О.Н. Калинкина. Между логикой и ложью… или спектакль для аудитории.

Все, что написано ради удовольствия самого автора,

не стоит ровно ничего [1]

Блез Паскаль

 

Циркулирование информационных потоков, приобретающее в современном обществе большое значение, придаёт массово-коммуникативной деятельности всё более значимую роль. Люди искренне верят, что средства массовой информации (СМИ) отражают правду, что их оценка происходящих событий истинна, что без свободной прессы невозможно развитие современного общества. Не случайно факт воздействия посредством массовой информации на общественное мнение послужил основанием возникновения термина «четвёртая власть» в отношении СМИ, наряду с властью исполнительной, законодательной и судебной. Однако приходится констатировать, что журналисты, подпадая под иллюзию собственной правоты во всем, всегда и везде, зачастую не несут ответственности за свои «действия». Особенно наглядно свободу без ответственности и творчество без моральных и эстетических ограничений демонстрирует современное интернет-пространство. Ежедневно мы сталкиваемся с многочисленными тому примерами. Недавно на одном из сайтов было размещено интервью журналиста Алексея Анненко (г. Абакан, Хакасия) с Президентом Международного Центра Рерихов (далее МЦР) Алексеем Владимировичем Постниковым (г. Москва) «»В этой ситуации я не мог молчать…» или признания Президента МЦР». Общий тон беседы, характер, задаваемых вопросов, форма их подачи, личные комментарии А. Анненко и другие характеристики интервью говорят о том, что журналист ощущает себя непогрешимым властителем дум человеческих, мерилом истины, что для него существует всего два мнения: свое и неправильное. А. Анненко, словно, погружен в мир иллюзий, где ему все позволено — оценивать и судить, упрекать и унижать человеческое достоинство, искажать истину и подменять смыслы. Именно в таком состоянии вседозволенности из-под журналистского пера и выходят статьи, которые не стоило бы и писать. Почему? Дело в том, что основное отличие журналиста от рядовых граждан — возможность донести свои мысли в короткое время до множества людей. И если эти мысли содержат обвинения, оскорбления, дезинформацию и т.п., что сегодня принято называть «черный PR», то подобная публикация может нанести серьезный ущерб не только тому, о ком писалось, но и читателям статьи, лишая их права на получение достоверной информации.

Для того чтобы избежать возможных негативных последствий журналистской деятельности существуют профессиональные этические правила, которые не являются абсолютными, поскольку у каждого крупного печатного органа или общественного объединения работников СМИ есть свой «кодекс чести», однако большая часть положений одинакова. Нормы кодекса сформулированы в качестве моральных ориентиров, эталона, по которому можно сверять свою работу для развития честной, свободной, профессиональной журналистики.

Ответственность перед читателем требует от журналиста действовать в соответствии с этикой своей профессии, отвечая на предъявляемые требования своим творчеством, достоверными и объективными публикациями, которые никто не смог бы опровергнуть. Следование правилам журналистской этики зачастую избавляет авторов публикаций от возможных проблем с законом, позволяет им не утратить чести, сохранить самоуважение и авторитет у читательской аудитории.

Однако выше упомянутое интервью А. Анненко демонстрирует незнание или игнорирование его автором «Кодекса профессиональной этики» Союза журналистов России (далее Кодекс), членом которого А. Анненко является с 1980 года. Подобное небрежение свидетельствует о поверхностном отношении к своему профессиональному долгу — поиску истины и обеспечению объективного и всестороннего освещения событий и проблем [2]. Кодекс Союза журналистов России не просто рекомендует, а обязывает представителей «четвертой власти» вести свою деятельность строго в его рамках: «Журналист всегда обязан действовать, исходя из принципов профессиональной этики, зафиксированных в настоящем Кодексе» [3].

Попробуем взглянуть на публикацию А. Анненко с позиции существующего «Кодекса профессиональной этики» Союза журналистов России.

Правила Кодекса гласят, что журналист обязан исходить из фактов — это основа основ профессиональной этики. Действительно, суть журналистской работы — сообщать читателям факты, а факты – это фундамент, на котором должна строиться любая публикация. В Кодексе прямо говорится, что «журналист обязан четко проводить в своих сообщениях различие между фактами, о которых рассказывает, и тем, что составляет мнения, версии или предположения» [4]. Таким образом, если под видом достоверных журналист обнародует сведения, основанные на неподтвержденных сообщениях и слухах, а также полученные из неизвестного источника, то он не только нарушает Кодекс, но и ущемляет право граждан на получение правдивой информации.

