Отзыв на книгу А. Игнатьева «Движение последователей Агни-йоги в 1921 — 1935 гг.»


Отзыв на книгу А. Игнатьева
«Движение последователей Агни-йоги в 1921 — 1935 гг.»

Как сказано, величайшими врагами Красоты
являются пош­лость, ипокритство, эгоизм и поверх
всего невежество. И неве­жество не как отличие безграмотности,
а как спутник прогнив­ших тупиков мысли. Конечно, невежество,
хотя и опасно, но в известной стадии может быть излечиваемо.
И лучший совет для начала лечения — обратиться к первоисточникам.

Н.К. Рерих. Новая эра

Наследие Е.П. Блаватской и семьи Рерихов, пронизанное новыми эволюционными идеями уникально и притягательно для многочисленных исследователей. Отношение к такому наследию является своего рода камертоном нравственной зрелости и культуры человека, ведь оно открывает новые возможности для совершенствования, которые нужно суметь осмыслить и применить, что не у всех получается. Непонимание мировоззрения Рерихов и Е.П. Блаватской, приводит к появлению противоречивых мнений, оценок и ложных трактовок, которые, к сожалению, уже вышли далеко за пределы России. Распространение клеветы создает негативный образ великих деятелей Культуры и затрудняет вхождение новых знаний в жизнь.

Среди российских авторов, распространяющих ложные публикации в отношении жизни и творчества семьи Рерихов, можно назвать и А. Игнатьева [1]. С маниакальным упорством он продолжает распространять клевету о Рерихах, о чем свидетельствует его новая книга «Движение последователей Агни-йоги в 1921–1935 гг.», где автор предпринимает попытку сравнить Рериховское и Теософское движение и дать оценку деятельности Е.П. Блаватской и Е.И. Рерих.

А. Игнатьев позиционирует себя в качестве историка и переводчика, однако это не придало его работе ни научности, ни глубины, ни адекватности. Для публикации А. Игнатьева характерна однобокость суждений и отсутствие серьезного осмысления наследия Е.И. Рерих и Е.П. Блаватской. О нравственной позиции автора книги вообще говорить не приходится. Она отсутствует.

А. Игнатьев не обременил себя анализом и обобщением работ Рерихов и Е.П. Блаватской. Он пошел по пути некоторых нерадивых студентов – скомпилировал набор высказываний недобросовестных исследователей наследия Рерихов и Е.П. Блаватской, таких как А. Андреев, А. Сенкевич, В. Росов, Д. Савелли [2], «сцементировал» их личными комментариями, и выпустил в свет очередной опус, оскорбляющий честь и достоинство наших выдающихся соотечественников.

Нельзя назвать исследованием и ту часть сочинения А. Игнатьева, которое касается Рериховского движения, поскольку у автора отсутствует четкое представление целей и задач, которые ставили Рерихи перед своими последователями; не изучаются истоки, причины и последствия чудовищного предательства дела Рерихов семейством Хоршей; не акцентируется внимание на общественной деятельности Н.К. Рериха, а, следовательно, не выявлена и роль Николая Константиновича, как инициатора международного общественного культурно-просветительского движения; не проанализирована работа рериховских организаций прошлых лет в таком значимом направлении, как продвижение Пакта Рериха и Знамени Мира; не рассматривается сущностный аспект, связанный с международной деятельностью Рериховского движения – его влияние на формирование культурного пространства разных стран мира и многое другое. Напротив, А. Игнатьев сознательно смещает акценты с культуротворческой деятельности рериховских организаций на межличностные отношения, смакуя человеческие слабости, свойственные людям.

Неспособность А. Игнатьева адекватно оценить Рериховское движение, прежде всего, связано с его абсолютным непониманием Живой Этики, которую дали миру Рерихи под руководством своего Учителя. Эта научно-философская система, включившая в себя огромный пласт древнейших культур, новых научных нахождений и глубоких знаний о Космосе и Мироздании, является основой жизни и деятельности самих Рерихов и каждого из их последователей, т.е. Рериховского движения в целом. Не понимая данного сущностного аспекта, А. Игнатьев приклеивает Живой Этике ярлык оккультно-мистического учения, не пытаясь даже хоть как-то обосновать свое мнение. Он следует по пути ортодоксов от науки, придерживающихся консервативных взглядов на все новое.

