МЦР оцеплен ОМОНом. Мнения и видео


Сегодня утром в Общественный Музей имени Н.К. Рериха при Международном Центре Рерихов (МЦР) прибыли силовики вместе с представителями Музея Востока. Внутри идут обыски. Сотрудников на территорию МЦР не пускают. Подробности причин появление силовиков в МЦР от официальных государственных органов пока отсутствуют.
Вице-президент Международного центра Рерихов в Москве Александр Стеценко сообщил, что в здании МЦР проводятся следственные действия, изымают имущество. «Сейчас здание центра в Малом Знаменском переулке блокировано представителями правоохранительных органов. Спецназ отобрал ключи, идут обыски и изъятия»,— приводит его слова «Интерфакс».

Что именно изымается, А.В.Стеценко не уточнил. Ранее он заявил, что представители Следственного комитета России (СКР) вызвали сотрудников МЦР для проведения следственного эксперимента в музее. «Представители Следственного комитета РФ 7 марта к 9:00 вызвали сотрудников Международного центра Рерихов для проведения следственного эксперимента в Музее им. Н.К. Рериха Международного центра Рерихов. Возможны обыски в музее»,— сказал вице-президент центра.

А.В.Стеценко отметил, что сотрудникам центра в 07:00 вручили повестки «для проведения каких-то следственных мероприятий». «Сегодня к нам должен прибыть посол Индии, и сегодня проводятся эти мероприятия»,— сказал он.

В феврале арбитражный суд Москвы отказал Центру Рерихов в возврате прокатного удостоверения на фильм «Зов космической эволюции», которое было отозвано Министерством культуры России. В прошлом декабре Минкульт усмотрел в кинокартине религиозную пропаганду.

Примечание: Подробности событий см. в комментариях к сообщению.

Сохранить

Сохранить

56 комментариев to “МЦР оцеплен ОМОНом. Мнения и видео”

Страницы: [6] 5 4 3 2 1 » Показать Все

  1. 56
    agnivesti.ru Says:

    Лола Лонли:

    Как художник-космист и сотрудник The International Centre-Museum by name of N.K.Roerich не могу не ответить на прямую ложь и клевету — в статье на сайте Минкульта: http://mkrf.ru/…/mtsr-transformiroval-idei-rerikhov-do-reli… Почитайте, какой бред! Люди, кто, как и я знает, что это клевета и бред — опровергайте! Давайте изменим общественное мнение! Вот здесь правда: http://www.icr.su/rus/protection/herita … /index.php
    … Вот видео обобранных залов нашего музея. https://www.youtube.com/watch?v=wZMlAiY … e=youtu.be — Музея, который успешно существовал, будучи общественным, без копейки от государства — 27 лет. Благодаря Тигран Мкртычев-у и другим "слугам отечества" — музей теперь выглядит вот так…
    Как человек, лично посетивший большинство крупнейших музеев мира, могу сказать, что МЦР создал современный музей высочайшего мирового уровня, способного конкурировать по организации деятельности, экспозиции и проводимой работе, с такими музеями, как Прадо в Мадриде или МЕТ в Нью-Йорке…приходите, убедитесь сами, рядом с МЦР — ГМВ (музей Востока) — просто старый и пыльный подвал, в котором методы работы не менялись десятками лет. Многие музеи, имеют недостатки в работе, например: музей Рериха в Нью-Йорке (одна старушка на входе, никакой охраны, ужасные условия хранения — во время дождя многие холсты были провисшие от влажности), знаменитая Дрезденская галерея (ужасный свет, блики на "Сикстинской мадонне" Рафаэля и многих других картинах, душный, слишком сухой воздух, многие холсты перетянуты от сухости)… В Москве вообще большинство музеев значительно уступают нашему музею в оформлении, современности систем очистки воздуха, сигнализации и хранения экспонатов, удобности восприятия экспозиции, а также в освещении и климат-контроле. Поэтому клевета, что-де у нас специалисты плохие работают и всё плохо, может сработать только для тех, кто нигде не был и кому просто не с чем сравнить!
    МЦР — с первого визита, именно подкупил современностью во всём, при том, что люди, работающие там, просты и доступны в общении и свершениями своими не кичатся. Передвижные выставки, о которых в статье пишут " …был инцидент, когда они возили картины по стране и довели их до очень плохого состояния…" — полный бред, которому могут поверить только те, кто вообще не в курсе. Эти картины перевозились в специальных контейнерах, строго для темперы, с охраной и максимумом предосторожностей! Люди, кто видел наш музей, кто видел в регионах картины Н.К. и С.Н. Рериха на наших передвижных выставках — напишите также опровержения этому бреду!
    Мин.культ уже совсем опозорился и доказал свою некомпетентнось в связи со многими скандалами, в основном связанными с присвоением денег, ему удобнее управлять одинаково серыми, безликими организациями и главное — иметь везде "своих людей". Будет кому-то интересно, если все музеи будут такими, как ГМВ — (сонное царство забытых теней, где даже воздух застоялся и не движется, не то, что время)?
    Наш музей — современное, ежедневно насыщенное разнообразными мероприятиями — бодрое и энергичное пространство развития культуры и обмена знаниями, открытое для сотрудничества во всех сферах. Приходите и посмотрите сами, какие "непрофессионалы" у нас работают и чего достигли! Сегодняшний мин.культ не стесняется отбрасывать без упоминания правительственные награды и премии за нашу музейную деятельность, за реставрацию и наши культурные проекты, теперь обвиняя наш музей в непрофессионализме всех сотрудников.
    Да, у нас есть сотрудники без "правильного диплома", например я… МЦР — единственное место, где значение имеют только личные качества и способности человека. Потому и важно сохранить МЦР и другие негосударственные организации — это необходимая культурная прививка, альтернатива стремлению к усреднению, к одинаковости, к стандартности, к тому, что легче и проще. Очень легко руководить, когда всё одинаковое и все одинаково безразличны — нет нестандартного мышления, а значит — нет несогласных, непредсказуемых элементов, но также не будет и гениев, новаторов, изобретателей… С таким подходом всё становится средним, при чрезмерной регламентации и внедрении во все сферы деятельности единой идеологии, не может существовать творчество. Нельзя снова, как в средние века, объявлять неправильным и еретическим, всё до чего ещё сам не дорос!
    На этот раз, значит, решили, что наследие семьи Рерихов должны, оказывается, изучать и представлять люди, которым абсолютно безразличны их убеждения и духовная жизнь… И ещё притворяются, что это — не абсурд, а — норма! Если "будущий директор" гос. музея считает, что нормально не показывать общественности главный аспект личности Н.К. Рериха — это демонстрирует его собственную полную непригодность к той должности, на которую он лезет, во что бы то ни стало.
    Ну а проще: нет тут никаких честных мотивов, никаких законных оправданий… просто стандартными, годами отработанными методами — хотят присвоить себе побольше — пока у власти — и всё! Поэтому Н.К и С.Н. Рерихи настаивали на общественной организации музея, чтобы видели все и каждый мог лично убедиться в том, как сохраняется, изучается и приумножается наследие. Приходите и посмотрите.
    А что сделал ГМВ за время владения картинами Рерихов, сколько провёл выставок, международных конференций, что издал? Где хотя бы полный каталог имеющихся у них много лет около 300 картин Рериха? А у нас и каталоги и на сайте всё выложено… У кого-то есть ещё сомнения? Где позитивные плоды деятельности ГМВ в популяризации русских художников, которые известны во всём мире, для повышения престижа нашей страны?
    Деятельность нашего музея построена строго по рекомендациям Н.К. и С.Н. Рерихов, по типу обществ и культурных заведений, создаваемых ими самими при жизни! Какой рыбак имеет право менять курс корабля, заложенный капитаном?
    …И ещё — абсурд из статьи — надо же какие мы нехорошие, ещё и пополняли коллекцию подарками!!! Ай-яй-яй, как некрасиво! В Мин.культе-то принято распродавать культуру, наживаться и свои тупые попсовые виллы и тачки накупать — фантазии на большее не хватает… Им бы поучиться у таких людей, как Б.И. Булочник, а они — учиться-то как раз и не способны… Они не способны понять значение, задачи и смысл деятельности людей, которых собираются представлять.
    Задача культуры — вдохновлять человека на дальнейшее развитие и рост, вдохновлять на открытия, изобретения и свершения, укреплять дух человека в трудное для него время. Зайдите в ГМВ — вдохновляет на что-то? Зайдите в наш музей — просто для сравнения. Напишите потом, что почувствовали и увидели.
    В заключение, пожелание:
    Всегда и обо всём старайтесь сложить собственное мнение, получить собственный опыт, где это возможно! Никогда не принимайте переработанные для вас кем-то упрощённые знания, совершенствуйте себя, научитесь учиться и тренируйте свой мозг, чтобы понимать самим — сложные вещи! Будьте свободными в суждениях и разными в убеждениях — это прекрасно, это — жизнь!
    С Днём Учителя! Для вас — мои любимые картины Н.К. Рериха.

    http://icr-friends-forum.ru/viewtopic.php?f=46&p=2434&sid=e95fe5c43d9f46767868a58932a51c63#p2423

  2. 55
    agnivesti.ru Says:

    «МРЦ трансформировал идеи Рерихов до религиозных воззрений»