Например, в интервью А. Анненко делает акцент на ложном представлении, позиционируя МЦР, как частное заведение [5]. Однако ни для кого не является секретом общественный статус Международного Центра Рерихов, что зафиксировано в его Уставе: «Международная общественная организация «Международный Центр Рерихов» – далее Центр – является неправительственным общественным объединением граждан и общественных объединений…» [6]. Именно в качестве общественной организации МЦР активно выступает на арене российского и международного общественного движения как ассоциированный член ДОИ ООН, ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов, коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ), член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА».

Также журналист А. Анненко позволил себе в качестве фактов вставить в отредактированное им интервью личные домыслы относительно «»апрельских писем» 1992 года Святослава Николаевича Рериха» [7], причем, как пишет в своем официальном заявлении Президент МЦР А.В. Постников «в разговоре этот сюжет вообще отсутствовал» [8].

Безусловно, журналист может иметь собственное мнение, анализировать, выдвигать гипотезы, полемизировать, но все это должно быть подкреплено фактами. Тем более, любая критика, высказывание, способное повредить чьей-либо репутации, должно подкрепляться фактами. Если журналист склонен к фантазиям, надо менять жанр и, например, писать фантастику. Если он имеет способность убеждать людей, проявляя волю, воздействуя на их эмоции, можно заняться рекламой или попробовать себя в PR-агенстве и т.п. Однако профессиональный журналист работает в первую очередь с фактами. Правдивость и объективность составляют основу профессиональной добродетели, которая требует от журналиста изложения фактов, сохраняя их подлинный смысл, вскрывая важнейшие связи между событиями. Все это позволяет предоставить общественности достаточно материала, позволяющего сформировать точное, связное и наиболее адекватное представление об обсуждаемых проблемах, что нельзя сказать о публикации А. Анненко. Объективность, подразумевающая и непредвзятость, и беспристрастность, и «неангажированнось», обязывает журналиста не опускаться до выражения эгоистических и частных пристрастий. Подтасовка фактов и бездоказательные суждения, вымысел и фабрикация материалов категорически отвергаются профессиональной этикой. «Журналист отвечает собственным именем и репутацией за достоверность всякого сообщения и справедливость всякого суждения, распространенных за его подписью…» [9], — указывается в Кодексе, Действующий Закон РФ «О средствах массовой информации», несмотря на то, что противоречив и несовершенен, также не допускает использование прав журналиста в целях «распространения слухов под видом достоверных сообщений» [10]. Таким образом, неподтвержденные предположения и слухи журналисту следует обозначать как таковые, а не подавать их в качестве непреложных фактов.

К сожалению, журналисты не всегда задумываются над тем, что их публикация может сработать как детонатор общественного мнения. Как иначе расценить такую форму постановки вопросов со стороны А. Аненко в адрес А.В. Постникова, как, например: «Вы – крупный ученый академического уровня. И вдруг приняли предложение возглавить МЦР, хотя, конечно, были осведомлены о неоднозначной оценке деятельности этой организации. Зачем?» [11]. В вопросе А. Анненко изначально заложена негативная информация не только в отношении МЦР, но и по поводу самого решения А.В. Постникова «возглавить МЦР», что, безусловно, может повлиять на формирование мнения читателей. При этом А. Анненко никак не оговаривает, что выражена лишь его личная точка зрения, а фиксирует и подает свое мнение как общепризнанный факт. При такой постановке вопроса у читателя создается ложное представление о действительности, кроме того, собеседник ставится журналистом в невыгодную для него позицию, где он выглядит оправдывающимся.

Существует большая разница между тем, когда журналист просто излагает факты, от того, когда выражается его личное мнение или личная интерпретация событий. В данном случае читатель оказывается перед необходимостью уметь различать подобные приемы, а не брать легко на веру все, что пишется.
Еще одно правило «Кодекса профессиональной этики» Союза журналистов России гласит, что журналист призван «уважать честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания» [12]. Следовательно, излагая факты, комментируя их и вступая в полемику по тем или иным вопросам, автор интервью должен соблюдать этику и культуру диалога, проявлять уважение к человеку, с которым полемизирует, что подразумевает воздержание от пренебрежительных намеков или комментариев, от употребления оскорбительных выражений, могущих нанести вред моральному или физическому здоровью людей и навредить их репутации.