Для осмысления Живой Этики требуется определенный уровень культурной подготовки и духовного багажа. Дело в том, что Учение является опережающим фактором современности, оно рассчитано на будущее, поэтому, сегодня далеко не все его могут понять и принять. Однако с каждым годом появляется все больше людей, способных оценить идеи Живой Этики, необходимые для формирования новой науки и новой жизни. Академик РАЕН и РАКЦ Л.В. Шапошникова пишет: «Живая Этика представляет собой новую, синтетическую систему познания, вобравшую в себя реалии Космоса и отличающуюся от традиционных систем познания. <…> Можно определить Живую Этику как философию космической реальности, включающую в себя систему познания и практику действия» [3, с. 161]. Доктор философских наук А.В. Иванов считает: «Одной из важнейших функций Учения Живой Этики как метазнания, переданного человечеству с более высоких уровней мирового бытия, является ее способность не только прогнозировать открытия, о которых не подозревает современная наука, но и предлагать новую, гораздо более глубокую интерпретацию вроде бы хорошо известных фактов и установленных закономерностей. Это касается и естественнонаучного, и гуманитарного знания» [4, с. 93]. Большое значение Живой Этики в формировании научного представления о мире отмечает В.В. Плоских, доктор истор. наук, академик Национальной академии наук Кыргызстана: «Концепция науки и культуры, которую несет в себе Живая Этика и наследие семьи Рерихов, коренным образом изменяет научные представления о законах эволюционных изменений в природе и обществе, побуждая к поиску глубинных взаимосвязей космоса, планеты и человека» [5, с. 23]. Эти и многие другие мнения ученых о Живой Этике [6] в корне противоположны позиции А. Игнатьева, низвергающего космичность Учения до обывательской банальности.

Не поняв Живой Этики, А. Игнатьев не смог оценить и деятельность Рерихов. Он не утруждает себя исследованием их творчества, не обращается к мнению тех, с кем они сотрудничали. Его склонность видеть во всем низменное и негативное начало привели к тому, что незаурядный мыслитель, подвижница, духовный учитель миллионов людей из разных стран мира, известный деятель культуры — Елена Ивановна Рерих предстала перед читателем в образе женщины с «ницшеанским презрением к массе», стремлением к самовозвеличиванию, культу личности, и т.д. [7, с. 15]

Во все времена большая армия бездарных дилетантов занималась и занимается исключительно тем, что критикует и низвергает творчество выдающихся деятелей культуры и науки, в то время как сами не способны сделать малейшей толики из того, что подвергают поруганию. Но были и есть иные исследователи.

П.Ф. Беликов, биограф семьи Рерихов, писал о Е.И. Рерих: «До сей поры меньше всего известно о доле, которую в общее дело Рерихов внесла Елена Ивановна. О ее личном вкладе в организацию института «Урусвати» почти ничего не публиковалось, ее подготовка к научной деятельности вообще не исследована. Между тем сам Николай Константинович, подчеркивая значение Елены Ивановны в своей деятельности, называл ее в своих произведениях «Ведущей».

<…> Присутствуя в помыслах, планах, творческих достижениях мужа и сыновей, Елена Ивановна предпочитала оставаться за завесой, приоткрыть которую, считаясь с высокой мерой ее душевной деликатности и утонченности, — не простая задача» [8, с. 475].