    Советник Минкультуры Кирилл Рыбак и замгендиректора ГМВ Тигран Мкртычев о скандале с МЦР

    Александра Борисова 21.03.2017, 14:35

    Максим Блинов/РИА «Новости» Сотрудник правоохранительных органов во время обысков в Международном центре Рерихов в Москве, 7 марта 2017 года

    Визит органов следствия, как и решение суда о выселении, руководство Международного центра Рерихов назвало «вооруженным захватом музея». Главные обвинения при этом были адресованы не следователям, а советнику Минкультуры Кириллу Рыбаку и заместителю гендиректора Государственного музея Востока Тиграну Мкртычеву. «Газета.Ru» поговорила с теми, кого МЦР обвиняет в попытке прогнать частную организацию из старинной усадьбы в центре Москвы и создать на ее месте госмузей.

    Картины из Международного центра Рерихов изъяли 7 марта в рамках следствия по делу «Мастер-Банка» и его бывшего председателя совета директоров Бориса Булочника. Когда банк обанкротился, а Булочник был объявлен в международный розыск, МЦР лишился своего главного мецената, в течение многих лет спонсировавшего организацию и приобретавшего для нее ценные предметы искусства. На этой неделе, 20 марта, Арбитражный суд Москвы постановил расторгнуть договор безвозмездной аренды и выселить МРЦ из усадьбы Лопухиных, таким образом удовлетворив иск Музея Востока.

    Кирилл Рыбак и Тигран Мкртычев в интервью «Газете.Ru» ответили на обвинения общественников и высказали свое мнение, что на самом деле не так с Центром Рерихов.

    — Разговоры о том, что Минкультуры недовольно Международным центром Рерихов, ходили очень давно. Почему к решительным действиям перешли только сейчас?

    Кирилл Рыбак: Действия, о которых мы с вами говорим, имеют к Минкультуры крайне опосредованное отношение. У следствия были основания полагать, что находящиеся в Центре Рерихов произведения были приобретены бывшим председателем правления банка на похищенные у кредитной организации денежные средства. А нас, в свою очередь, пригласили в качестве специалистов в области учета культурных ценностей, а также для помощи в идентификации изымаемых произведений искусства, их научном описании и упаковке.

    Учитывая истерию, которую подняли в Международном Центре Рерихов и сострадающие ему граждане, должен заметить, что, по моему мнению, со стороны правоохранительных органов все было предельно корректно. При этом было много эмоциональных заявлений со стороны руководства МЦР — это их право. Произведения искусства, имеющие отношение к известному лицу, в присутствии работников МЦР были должным образом демонтированы, упакованы и вывезены для их дальнейшего хранения. Сейчас они находятся в Государственном музее Востока.

    — Почему нельзя было оставить картины на время следствия на стенах музея?

    Рыбак: Потому что следственные органы руководствуются постановлением правительства от 8 мая 2015 года «Об условиях хранения, учета и передачи вещественных доказательств по уголовным делам». В нем определено, что предметы, имеющие историческую, художественную, научную или иную культурную ценность по согласованию с Минкультуры передаются на хранение в его подведомственные учреждения.

    — Но если сотрудники МЦР знают закон, зачем так упорно отстаивать свою правоту?

    Рыбак: Сейчас в прессе развернута эмоционально окрашенная кампания — что традиционно для той части рериховского сообщества, которое поддерживает Международный Центр Рерихов. С начала 1990-х годов их кредо — это активные действия, можно сказать «борьба» в защиту «имени и наследия Рерихов». Используя слово «борьба», хочу высказать предположение, что они всегда двигаются в противофазе, противопоставляя себя кому-либо, и постоянно повторяя, что именно они – та самая институция, которой Рерихом делегировано право хранить, изучать и представлять наследие Рерихов сообразно воззрениям этой семьи. Они тщательно документируют все свое взаимодействие с любыми органами и организациями — а если что-то их не устраивает, начинают критиковать тех, с кем они не согласны.

    — Как все это связано с делом Бориса Булочника?

    Рыбак: Я не буду комментировать действия следствия. Обращу ваше внимание, что, поднимая на щит лозунги о мире и культуре (причем Культуре — непременно с большой буквы), МЦР оттеняет экономическую подоплеку своей деятельности. А она действительно была, и состояла она в том, что Борис Булочник, бывший председатель правления «Мастер-банка» одновременно являлся членом правления Международного центра Рерихов. Меценат тратил большие средства на приобретение произведений искусства и дарил их МЦР, в то же время входя в состав его правления, которое, согласно уставу МЦР, является главным распорядителем имущества и денежных средств Центра, утверждает его годовую смету, структуру, штатное расписание, фонд заработной платы сотрудников Центра.