Однако А. Анненко в своей публикации позволяет себе необоснованные обвинения в адрес А.В. Постникова, в частности, в том, что он якобы прикрывает своим авторитетом философские концепции Л.В. Шапошниковой, вице-президента МЦР. Видимо, пораженный подобной бестактностью, Алексей Владимирович задал контр-вопрос о том, что подобное можно сказать и в отношении председателя Ученого Совета МЦР? На это А. Анненко с большой готовностью и поспешность ответил: «Конечно, да. Конечно», тут же приправляя свой «негатив» еще одной неправдивой информацией о том, что список Попечителей МЦР является «липовым». [13]

Во-первых, важно отметить, что члены Попечительского Совета МЦР не только в курсе событий Международного Центра Рерихов, но и принимают в его деятельности живое участие, в частности, активно защищают интересы организации и наследие семьи Рерихов на страницах журналов и газет [14], отнюдь не расценивая подобное проявление сотрудничества в качестве «прикрытия именем» [15], в отличие от А. Анненко.

Во-вторых, Л.В. Шапошникова, генеральный директор Музея имени Н.К. Рериха, вице-президент Международного Центра Рерихов, отнюдь не нуждается в, так называемом, прикрытии чьим-либо авторитетом своих научных концепций, которые получают все более широкое признание не только в России, но и за рубежом. Об этом, в частности, говорят ее награды и звания [16]: академик Российской академии естественных наук (РАЕН) и Российской академии космонавтики имени К.Э. Циолковского (РАКЦ), почетный доктор Софийского университета, почетный доктор академии наук Монголии, почетный доктор Кыргызско-Российского Славянского университета.

Явное неуважение к своему собеседнику г-н Анненко выказывает и тем, что позволяет унизительные реплики в адрес Международного Центра Рерихов, Президентом которой является А.В. Постников – человек, с открытым сердцем согласившийся участвовать в интервью. Оскорбления просто сыплются из уст журналиста, как из рога изобилия. Для него МЦР, объединяющий ученых, деятелей культуры общественные организации из разных стран мира — «Центр Раздора», справедливое выступление представителей международного научного сообщества в защиту наследия Рерихов и их воли – «травля» и т.п. [17] Видимо, А. Анненко считает, что профессия предоставляет ему право вершить публичный моральный суд над людьми и организациями, привлекающими общественный интерес. Однако опасно журналисту забывать о возможных последствиях своих слов и действий, о том, что его публикации могут сказаться на жизненных судьбах доверившихся ему людей. Ведь сегодня не редкость, когда после неловкого слова в прессе человек превращается в объект подозрений и пересудов, способных надолго отравить ему жизнь и испортить репутацию. Этичность вопроса, его уместность, тактичность, «настроенность» на собеседника в каждой ситуации — одни из главных признаков профессиональной зрелости журналиста. К сожалению, все это отсутствует в публикации А. Анненко, что не повышает ее общего культурного уровня.

Хочется обратить внимание на еще одно правило из Кодекса Союза журналистов России: «при выполнении своих профессиональных обязанностей журналист не прибегает к незаконным и недостойным способам получения информации» [18]. Перед тем, как брать интервью, журналист обязан представиться, сообщить из какого он СМИ, уведомить собеседника о том, что ведется аудиозапись беседы, и его слова могут быть опубликованы, при этом, необходимо получить согласие интервьюируемого на ведение аудиозаписи и возможность публикации, а также проинформировать его, в каком контексте будет представлено интервью. Собеседник вправе знать точно, почему журналист пришел именно к нему, что хочет узнать, что планирует сделать с информацией, которую хочет получить. Всё это должно быть объяснено раньше вопросов. Недопустимо злоупотреблять доверием людей.