В наше время ученые делают первые шаги в постижении эволюционной миссии Е.И. Рерих. Научное исследование наследия Елены Ивановны неразрывно связано с именем Генерального директора Музея имени Н.К. Рериха Л.В. Шапошниковой. В одной из своих работ она писала: «Полагаю, всем известна картина Н.К. Рериха «Ведущая». Она символична, и мы можем отнести ее к сути женского начала. Но стоит вспомнить, что эта картина была посвящена Елене Ивановне. Она была ведущей в своей семье – жена и мать, друг и сотрудник своего великого мужа, и главный водитель для своих сыновей. Вся семья держалась ее человеческим творчеством, интеллектом и сердцем.

Вместе с этим она являлась крупнейшим мыслителем на планете Земля, выполняла важнейшую космическую миссию, изменявшую сознание человечества» [9, с. 74].

Доктор философии, профессор Локеш Чандра (Индия) считает, что «Елена Рерих раскрыла неисчерпаемость нашего повседневного существования» [10, с. 217].

Долгие годы Е.И. Рерих вела обширную переписку с корреспондентами из Америки и Европы. Она являлась координатором деятельности американских сотрудников, и рериховских обществ из разных стран мира, духовным наставником для ищущих духовных путей. Но, как показывает история, благое дело не обходится без предательства, большого или малого. Доверие Рерихов не все сотрудники смогли оценить и достойно пронести до конца. Муж и жена Хорши и, близкая к ним Э. Лихтман, ради жажды наживы разрушили многие культурные начинания Рерихов в Америке. Однако и в этих трагических событиях А. Игнатьев не сумел разобраться. Его суждения с узко-бытовых позиций не способствовали познанию глубинных корней проблемы.

В целом, публикация А. Игнатьева демонстрирует глубоко негативное отношение автора к Е.И. Рерих, что проявляется в обилии ничем не оправданных и не подтвержденных нелестных эпитетов в ее адрес и в навешивании всевозможных ярлыков.

Сколько Елене Ивановне приходилось бороться с опасным явлением – медиумизмом! Об этом свидетельствуют ее письма. Однако все это не имеет для А. Игнатьева никакого значения. Нимало не смущаясь, он обвиняет Е.И. Рерих в склонности к медиумизму!? Как, в таком случае, г-н Игнатьев расценивает высказывание Елены Ивановны: «Пусть никто… не рассматривает медиумизм как дар, наоборот, это есть величайшая опасность и камень преткновения для роста духа»? [11, с. 177]. Трудно согласиться, что медиум мог бы оценить свои «способности» как вредное явление!

А. Игнатьев реанимирует в своем опусе немало ложных утверждений о Н.К. Рерихе из публикаций В. Росова. Не смог он обойтись без приписывания политических целей его деятельности. Однако Николай Константинович отличал политику от культуры: «Культура — одно, а политика — другое. <…> С точки зрения политика, многие действия Культуры непозволительны, но труженик Культуры не поймет политических перегородок. Он действует, прежде всего, во имя человечности, а для политика гуманитарные основы закрыты паутиной предрассудков. <…> Но не подумайте намекнуть политику о его предрассудках. Ощетинится злейший враг.

Политик закован в кандалы всяких партий. Закован и отягощен, хотя и любит потолковать о свободе. Ведь и в темницах, наверное, этот разговор особенно излюблен. Свобода и справедливость! Послушать только, как политики пытаются всячески стеснить свободу Культуры. Все-то нельзя, все-то не принято и должно быть осуждено. В осудительстве политики большие мастера. Доводы науки, искусства, воспитания, образования — все будут попраны во имя условных тенет. Не будет принято во внимание, что основы познания вечны, а надстройки временных правительств преходящи» [12, с. 440-441].

Рерихи были выше политики. Сфера их деятельности – культура, наука, общественное поприще… Культура в понимании Рерихов настолько мощное, синтетическое понятие, что в практической деятельности оказывает влияние на прочие сферы – политику, образование и т.п. Именно Культура и культурные факторы являются доминантой, основанием для цивилизации в целом. Поэтому попытка А. Игнатьева политизировать идеи Рерихов лишена основания и сама по себе ненаучна, поскольку строится лишь на полете фантазии автора, опирающегося на вторичную информацию, игнорируя первоисточники, т.е. лишая слова самих Рерихов. Все это не придает достоинства работе А. Игнатьева.

