальнейшие авторские рассуждения о родословной Н.К. Рериха утрачивают основание документальности, становясь всего лишь умозаключениями из своих же собственных предположений. Отсутствие каких-либо доказательств косвенным образом подтверждает и стиль изложения статьи с изобилие таких словесных оборотов, как: «этот факт наводит на мысль», «позволяет высказать предположение», «который вроде бы являлся», «по-видимому», «маловероятно», «вряд ли», и т.п. Да, очень уж хочется И. Сиверсу заронить зерно сомнения в чистоте родословной Н.К. Рериха, уходящей к легендарному основателю Руси Рюрику, умалив, таким образом, значимость личности Николая Константиновича.

Верность методу предложенному инициаторами издания сборника «Рерихи: мифы и факты», заключающегося в том, чтобы «ставить под сомнение, что кажется несомненным»40, демонстрирует и Н. Щеткина-Роше, избрав объектом своего сомнения художественное творчество Н.К. Рериха. В статье «Призрак китча как эстетическое BASSO OSTINATO у Николая Рериха» она предпринимает попытку доказать, что картины Николая Константиновича имеют отношение к китчу. Словом китч, как известно, определяют псевдоискусство, характерным признаком которого является вызывающая экстравагантность, крикливость внешнего облика, одним словом — пошлость. Использовать понятие китч применительно к художественному творчеству великого русского художника, чье имя стоит в ряду величайших мастеров изобразительного искусства, значит обладать невероятно искаженным восприятием. Автор усматривает «что с какого-то определенного момента художественный язык Николая Рериха начинает давать «холостые обороты», замирает, прекращает творческий поиск, преобразовываясь в демонстративную погоню за эффектными приемами»41. Многолетняя творческая жизнь художника, написавшего более 7000 полотен, дает основания убедиться как раз в обратном.

Н.К. Рерих обладал умением отсекать все лишнее, оставляя лишь самое необходимое, что свойственно гениальным мастерам. Предельная простота, отточенная лаконичность форм используется Н.К. Рерихом, чтобы не отвлечь внимание зрителя от главного – глубинного философского смысла картины, ведь Николаю Константиновичу было, что сказать человечеству. Мастер до конца своих дней оставался верен своему творческому почерку. Он был противником пошлости, и единственно верным способом борьбы с ней считал Красоту, осознание которой спасет и человека, и мир: «Никогда не победите вы пошлость грубостью или безобразием. Лишь в Красоте заключается победа. Истинно, лишь Красота побеждает пошлость и останавливает дикую суету перед вратами поддельно-золоченого царства»42. Показательно, что данная цитата приведена в статье Н. Щеткиной-Роше, но так и осталась автором непонятой и непринятой, о чем свидетельствует ее заявление: «сакрализация красоты как таковой не является самой лучшей защитой от соблазнов китча»43. Ну, что тут скажешь? Как говорится, о вкусах не спорят: кому милее красота, а кому — китч. Не потому ли китч мерещится автору даже в картинах Рериха? Несмотря на обилие ссылок, принадлежность искусства Н.К. Рериха к китчу осталась не доказанной Н. Щеткиной-Роше. Об этом говорит и ее собственное невольное признание: «Понятие концепта китча требует серьезной корректировки или модуляции в применении к творчеству Н.Рериха»44.

Анализируя статьи из книги «Рерихи: мифы и факты» убеждаешься лишний раз, что от уровня сознания и чистоты помыслов зависит отношение человека к тому или иному явлению. Поэтому на основе одних и тех же фактов разные люди выводят неодинаковые, а подчас диаметрально противоположные умозаключения. Так и в отношении исследований жизни и творчества Рерихов, его последователи видят одно, а недоброжелатели – обратное. Кто же прав? Тот, кто ближе к истине. Истина живет Высоко, и ближе к ней тот, кто способен вместить Высокое.

Л.С. Воронова, Е.В. Рудакова, О.Н. Калинкина,

группа защиты Международного Совета рериховских организаций имени С.Н. Рериха,

Пермское региональное отделение Международной Лиги защиты культуры

______________________

1. Андреев А. и Савелли Д. Рерихи: мифы и факты. СПб.: Нестор-История, 2011. С. 6.

2. Там же.

3. Там же. С. 58.

4. Там же. С. 5.

5. Защитим имя и наследие Рерихов. Сб. В 5 т. Т.1. М.: МЦР, 2001. С. 314.

6. Там же. С. 324.

7. Отзыв о культурно-просветительской деятельности Международной общественной организации «Международный Центр Рерихов» / Защитим имя и наследие Рерихов. Сб. В 5 т. Т.1. М.: МЦР, 2001. С. 325.

8. Рерихи: мифы и факты. Сб. ст. под ред. А.Андреева, Д.Савелли. Спб.: Нестор-История, 2011. С. 107.

9. Там же. С. 85.

10. Там же. С. 94.

11. Там же. С. 90.

12. Там же. С. 95.

13. Там же. С. 105.

14 Письма Е.И. Рерих. В 9 т. Т. 2. М.: МЦР, 2000. С. 511.

15. Рерихи: мифы и факты. Сб. ст. под ред. А.И. Андреева, Д.Савелли. Спб.: Нестор-История, 2011. С. 64.

16. Там же.

17. Там же. С. 66.

18. Там же. С. 62.

19. Там же. С. 106.

20. Там же. С. 57.

21. Н.К. Рерих. Свет опознанный. / Листы дневника. В 3 т. Т. 1. М.: МЦР, 1999. С. 252.

22. Письма Е.И. Рерих. В 9 т. Т. 2. М.: МЦР, 2000. С. 27.

23. Община, 242.

24. Рерихи: мифы и факты. Сб. ст. под ред. А.И. Андреева, Д.Савелли. Спб.: Нестор-История, 2011. С. 58.

25. Там же. С. 63.

26. Там же. С. 62.

27. Там же. С. 63.

28.. Письма Е.И. Рерих. В 9 т. Т. 2. М.: МЦР, 2000. С. 513.

29. Письма Е.И. Рерих. В 9 т. Т. 3. М.: МЦР, 2001. С. 670.

30. Н.К. Рерих. О мире всего мира./ Листы дневника. В 3 т. Т.1. М.: МЦР, 1999. С. 75.

31. Там же. С. 75-76.

32. Рерихи: мифы и факты. Сб. ст. под ред. А.И. Андреева, Д.Савелли. Спб.: Нестор-История, 2011. С. 89.

33. Н.К. Рерих. Сердце Азии. Минск, 1991. С. 5.

34. Рерихи: мифы и факты. Сб. ст. под ред. А.И. Андреева, Д.Савелли. Спб.: Нестор-История, 2011. С. 72.

35. Там же С. 108-154

36. Там же. С. 140

37. Там же. С.128

38. Там же. С. 23.

39. Там же. С. 29.

40. Там же. С. 6.

41. Там же. С. 31.

42. Там же. С. 37, ссылка № 16.

43. Там же. С. 37.

44. Там же. С. 34.

Источник – Сайт Международного Совета Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Яндекс.Метрика