И.Мершина. Алтай в сердце моем. Вокруг Белухи (продолжение).

ВОКРУГ БЕЛУХИ

Продолжение.
Начало в №7 (1060), №30(1083), №31(1084), №32(1085), №33(1086), №34(1087).

Свое повествование начну с перевала Иолдо, где мы проводили основную часть нашей группы на перевал Иолдо Западный, откуда они спустились к озеру Даражколь. Сами мы отправились в верховья реки Южная Иолдо.
Медвежья тропа привела нас в красивое узкое ущелье, где среди морен блистало первозданной красотой небольшое озерко необычайной прозрачности. Оно просвечивалось до дна, видны были все камешки под толщей воды.
Нам предстояло найти перевал Юбилейный. Надев кошки, пробегаем по снежникам и за один час поднимаемся на хребет. Не отказали себе в удовольствии походить по самому хребту и осмотреть окрестности. С высоты намечаем путь дальнейшего движения: пересечь долину реки Узун-Курасу и через перевал Весенний уйти в долину реки Капчал.
Поднимаемся вверх по руслу ручья, выходим на перевал и замираем от восторга: высоко над цепью вершин парит Белуха неприступной сказочной башней. Такой гору Белую мы еще не видели. Чем-то похожа она здесь на картину Н.К. Рериха «Нанда Деви».
Такие виды и картины необыкновенно вдохновляют. Не чувствуя усталости, спускаемся вниз до реки Капчал, проходим ее вброд и по хорошей тропе достаточно быстрым темпом доходим до кедровой стоянки, с которой видно две реки сразу: Капчал и Катунь. При переправе Светлана теряет одну калошу. Так начинаем платить дань. Два года назад по Капчалу уплыл новый фотоаппарат, так что на сей раз отделались легко.
Наступившее завтра открылось перед нами широкой долиной Катуни и ожиданием встречи с Белухой. Идем то по тропе, но по песчаным отмелям, то среди зарослей ивы, попался участок сложного траверса по крутому склону горы. Ощущение такое, что идешь не вверх, а вниз. Да, отвыкли мы от ровной местности. Белуха закрыта облачностью. Необычное небесное зрелище: облака несутся по небу с большой скоростью в разных направлениях, буквально калейдоскоп из голубых участков неба, белых кучевых облаков, серых рваных туч. Вдруг на тебя падают капельки дождя, но здесь же пробивается луч солнца, и как мост среди этого небесного хаоса сверкает радуга. Говорить совершенно не хочется. Вообще, сейчас мы – команда молчунов, понимаем друг друга без лишних слов, достаточно взгляда.
Преодолеваем четыре рукава ручья Рассыпного, низвергающегося в Катунь мощным водопадом, и выходим на моренные валы. Если со стороны Аккема склоны цирка Белухинского узла отделяют высокие мощные морены с бараньими лбами (что ни говори – северная, суровая сторона), то здесь все по-другому. Невысокие валы кое-где заросли кустарником или мелкими деревцами, часто попадаются небольшие ровные площадки. Поработала красавица Катунь – все сгладила, смягчила, размыла. Да и сама Катунь не тихим ручейком, а мощным потоком вырывается из ледника, сразу заявляя о себе, что – река. Выбираем для стоянки песчаную отмель с обширными зарослями карликового иван-чая. Еще одно открытие – среди камней растет золотой корень.
Кажущееся благолепие резко прекращается, когда налетают сильные порывы ветра и буквально сносят палатку, прижимают дуги к земле. Начинаем экстренные спасательные работы: выкладываем из камней стенки вокруг палатки, укрепляем растяжки. Ужин приходится готовить в тамбуре, небесный калейдоскоп завершается грозой.
Что делать? Извечный русский вопрос. Нам осталось всего пять дней. Еще не поздно вернуться назад и через перевал Восточный Капчальский спокойно дойти до Кучерлинского озера, а там до Тюнгура рукой подать.