Негативная оценка А. Игнатьевым наследия Рерихов и их деятельности отразилась и на отношении к Рериховскому движению. Игнатьев опускается до уровня сплетен, опираясь на мнение тех, кто питает какие-то обиды на участников Рериховского движения или Международный Центр Рерихов. А. Игнатьеву, видимо, сложно понять, что Рериховское движение является неотъемлемой частью общества, а, следовательно, несет многие его особенности, имеет свои противоречия, проблемы и достоинства. Тем не менее, Рериховское движение является значимым явлением в культурной жизни не только России, но и всего мира. Оно развивается, его участники активно проводят культурно-просветительскую деятельность, издают газеты, книги, занимаются исследованиями, и т.п. Рериховское движение изучается, о нем пишут статьи, диссертации. В состав Рериховского движения входят деятели культуры, представители науки и люди разных профессий. Всех их объединяет стремление к познанию и самосовершенствованию.

А. Игнатьев, как всегда, оказался далек от объективности в своем стремлении не замечать положительных сторон Рериховского движения, сведя все проблемы к заурядным человеческим факторам.

Не обошел А. Игнатьев своей критикой и Международный Центр Рерихов (МЦР). Всегда считалось признаком глубокого невежества хулить то, о чем мало знаешь. Сегодня МЦР – это крупнейшая международная общественная организация со специальным консультативным статусом при ЭКОСОС ООН, Ассоциированный член ДОИ ООН, Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов, коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ), член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА». Много ли современных общественных организаций, заслуживших своей деятельностью подобного признания в России и за рубежом?

Работа МЦР по популяризации наследия семьи Рерихов бесценна. Это и лекции, и семинары, и ежегодные научно-общественные конференции… Обширная издательская деятельность МЦР включает публикацию архивных материалов из наследия Рерихов, их трудов, книг о жизни и творчестве наших соотечественников. МЦР проводит работы по реставрации усадьбы Лопухиных, совместно с Международным Мемориальным Трестом Рерихов (Наггар, Индия) создает мемориально-музейный комплекс в Кулу. Все это осуществляется под руководством Генерального директора Музея имени Н.К. Рериха Л.В. Шапошниковой. И вот парадокс – чем больше свершается МЦР полезных дел, тем яростнее нападки на Л.В. Шапошникову, которая твердо и непреклонно отстаивает выполнение воли основателя Центра-Музея С.Н. Рериха и интересы МЦР.

В отличие от недругов, многие деятели науки и культуры высоко оценивают вклад Людмилы Васильевны в сохранение наследия семьи Рерихов. Академик, член Президиума РАН, Чрезвычайный и Полномочный Посол Е.М. Примаков отметил Л.В. Шапошникову, как «выдающегося исследователя, прекрасного организатора и обаятельного человека» [13, с. 529]. Президент РАЕН О.Л. Кузнецов в своем поздравлении к 85-летию Л.В. Шапошниковой подчеркнул: «Вы являетесь для нас примером талантливого ученого, мужественного общественного деятеля и прекрасного человека» [13, с. 540].

Творческие достижения Л.В. Шапошниковой отмечены званиями, наградами и признаны международным научным и культурным сообществом.

Современный Международный Центр Рерихов – одна из немногих организаций, которая задает высокую планку культурно-научной деятельности и может служить примером для многих общественных организаций и музеев.

Но всей этой информации читатель не найдет на страницах сочинения А. Игнатьева. К сожалению, сегодня за рубежом и, что более всего обиднее, в России немало таких личностей, которые поддерживают друг друга в стремлении переписать историю страны, принизить ее мировое значение, оболгать и унизить наших выдающихся деятелей, чтобы лишить русский народ основы культурного развития. Вот и А. Игнатьев шлет из Литвы свои опусы в Россию, где в уничижительной форме высказывается о наших всемирно известных соотечественниках, опираясь на своих российских и зарубежных единомышленников.