В случае же с А. Анненко, как выяснилось, запись интервью производилась без согласия А.В. Постникова [19]. Кроме того, Алексей Владимирович не давал своего согласия на публикацию беседы, о чём официально заявил в начале встречи. Однако А. Анненко его пожелание проигнорировал [20]. В данном случае, он преступил еще одну норму Кодекса: «Журналист обязан уважать просьбу интервьюируемых им лиц не разглашать официально их высказывания» [21]. Все это демонстрирует не только методы «собеседования», но и формы «сотрудничества», свойственные А. Анненко. Стоит ли тогда ему искать причины недоверия к такому «журналисту-исследователю» со стороны МЦР, а теперь и со стороны А.В. Постникова!

В современной журналистике широко распространено использование демагогических приемов, которые сформированы опытом нескольких поколений. В Советском энциклопедическом словаре 1985 года в определении понятия «демагогия» участвуют слова «обман», «малосознательные массы» и так далее [22]. Сегодня под демагогией понимают «совокупность методов, позволяющих создать впечатление правоты, не будучи правым. При таком понимании демагогия находится между логикой и ложью. От логики она отличается тем, что используется для отстаивания неправильного суждения, от лжи – тем, что демагог не формулирует это суждение, а лишь подводит к нему слушателя, поручая тому самому обманывать себя» [23]. Какой бы смысл не вкладывался в понятия демагог и демагогические приемы, в любом случае – это путь к манипулированию аудиторией, способ «оставаться правым независимо от истины» [24], — как писал А. Шопенгауэр еще в 1820 году. Демагогия – это разыгрываемый спектакль для аудитории, поэтому постараемся раскрыть его суть в интервью А. Анненко, чтобы эта игра не была принята читателями, и не послужила целям манипулирования сознанием людей.

Рассмотрим некоторые демагогические приемы, используемые в интервью А. Анненко:

1. Уловка мнимой точности доказательств, применяется в том случае, когда приводятся якобы точные сведения, цифры, статистические данные в подтверждение справедливости некоего заявления. В одном из вопросов А. Анненко это звучит так:

«- На 95 или на 96 процентов содержание и деятельность Международного центра Рерихов и Музея имени Н.К. Рериха финансируется частным лицом?» [25]

Вставленные цифровые данные придают вес заявленным утверждениям. Однако откуда они получены? Так принято писать по результатам проведенных научных исследований. Но кто их проводил? Когда? Кто был опрошен? Из каких исследований были взяты эти данные? Ничего на этот счет не оговаривается в публикации и ссылки на источник отсутствуют. С большой долей вероятности можно предположить, что приведенные цифры — это личный вымысел А. Анненко.

2. Для придания солидности собственным утверждениям используются традиционные, общеупотребляемые штампы. Как правило, это — апелляция к очевидности, ложная авторитетность. В интервью А. Анненко аргументация может начинаться с выражений: «хорошо известно…», «мы установили…» [26]. На таком подходе строится фальсификация, и ее плоды выплескиваются на страницы СМИ. Такие штампы действуют гипнотически, и большинство людей, впитывая их, просто этого не замечают.

3. В беседе А. Анненко используют вопросы, содержащие скрытые утверждения. Например, он задает вопрос: «Почему наследие Рерихов, переданное Святославом Николаевичем Рерихом 19 марта 1990 года Советскому Фонду Рерихов, привезенное из Индии, было получено почти через год  – на основании акта приема-передачи 23 апреля 1991 года – от Людмилы Васильевны Шапошниковой? Почему от частного лица при жизни Святослава Николаевича?» [27]. Во-первых, постановка вопроса лишена точности и однозначности выражения. Во-вторых, вопрос содержит личное утверждение о частном статусе Л.В. Шапошниковой во время доставки наследия Рерихов из Индии в Россию, что не соответствует действительности. При непредвзятом характере вопроса, он мог звучать примерно так: «Какой официальный статус имела Л.В. Шапошникова при доставке наследия Рерихов в Россию?». Согласитесь, что разница большая.