Проснулись в четыре утра, еще очень темно. Пока собирались, Белуха постепенно открыла свои вершины, показала ледяные ступени к ним в виде ледников Геблера и Катунского. С другого берега реки появился дымок. Оказывается, мы не одни. Группа из Уфы сегодня идет на восхождение. Но нам туда не надо. Переходим вброд ледяную воду Катуни и начинаем подниматься на перевал Динамо. Подъем долгий и крутой, сам перевал снизу не видно, он обманчиво расположен, за поворотом. Часто оглядываемся назад, ведь чем выше поднимаемся, тем более интересно раскрывается перед нами панорама Белухи. Как на ладони виден путь, по которому альпинисты поднимаются на ее вершины. По правобережной морене идет набитая тропа, которая позволяет обойти первую ступень ледопада и выйти на ровную площадку. Там еще одна ступень ледопада, и ты на предвершинном плато. Здесь самый легкий и безопасный подъем на Белуху, но к истокам Катуни долго и трудно добираться, поэтому сейчас большинство альпинистов выбирает более трудный подъем – со стороны перевала Делоне. И каждый год проходит информация о погибших людях.
До сих пор восхождение на Белуху остается спорным вопросом. С точки зрения спортивной, взошел – и все. Очередная вершина в копилке альпиниста, причем не очень высокая. С другой стороны, по алтайским обычаям, на Белуху не то что восходить, даже смотреть в ее сторону без почтения запрещается. Священная гора. Все, кто планирует остаться жить в Уймонской долине или быть ее другом, даже не помышляют о восхождении. Иначе не примет Алтай. В связи с этим даже родился афоризм: «А вы видели когда-нибудь альпинистов на храме Христа Спасителя?» У каждого народа свои святыни.
Вот и сам перевал. Хребет разделяет долину рек Катунь и Белая Берель. Мы прощаемся ненадолго с Белухой и начинаем спуск.
Все другое: цвет камней не серовато-зеленоватый, как на Катуни и Аккеме, а с красными оттенками, да и сами огромные округлые камни сложены амфитеатром. На пути – крутые скальные сбросы, участки снежников. Выходим на высокогорное плато. Такая красота! Идти легко и без тропы, широкой панорамой видны все окрестности, реки Большая Кокколь с одноименным водопадом, Малая Кокколь. Мы торопимся к Белой Берели. Наш чудесный переход по плато завершается крутым спуском по заросшему высокотравьем склону. Начинает накрапывать дождик, и трава мгновенно становится невероятно скользкой. Находим сухое русло ручья и, как в по тоннелю, идем по нему. Но сухое русло вскоре соединяется с основным потоком, и мы продолжаем свой путь по воде. Благо камни под водой хорошо промытые, без водорослей, поэтому не скользят.
Мокрые? Да! Но зато целые и невредимые. Подумаешь, совершили омовение. После такого количества бродов, которые мы прошли на маршруте, вода ручья кажется теплой, а постоянное движение не дает телу замерзнуть. Наступающая ночь застает нас среди высокой травы на краю обрыва к Белой Берели. Спуск не видно, поэтому вытаптываем площадку под палатку и ложимся спать. На ужин съедаем вкусные запасы в виде соленой рыбки в вакуумной упаковке. Что интересно, пить не хочется. Видимо, организм впитал в себя достаточное количество воды влаги через поры кожи.
Утром быстро находим спуск, разжигаем костер, высушиваем на солнце одежду и поднимаемся вверх по реке. Здесь нас ожидает парадоксальное открытие: Большого Берельского ледника практически нет! Остатки льда покрыты толстым черным слоем пыли и камней, которые только убыстряют процессы таяния. Зато на кратчайшем расстоянии – перед нами Восточная Белуха. Кажется, пройди метров триста по леднику, вот уже и подъем на перевал Берельское Седло, а там ты на центральном плато, откуда до вершины рукой подать. Это так нереально близко, что у друзей загораются глаза.
– А может, махнем через Седло?