Более века идет травля русской женщины Е.П. Блаватской. Ее имя и гениальные труды не дают покоя невежеству. В своем опусе А. Игнатьев с нескрываемым неприятием настолько усердно старается исказить образ Е.П. Блаватской, что уже невозможно узнать героической личности, выдающегося ученого-мыслителя, основателя Теософского общества, первооткрывателя новых Знаний, блистательного писателя, бесстрашного путешественника — Елену Петровну Блаватскую. Подобно образчикам желтой прессы, в работе А. Игнатьева смакуются обывательские сплетни и кривотолки, которые искусственно раздували недоброжелатели вокруг имени Е.П. Блаватской.

Скандально известный А. Сенкевич приложил немало усилий, чтобы очернить Елену Петровну, приписывая ей «злой мизантропический характер, нравственную глухоту» [14] и т.п. Не отстает от своего «коллеги» и П. Вашингтон. Однако представления о Елене Петровне, тех, кто близко ее знали, противоречат мнению А. Сенкевича и П. Вашингтона. По воспоминаниям В.П. Желиховской, сестры Е.П. Блаватской: «Индусы, помимо учения ее, все поголовно ей благодарны за то, что влиянием своим Теософическое общество смягчило кастовые предрассудки; заставило англичан обходиться с туземцами не столь заносчиво, ближе познакомившись с умственным развитием и литературой индусов и буддистов. С лучшими произведениями их древней литературы западную Европу познакомили, опять-таки, талантливые сочинения и переводы Блаватской. <…> “творцу и вдохновительнице теософического движения, учившей своих последователей жить честно, чисто и деятельно, — на пользу другим и в преуспеяние своего вечного бессмертного духа”… — Так сказано было в речи, над ее телом» [15, с. 24]. Тетя Елены Петровны Н.А. Фадеева пишет: «Моя племянница Елена совсем особое существо и ее нельзя сравнивать ни с кем. Как ребенок, как молодая девушка, как женщина она всегда была настолько выше окружавшей ее среды, что никогда не могла быть оцененной по достоинству <…> необыкновенное богатство ее умственных способностей, тонкость и быстрота ее мысли, изумительная легкость, с которой она понимала, схватывала и усваивала наиболее трудные предметы, необыкновенно развитый ум, соединенный с характером рыцарским, прямым, энергичным и открытым, – вот что поднимало ее так высоко над уровнем обыкновенного человеческого общества и не могло не привлекать к ней общего внимания, следовательно, и зависти и вражды всех, кто в своем ничтожестве не выносил блеска и даров этой поистине удивительной натуры» [16, с. 835].

Ради справедливости стоит сказать, что А. Игнатьев пишет и о положительных качествах Елены Петровны, называя ее блестящим организатором, сумевшим привлечь большое количество людей к Теософии, талантливым этнографом, но на общем фоне недоброжелательного и уничижительного тона повествования, это выглядит как целенаправленное формирование незначительного контраста, чтобы искусственно создать впечатление объективности.

Опору в своих оценках теософии Е.П. Блаватской А. Игнатьев находит в позиции французского философа Р. Генона, автора книги «Теософизм: история одной псевдорелигии». Выступая сторонником Р. Генона, А. Игнатьев относит теософию к религии. Однако религия – это нечто закостенелое, построенное на догмах, отличающееся наличием культа, религиозных обрядов и т.д. А Е.П. Блаватская утверждала: «Теософия – это Божественное Знание или Наука» [17, с. 784]. Не является религиозным и теософское движение. Елена Петровна писала: «Это чисто философское и научное Общество, никоим образом, не религиозное и не сектантское. К человеческим догмам и религиям оно не имеет никакого отношения» [17, с. 784].

Работы Е.П. Блаватской оказались, что называется, «не по зубам» А. Игнатьеву. Между тем, благодаря главному труду Елены Петровны – «Тайной Доктрине», научный мир смог ознакомиться с основными положениями древнейшего Учения Востока, продвинуться в понимании Космоса, материи и других важных вопросов Бытия.