Что касается «частного лица», то здесь проявляется некомпетентность А. Анненко в тех вопросах, которые он берется освещать. С.Н. Рерих передал наследие своих родителей Советскому Фонду Рерихов (СФР). Поэтому Л.В. Шапошникова, как заместитель председателя СФР, по приглашению С.Н. Рериха приехала в Индию, где в течение трех месяцев в усадьбе Татагуни занималась подготовкой наследия Рерихов к отправке, а затем, «несмотря на все препятствия», благополучно доставила его в Москву [28].
Рассмотрим еще один пример использования А. Анненко в своих вопросах скрытых утверждений. А.В. Постникову был задан вопрос: «Намерен ли МЦР открыть рериховедам доступ к своим архивам?» [29]. Здесь содержится личное мнение, высказанное в утвердительном тоне, об отсутствие доступа к архивам МЦР. Однако для многих ученых из разных стран мира открыта возможность работы с материалами архива МЦР, причем определенная его часть регулярно публикуется, например, «Письма Е.И. Рерих» в 9-ти томах, «Письма С.Н. Рериха» в 2-х томах, «У порога нового мира» и др. При беспристрастном отношении к теме, приведенный выше вопрос, мог быть задан так: «Кто и, каким образом, может пользоваться услугами архива МЦР?»

4. Рассмотрим пример использования в интервью А. Анненко другого демагогического приема — наклеивание ярлыка.

Отредактированное и опубликованное интервью А. Анненко разбил на отдельные части и каждую озаглавил. Одна из них имеет название «Частное заведение» [30]. Таким образом, журналист посредством созданного заголовка-ярлыка заранее предпосылает читателю свое личное мнение, до освещения проблемы в тексте публикации.

Собственно говоря, все характеристики МЦР и его руководства в интервью г-на Анненко носят тенденциозно негативный оттенок и строятся на «приклеивании ярлыков». В результате, Л.В. Шапошникова — вице-президент МЦР, генеральный директор Музея имени Н.К. Рериха, доверенное лицо С.Н. Рериха, представляется А. Анненко как «частное лицо» в деле, связанном с наследием Рерихов, а ее философские воззрения названы «сомнительными»; МЦР позиционируется А. Анненко как «частное заведение», как центр «раздоров»; вопрос, связанный с правопреемственностью МЦР констатируется г-ном Анненко как «жульничество чистой воды» и т.д. [31]

«Приклеивание ярлыков» опасно тем, что в силу краткости формул, они запоминаемы. Рассыпанные по всему тексту интервью, такие ярлыки незаметно формируют негативное отношение читателя к МЦР, его руководству и их делам.

5. Для манипулирования фактами в демагогических приемах используются такие методы, как их искажение, передергивание и т.п. Выясним, обращался ли А. Анненко к данным приемам в своем интервью.

Демагогический метод прямого искажения используется не только для извращения действительности, но и для перестановки отдельных акцентов, что создает видимость правоты, иллюзию верности ложных утверждений. Случаи, когда журналист умышленно искажает истину, осуждаются всеми действующими в мире профессиональными этическими кодексами независимо от мотивов, которыми автор может объяснить свои действия. В Кодексе Союза журналистов России определенно сказано, что «журналист рассматривает как тяжкие профессиональные преступления злонамеренное искажение фактов, клевету…» [32].

Рассмотрим один из вопросов А. Анненко, где он, обращаясь к А.В. Постникову, утверждает: «Вы даже не подписывали договор о сотрудничестве в Кулу между МЦР и ММТР…» [33]. (ММТР — Международный Мемориальный Трест Рерихов, Наггар, Индия) На это ложное заявление Алексей Владимирович возмущенно отвечает: «Как это я не подписывал?!» [34]. А. Анненко уличен в прямом искажении фактов. И здесь, ему ничего не остается, как незаметно перевести разговор в другую плоскость, чтобы сгладить впечатление от своей некомпетентности. Он уверенным тоном, словно ничего не произошло, продолжает: «Это было бы хорошо. Но раньше ведь речь шла о деятельности на уровне отношений между Россией и Индией, а не на уровне отдельного штата Индии и МЦР» [35]. Во-первых, здесь явный уход от предыдущей темы, в силу того, что выяснилась несостоятельность утверждения А. Анненко. Во-вторых, вновь приходится констатировать одну лишь видимость знания предмета разговора со стороны журналиста, следовательно, опять искажение действительности. Дело в том, что А. Анненко не вхож в круги, которые решают вопрос сотрудничества МЦР и ММТР. Его никто и никогда не посвящал ни в суть, ни в отдельные нюансы данного дела. Это уровень не его компетенции. Поэтому он лишь делает вид своей «посвященности». На деле А. Анненко может «питаться» информацией лишь на уровне слухов. Поэтому выше приведенные его утверждения – это игра в видимость знания предмета разговора путем искажения действительности, чтобы вызвать собеседника на откровение в нужном направлении, возможно, для получения какой-либо дополнительной информации.