– А что, подняться не трудно, вон только ледопад пройти.
– Ну надо же, как близко!
Заворожено смотрим, фотографируем, удивляемся безлюдью и тишине вокруг. Продолжаем путь на Малый Берельский ледник. Его состояние гораздо лучше, чем у старшего собрата. Он еще достаточно крупный, кое-где засыпан обломочным материалом, практически без трещин. Становимся на нем на ночлег поближе к перевалу Олимпийский. Павел расширяет небольшой ручей, сооружает озерцо, которое через пару минут покрывается льдом.
Ночь выдалась беспокойной. Ледник живет своей загадочной жизнью, которую мы ощущаем в виде резких хлопков, как будто кто-то стреляет из ружья. Ледник трещит, стонет, ухает где-то в глубине, а на поверхности все спокойно. Но почему-то хочется поскорее уйти с этого места.
Ночной мороз хорошо скрепил мелкую осыпь, поэтому подняться на перевал не составило большого труда. Стоило только нам появиться на самом перевале, как шквалистый ветер сорвал с головы Саши кепку, с моего рюкзака «сидушку» – и унес в неизвестном направлении, кружа над скалами отобранными предметами.
На спуске навешали двести метров веревок, потом еще метров триста шли в три такта, страхуя себя на снежнике ледорубом. Перевал высокий и крутой. Перед выходом на ледник пришлось обойти с правой стороны скалу, немного поплутать среди трещин. Ледник Куркуре белоснежный, чистый. Ставим палатку в «чистом поле» на леднике и делаем разведку на перевал.
Перевал Турист по классификации был самым сложным на нашем маршруте, но прошелся достаточно легко. На следующий день, надев на ботинки кошки, с попеременной страховкой поднимаемся по леднику, осторожно проходим по снежному мосту двухметровой ширины бергшрунд и уходим под скалы. У Павла слетает с руки перчатка и летит, набирая скорость, прямо в бергшрунд. Очередная дань Алтаю. Саша уходит вперед на скалы и навешивает перильную веревку. Малейшее его движение вызывает спуск камней, мы прячемся под скалой. Постепенно на жумарах все поднялись на перевал. Работа с попеременной страховкой как-то по-особенному воздействует на людей. Возрастает ответственность за своих товарищей, ощущение серьезности происходящего.
С северной стороны все занесено снегом, поэтому без проблем выходим на самый большой ледник Белухинского узла – Менсу. Группа туристов из Бийска прошли перевал за три дня до нас. Следы их передвижения по леднику еще не растаяли, и мы, не опасаясь провалиться в трещины, быстро шагаем вниз по плотному фирну, стараясь пройти как можно больше, пока на солнце снег не начал таять. Следы пропали, начинаем петлять среди трещин, перепрыгивая узкие участки, обходя широкие. В одну из широких и неглубоких трещин приходится спускаться, а потом выкарабкиваться наверх.
Постепенно разворачивается грандиозная картина. Слева вверх на центральное плато уходит мощный ледопад, направо – многокилометровые ледовые поля. Мы пересекаем ледник поперек и поднимаемся под перевал Дружба. Слева от нас Восточная Белуха, пик Делоне, хорошо просматривается крутой перевал Делоне и перевал Титова. Справа – пик Караоюк, совершенно безобидный и маленький. Можно без проблем подняться по его склону на вершину. Совсем по-другому смотрится он с долины Аккема: сурово и неприступно.
Снег стал рыхлым, начинаем проваливаться и по очереди тропить. Оказывается, перевал Дружба очень популярен, на него ведут несколько троп. Выбираем более проторенную из них и выходим на скалы. Выраженного седла перевала с этой стороны нет, практически можно перевалить хребет в любой точке, что народ и делает. Среди скал находим тур с запиской из Санкт-Петербурга и начинаем искать спуск. С правой стороны скалы заканчиваются круто на протяженном участке, поэтому уходим влево до удобного спуска, где можно обойтись навешиванием одной веревки. Здесь на камне уже висит петля, облегчая нам организацию страховки.