Елена Петровна, как ученый-энциклопедист работала с огромным количеством научных источников, а вопросы космогонии не могут быть легкими для восприятия. «Тайная Доктрина» – синтез науки, религии и философии. Это фундаментальный труд, освещающий вопросы космогенезиса, антропогенезиса, космической эволюции человечества. Передовые люди того времени интересовались и изучали ее труды. Некоторые из них были членами теософского общества: астроном Н. Фламмарион, изобретатель Т. Эдисон, физик и химик У. Крукс, поэт и драматург У. Йейтс. Общеизвестно, что «Тайная Доктрина» была настольной книгой А. Эйнштейна и А. Скрябина. На этом фоне утверждение г-на Игнатьева, что значительную часть теософского общества «составляли чудаки или просто явные психопаты» [7, с. 11], выглядит нелепо и оскорбительно.

Многие предвидения, содержащиеся в трудах Е.П. Блаватской, подтверждаются новейшими научными открытиями (рентгеновские лучи, ультразвук, электрон, делимость атома и др.), но, видимо, круг интересов А. Игнатьева слишком узок, и это ему не известно.

Святослав Николаевич Рерих писал: «Возьмите жизнь Е.П. Б[лаватской]. Ее мучили, не понимали, на нее клеветали, ее подозревали. Прошли годы, и что мы видим? Ее героическая личность кажется небывалой. Она возвышается над всей ограниченной клеветой, часто исходившей от ее ближайших сотрудников, и заставляет этих людей казаться еще темнее из-за черноты их мрачных деяний, порожденных завистью и амбициями, этими двумя бичами, которые лежат в основе любой клеветы! Как справедливо заметил Баркер, труды Е.П. Б[лаватской] – самый лучший критерий, который всегда будет говорить сам за себя. Чем ярче свет, тем мрачнее тень, набрасываемая на него. Чем больше явление, тем сильнее контраст. Это пробный камень» [16, с. 847].

И в этом смысле имя Елены Петровны Блаватской стало пробным камнем для А. Игнатьева, который не смог его преодолеть.

Книги А. Игнатьева о Рерихах и Е.П. Блаватской стоят в ряду писаний, которые способствуют взращиванию поколения невежд, поскольку, распространяя ложь и лишая молодежь высоких нравственных ориентиров, подталкивают их к бездуховности. Все это ведет к самым отвратительным деяниям. Д.С. Лихачев считал, что «нравственная основа — это главное, что определяет жизнеспособность общества: экономическую, государственную, творческую. Без нравственной основы не действуют законы экономики и государства, не выполняются указы, невозможно прекратить коррупцию, взяточничество, любое жульничество. Без нравственности невозможно и развитие любой науки… и пр.» [18, с. 154-155]. Поэтому важно бороться и раскрывать все рассадники бескультурья и лжи, особенно, если это касается публикаций, потому что «ошибки в книгах равны тяжкому преступлению.

Ложь в книгах должна быть преследуема, как вид тяжкой клеветы. Ложь оратора преследуется по числу слушателей. Ложь писателя — по числу отпечатков книги. Занимать ложью место народных книгохранилищ тяжкое преступление. Нужно почуять истинное намерение пиcателя, чтоб оценить качество его ошибок. Невежество будет худшим основанием. Страх и подлость займут ближайшее место. Все эти особенности непозволительны в обществе» [19, §13].

Е. Рудакова, г. Пермь

__________________

Примечания:

1. См.: Фролов В.В. «Единственный наш долг – воспротивиться и спасти истину» // [Электронный ресурс]: официальный сайт Международного Центра Рерихов // Режим доступа: http://www.icr.su/rus/protection/reviews/frolov-sokolova/Ignatjev.php (дата обращения: 15.05.2015); Воронова Л., Калинкина О. Пути великие требуют великого понимания // [Электронный ресурс]: официальный сайт Международного Центра Рерихов // Режим доступа: http://www.roerichs.com/Publications/Publ/12.htm/ (дата обращения: 15.05.2015); и др.