Приведенный пример не единственное искажение, которое встречается в интервью. Например, А.В. Постников в своем официальном заявлении пишет: «Искажены также мои представления о роли Президента МЦР, который, хотя и может (как и любой другой человек и учёный) иметь своё собственное мнение по некоторым аспектам деятельности МЦР, но в целом полностью поддерживает самоотверженный и бескорыстный подвиг великой труженицы, философа, искусствоведа и востоковеда Людмилы Васильевны Шапошниковой и всех спонсоров МЦР по выявлению, сохранению и защите великого наследия Рерихов. Яркой иллюстрацией необходимости защиты наследия Рерихов является очередной интернетный опус господина Анненко» [36].

Еще один метод манипулирования фактами – передергивание, когда привлекается внимание к какому-то одному, наиболее выгодному для источника информации, свойству предмета или явления, причем порой банальные вещи умело подаются как величайшие откровения [37].

Например, в своем интервью А. Анненко заявляет о том, что ему «доверял Святослав Николаевич Рерих, Павел Фёдорович Беликов» [38]. Подобное высказывание крайне удивляет, поскольку вести переписку и иметь некоторые встречи с людьми еще не значит обладать их доверием. Доверие – явление более глубокое и многогранное. Можно доверять человеку в одном каком-то направлении, но с настороженностью относиться к нему же, когда речь идет, например, о деле, в котором тот некомпетентен. Со стороны А. Анненко, говорить о доверии С.Н. Рериха к нему, к человеку, с которым Святослав Николаевич был едва знаком, по меньшей мере, бестактно и самонадеянно. Святослав Николаевич мало кому оказывал ДОВЕРИЕ. Это был довольно узкий круг людей. Каждый из них имел свое пространство, в котором С.Н. Рерих сотрудничал с человеком. Так Л.В. Шапошникова была и остается доверенной С.Н. Рериха во всем, что связано с наследием семьи Рерихов, переданным Святославом Николаевичем, для создания Международного Центра Рерихов и, что относится к формированию и развитию самого Центра-Музея. В 1992 году в «Обращении к рериховским обществам России и других независимых государств» С.Н. Рерих писал: «Подтверждаю полномочия вице-президента и директора Музея им. Н.К. Рериха Людмилы Васильевны Шапошниковой. Прошу во всех необходимых случаях советоваться с ней. Меня беспокоят попытки некоторых лиц, без всяких на то оснований, подвергнуть сомнению ее деятельность и тем самым выразить недоверие к моему решению. Людмила Васильевна остается по-прежнему моим доверенным лицом, и прошу вас всех это учитывать» [39].

Безусловно, в рассмотренном утверждении г-на Анненко, кроется прямое передергивание фактов. Одно дело сказать: «я несколько раз встречался со С.Н. Рерихом», что само по себе совершенно ни о чем не говорит, а совсем другое – мне «доверял Святослав Николаевич Рерих…», разница большая.

К методу «передергивания» тесно примыкает и «эффект рамки» — создание соответствующего оформления информации, которое преподносит вопрос под определенным углом зрения [40]. Например, А. Анненко для формирования доверительного отношения к исходящих от него сведений, представляет себя перед читателем в самом выгодном свете, напротив, все, что связано с МЦР и его руководством, имеет негативный окрас. А. Аненко начинает интервью с А.В. Постниковым почему-то с рассказа о себе, о получении «приглашения принять участие в церемонии торжественного награждения победителей Всероссийского творческого конкурса на лучшее литературное произведение» [41], что сразу же ставит журналиста в выгодное положение перед читателем. Далее, поскольку тема интервью касалась наследия Рерихов и беседа А. Анненко предстояла с Президентом МЦР, где хранится это наследие, то для поднятия своего статуса в глазах собеседника, он представляет себя как человека «достаточно давно осваивающего наследие Рерихов. В этом году исполнилось сорок лет» [42]. Не умолчал А. Анненко и о своей работе в МЦР. Выделил и то, о чем мы уже говорили выше, что ему «доверял Святослав Николаевич Рерих, Павел Фёдорович Беликов» [43].