Вот и все, мы на леднике, последний перевал пройден. Силы резко куда-то уходят, отправляю напарников вниз по леднику искать удобную площадку под палатку, сама спускаюсь не торопясь. Предыдущая группа протоптала в снегу практически дорогу, сам ледник простой, без трещин. Два категорийных перевала за день – это вам не фунт изюма скушать, да еще и самый сложный на маршруте ледник Менсу. Как много может работать адаптированный к высокогорью организм! При этом мало спать и мало есть. А если рядом с тобой терпеливые выносливые немногословные друзья, то тогда можно сделать очень много.
Но у нас остался всего один день. «Как мы далеко, как мы еще далеко», – навязчиво пульсируют мысль в моей голове.
Утром не завтракаем, чтобы сэкономить время. На спуске любуемся трехглавой красавицей Белухой, панорамой горных вершин, названных в честь семьи Рерихов. Слева от них – верный страж вершина Сердце, в честь Зинаиды Фоздик, справа – вершина первого рериховеда П.Ф. Беликова. За горной подковой пирамидой сверкает пик Учителя. Между ними – пик Международного Центра Рерихов. И все необыкновенно рядом, на расстоянии протянутой руки. Расходится Белуха четырьмя хребтами на четыре стороны света. В северных отрогах между долинами Аккема и Кучерлы увековечены великие имена, и как магнит притягивают к себе новых путников.
Выходим на тропу вдоль реки Аккем. Делаю очередное открытие: все вокруг необычайно сильно пахнет. Река пахнет рыбой, ива одурманивает сильным ароматом, от запаха травянистых растений кружится голова. Несколько дней среди льда и камней, без запахов, сделали свое дело – обоняние резко обострилось. Здесь благоухание и буйство жизни. На пути деревце, все увешенное разноцветными тряпочками. Запасливая Светлана дает всем по одной, и мы исполняем древний алтайский обычай. Считается, что нужно оторвать от своей одежды небольшой кусочек и привесить его на дерево. Как только тряпочка выгорит, так твоя душа очистится.
Сбылась моя многолетняя мечта – пройти кругом почета вокруг Белухи, полюбоваться ею с разного ракурса. К часу ночи, пройдя более сорока километров, мы на стоянке «три березы», а рано утром за нами пришел транспорт и доставил в долину.
В Нижнем Уймоне суета и последние сборы. Все радостно обступают нас. Кратко обмениваемся впечатлениями и расходимся по микроавтобусам. Повседневная жизнь начинает вносить свои коррективы. Теперь надо успеть кому-то на самолет, кому-то на работу. Остается маленький домик на пригорке с его неутомимой и рассудительной хозяйкой Зинаидой. Это с виду маленький домик, а на самом деле – крепость, в которой каждому находится место, куда можно приехать в любое время днем и ночью, где тебя всегда ждут и всегда будут тебе рады. И будет путнику надежно и комфортно. Самая крепкая броня – доброжелательность охраняет эту территорию, открытую всем ветрам.
Уже дома, в который раз изучаю карту. Мой город и гора Белуха находятся на одном восемьдесят шестом меридиане, а дальше на юг на этом же меридиане высится самая высокая вершина мира – Эверест. Нет больших или маленьких расстояний, осилит дорогу идущий. Надо только положить в рюкзак самое главное и отправиться с друзьями туда, куда зовет тебя сердце, в точку, удаленную на одинаковое расстояние от четырех океанов, поэтому по праву называющуюся центром Азии – к самой любимой горе на свете – Белухе.

Продолжение следует…


Уймонские вести, 30.08.2012 г.

Опубликовано в: №35(1088)

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Яндекс.Метрика