2. См.: Сергеева Т.П. Суеверы от науки // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 6. М.: МЦР, 2013. С. 200-218; Житкова Т.В. «О завиральных идеях» доктора наук А.Н. Сенкевича // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 6. М.: МЦР, 2013. С. 796-812; Тугужекова В.Н. Авантюрист или гуманист? // Известия. 2007. 14 сентября; Письмо д.ф.н., профессора Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова Ю.М.Павлова председателю президиума ВАК // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 5. М.: МЦР, 2010. С. 433-435; и др.

3. Шапошникова Л.В. Философия Космической Реальности // Учение Живой Этики. Листы Сада Мории. Книга 1. Зов. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2003. 400 с.

4. Иванов А.В. Живая Этика как космический импульс: к новой интерпретации старых научных закономерностей // Живая Этика как творческий импульс Космической эволюции: Материалы Межд. научно-общ. конф. 2011. М.: МЦР, 2012. 496 с.

5. Живая Этика как творческий импульс Космической эволюции: Материалы Межд. научно-общ. конф. 2011. М.: МЦР, 2012. 496 с.

6. Cм.: Лавренова О.А. Концепция пространства в Живой Этике: постановка проблемы // Труды Объединенного Научного Центра проблем космического мышления. Т. 2. М.: МЦР, 2009. 556 с., илл.; Святохина Г.Б. Живая Этика – актуальное учение современности // Живая Этика и наука. Вып 1. М.: МЦР, 2008. С. 183-186; Шнайдштейн Е.В. Преподавание истории с позиции Живой Этики // Живая Этика и наука. Вып 1. М.: МЦР, 2008. С. 519-524; и др.

7. Игнатьев А. Движение последователей Агни-йоги в 1921-1935 гг. Калининград, 2015. 88 с.

8. Беликов П.Ф. Личное участие членов семьи Н.К. Рериха в работе института «Урусвати» // Непрерывное восхождение. В 2 т. Т. I. М.: МЦР, 2001. 504 с., илл.

9. Шапошникова Л.В. Творец космической эволюции // 130 лет со дня рождения Е.И. Рерих: Материалы Междунар. научно-общ. конф. 2009. М.: МЦР, Мастер-Банк , 2010. 656 с.

10. Локеш Чандра. Елена Рерих: истоки и Ренессанс // 130 лет со дня рождения Е.И. Рерих: Материалы Междунар. научно-общ. конф. 2009. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2010. 656 с.

11. Рерих Е.И. Письма. В 9 т. Т. 2. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2000. 576 с., илл.

12. Рерих Н.К. Культура // Листы дневника. В 3 т. Т. 2. М.: МЦР, 2000. 512 с., тон. илл.

13. Поздравления в адрес Л.В. Шапошниковой по случаю ее 85-летнего юбилея и 60-летия творческой деятельности // Защитим имя и наследие Рерихов. В 6 т. Т. 6. М.: МЦР, 2013. 1152 с.

14. Сенкевич А. Блаватская. М.: Молодая гвардия, 2010. 461 с.

15. Желиховская В.П. Радда-Бай / Блаватская Е. Загадочные племена на «Голубых горах». М., 1993. 254 с.

16. О Елене Петровне Блаватской (Воспоминания, свидетельства, отзывы) // Защитим имя и наследие Рерихов. В 6 т. Т. 6. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2013. 1152 с.

17. Скородумов С.В. Энциклопедия заблуждений // Защитим имя и наследие Рерихов. В 6 т. Т. 6. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2013. 1152 с.

18. Лихачев Д.С. Русская культура. М.: Искусство, 2000. 440 с.

19. Учение Живой Этики. Община. Часть вторая. IX. М.: МЦР, 2004. 304 с.

Источник: Сайт Международного Совета Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Aгни Йога Топ сайт