Итак, А. Анненко позиционирует себя в интервью исключительно с положительной стороны. На долю МЦР и его руководства остались одни нелицеприятные эпитеты: «липовый», «раздоры», «жульничество», «сомнительный» и т.п. [44] Ни одного позитивного суждения! Все это демонстрирует скрытое управление мнением читателя, навязывание личных воззрений.

Как было уже отмечено, демагогические приемы – очень давний способ самоутверждаться и распространять личные идеи. Однако все эти приемы, использованные вольно или невольно, преследуют какую угодно цель, кроме выяснения истины.

В заключение хотелось бы выразить свое отношение к вопросам, которые касаются технологии, рассматриваемого нами интервью А. Анненко.

Во-первых, публикация выглядит несколько размытой, драматургически неорганизованной, нестройной. Возможно, причина тому — отсутствие главного вопроса, без которого смысл устраиваемой встречи теряется. Если, кажется, что все вопросы важны или их несколько, то интервью подготовлено плохо, поскольку не имеется кульминационного вопроса [45].

Во-вторых, выбор темы, отбор фактов, оценка собеседника и ситуации, даже построение материала — во всем проявляется отношение А. Анненко к тем, о ком он пишет. То есть навязывание личного воззрения прочно вплетено в содержание интервью, что лишает его объективности и беспристрастности. Журналист не должен быть проводником эгоистичного частного или даже группового интереса. Он призван содействовать тому, чтобы средства массовой информации объективно отражали плюрализм мнений.

В-третьих, основную характеристику интервью, исходя из его содержания, можно определить как дискредитация МЦР, его сотрудников и тех, кто не согласен с поступками и высказываниями самого А. Анненко. Дискредитация строится на личных оценках событий, которые А. Анненко характеризует как факты. Во всем тексте не встречается практически ни одного свидетельства, документа о злоупотреблениях, нарушениях или недостатках, на которые указывал автор интервью. Иными словами, фактов в материале нет, а есть лишь голословные обвинения. Все это дает предпосылки к рассмотрению возможности фальсификации, стилизации текста интервью, что позднее подтвердилось заявлением А.В. Постникова46.

В-четвертых, А. Анненко, как инициатор интервью и его автор, не слишком критично относится к своему стилю коммуникации, к своей форме общения с людьми, не демонстрирует гибкости, диалогической децентрации в ходе беседы. В то же время, он придает исключительно высокую ценность всему, что исходит от него, и это еще раз подчеркивает тотальную внутреннюю убежденность г-на Анненко в своей правоте.

Подводя итог размышлениям, хочется сделать акцент на том, что этичность творческого поведения — это, безусловно, показатель человеческой порядочности, но, кроме того, еще и показатель профессиональной состоятельности журналиста. Только с уровнем высокого профессионализма соотносима ответственность за свои публикации.

Сегодня истинной миссией СМИ является не только донесение в полном объеме и правдивой форме информации, но и широкое просветительство, т.е. распространение знаний, образование людей. К сожалению, большие возможности СМИ мало используются, а зачастую, как мы убедились на примере интервью А. Анненко, применяются во вред культурному развитию общества. С таким положением мириться нельзя, ибо заложником бескультурья становится растущее поколение молодежи, призванное решать задачи строительства будущего России.

О.Н. Калинкина, г. Пермь

_____________________

1. Цит. по: Рэндалл Д. Универсальный журналист. — М.: Международный центр журналистики, 1996 // [Электронный ресурс]: // Режим доступа: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Gurn/Rendall/11.php

2. Лазутина Г.В. Профессиональная этика журналиста. — М.: Аспект Пресс, 2000. – С. 117.

3. Кодекс профессиональной этики российского журналиста // [Электронный ресурс]: // Режим доступа: http://www.ruj.ru/about/codex.htm

4. Там же.

5. Анненко А. «»В этой ситуации я не мог молчать…» или признания Президента МЦР»

6. Из Устава МЦР [Электронный ресурс]: // Режим доступа: http://www.icr.su/rus/about/statute/

7. Анненко А. «»В этой ситуации я не мог молчать…» или признания Президента МЦР»

8. Заявления Президента МЦР А.В. Постникова по поводу интервью, взятого у него А.Н. Анненко // [Электронный ресурс]: // Режим доступа: http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=2562

9. Кодекс профессиональной этики российского журналиста // [Электронный ресурс]: // Режим доступа: http://www.ruj.ru/about/codex.htm

10. Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 N 2124-1. Статья 51. // [Электронный ресурс]: // Режим доступа: http://www.consultant.ru/popular/smi/

11. Анненко А. «»В этой ситуации я не мог молчать…» или признания Президента МЦР»

12. Кодекс профессиональной этики российского журналиста // [Электронный ресурс]: // Режим доступа: http://www.ruj.ru/about/codex.htm

13. Анненко А. «»В этой ситуации я не мог молчать…» или признания Президента МЦР»

14. См.: Письмо членов Попечительского Совета МЦР генеральному директору Роспатента А.Д. Корчагину // Защитим имя и наследие Рерихов.– Т. 3. — М.: МЦР, 2005. – С. 184-186; Анатолий Карпов объявляет мат чиновникам Минкульта и вновь обращается к Президенту Путину // Защитим имя и наследие Рерихов.– Т. 3. — М.: МЦР, 2005. – С. 304-309; Наследию Рерихов грозит уничтожение // имя и наследие Рерихов.– Т. 3. — М.: МЦР, 2005. – С. 367-371; и др.

15. Анненко А. «»В этой ситуации я не мог молчать…» или признания Президента МЦР»

16. См.: Генеральный директор Музея имени Н.К. Рериха // [Электронный ресурс]: // Режим доступа: http://www.icr.su/rus/about/direction/director/

17. Анненко А. «»В этой ситуации я не мог молчать…» или признания Президента МЦР»

18. Там же.

19. Заявления Президента МЦР А.В. Постникова по поводу интервью, взятого у него А.Н. Анненко // http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=2562

20. Там же.

21. Кодекс профессиональной этики российского журналиста // [Электронный ресурс]: // Режим доступа: http://www.ruj.ru/about/codex.htm

22. Каценеленбаум Б. Демагогия: опыт классификации // Наука и жизнь. — 1989. — № 9. — С. 64.

23. Там же.

24. Цит. по: Шостак М.И. Репортер: профессионализм и этика. — М.: Изд. РИП-холдинг, 2001. // [Электронный ресурс]: // Режим доступа: http://evartist.narod.ru/text/11.htm#з_24

25. Анненко А. «»В этой ситуации я не мог молчать…» или признания Президента МЦР»

26. Там же.

27. Там же.

28. Войченко Н. «Для народа русского мы трудились» // Музей и его директор / Автор-сост. Войченко Н.Г. – М.: Спец-Адрес, 2009. – С. 64-73.

29. Анненко А. «»В этой ситуации я не мог молчать…» или признания Президента МЦР»

30. Там же.

31. Там же.

32. Кодекс профессиональной этики российского журналиста // [Электронный ресурс]: // Режим доступа: http://www.ruj.ru/about/codex.htm

33. Анненко А. «»В этой ситуации я не мог молчать…» или признания Президента МЦР»

34. Там же.

35. Там же.

36. Заявления Президента МЦР А.В. Постникова по поводу интервью, взятого у него А.Н. Анненко // http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=2562

37. Щербатых Ю.В. Искусство обмана. Популярная энциклопедия. – М.: Эксмо, 2005. — С. 120.

38. Анненко А. «»В этой ситуации я не мог молчать…» или признания Президента МЦР»

39. Рерих С.Н. Обращение к рериховским обществам России и других независимых государств // Защитим имя и наследие Рерихов. – Т. 1. — М.: МЦР, 2001. – С. 107.

40. Щербатых Ю.В. Искусство обмана. Популярная энциклопедия. – М.: Эксмо, 2005. — С. 122.

41. Анненко А. «»В этой ситуации я не мог молчать…» или признания Президента МЦР».

42. Там же.

43. Там же.

44. Там же.

45. Пряхин М.Н. Оценка плана интервью // [Электронный ресурс]: // Режим доступа: http://rudn.monplezir.ru/otzenka_plana_interview.htm

46. Заявления Президента МЦР А.В. Постникова по поводу интервью, взятого у него А.Н. Анненко // [Электронный ресурс]: // Режим доступа: http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=2562

 

Сайт Международного Совета Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Aгни Йога Топ сайт