    Не стоит забывать, что у Центра Рерихов до сих пор имеется возможность реализовывать находящиеся в нем произведения на внутреннем антикварном рынке. Попросту говоря, продавать, менять, дарить — их устав этого не запрещает.

    Полагаю, что сложившаяся в МЦР ситуация производна от той политики, которую проводило его руководство.

    Интересно, что, когда мы с коллегами были в фондохранилище МЦР, нас удивила стерильность этого помещения. Обычно, когда заходишь в хранение какого-нибудь музея, видишь на рабочем столе специалиста рабочие бумаги, книги, забытый карандаш.

    — Может, это своеобразные условия хранения?

    Тигран Мкртычев: Нет, дело не в условиях хранения. Это связано с тем, что сотрудники МЦР, как правило, в подавляющем большинстве не являются специалистами ни в одной из отраслей музееведения. Это зачастую общественники, увлечение которых рериховским наследием идет еще из советского времени, от противопоставления себя советской идеологии. На закате Советского Союза было много таких людей — интеллигенции без профильного искусствоведческого или музееведческого образования, но с горячим желанием быть причастными к чему-то высокому. Быть причастными к культуре. МЦР профанировал и исказил не только лозунг «Мир через культуру» Николая Рериха, но трансформировал идеи, высказанные Еленой Рерих, превратив их в религиозные воззрения.

    Мы рассуждаем о непрофессионализме большинства сотрудников МЦР, поскольку профессионалы там попросту надолго не задерживаются: компетентность, как правило, идет вразрез с идеями этого сообщества. Был инцидент, когда они возили картины по стране и довели их до очень плохого состояния — какой профессионал это потерпит?

    В МЦР зачастую собираются неподготовленные в музееведении и истории искусства люди. Но это то же самое, что каждый может играть в футбол либо готовить — но не каждый футболист или повар.

    — Но при этом сотрудники МЦР уверены, что их цель — защитить культурное наследие семьи Рерихов. Разве это плохо?

    Мкртычев: И мы сталкиваемся с организацией, которая, по большей части, представляет собой секту. Доходит до смешного. Например, у них в витрине в зале Учителей лежит кольцо с табличкой: «Кольцо Нефертити. Дар от великих Учителей». Это кольцо осматривали ученые-египтологи и пришли к выводу, что это рядовое кольцо совершенно другого времени, не имеющее никакого отношения к знаменитой царице.

    Получается, что, говоря о МЦР, мы говорим вовсе не о реальном художественном и историческом наследии Рерихов. Мы говорим о том, что Людмила Васильевна Шапошникова (исследователь творчества Н.К. Рериха, один из руководителей Советского фонда Рерихов и основатель МЦР. — «Газета.Ru») сформировала некое сообщество, чтобы создать себе последователей, адептов. Само по себе рериховское движение, безусловно, многогранно, разнообразно и должно развиваться, как и множество других общественных движений, сейчас Международный центр Рерихов по сути — не рериховцы, а «шапошниковцы». Перед ними стоит идеал в лице Людмилы Васильевны — умной, харизматичной женщины, которая с группой товарищей смогла в очень непростое для страны время организовать и привезти в СССР картины Рерихов, архив и предметы декоративно-прикладного искусства (которые, между прочим, Святослав Николаевич Рерих передавал ни больше ни меньше как всему советскому народу) и на этом наследии создать империю. Власть — как наркотик; Людмила Васильевна управляла людьми, которые работали в привезенными в СССР ценностями: приближала, удаляла… Ее подруги ей книги посвящали. Ее любили и ее боялись.

    — Как Людмила Шапошникова была связана с Борисом Булочником?

    Мкртычев: Знаете, в этой связи возникало ощущение, что Борис Ильич, так активно принимая участие в жизни этой организации, возможно, готовил своего рода «пенсионный фонд». Он уже был не просто банкир: он мог бы быть еще и президентом международной общественной организации — поддерживать имидж социальной ответственности.

    Рыбак: И с Шапошниковой все это, безусловно, также связано. Ее познакомили с Булочником на заре 1990-х годов, когда он начал заниматься бизнесом. Предполагаем, что Шапошникова, имея связи в определенных высоких кругах, помогла бизнесу развиться. А затем началось их взаимовыгодное сотрудничество.

    — Как Людмиле Шапошниковой удалось создать общественную организацию с такой большой коллекцией искусства Рерихов?

    Рыбак: Фонд Рерихов был создан во времена СССР. Этому фонду Святослав Николаевич Рерих завещал значительную часть имущества своих родителей. Оно было привезено из Индии и поступило в Советский фонд Рерихов. На волне событий начала 1990-х в руководстве фонда начались разногласия и скандалы. И тогда при участии Людмилы Васильевны было создано новое юрлицо – Международный Центр Рерихов. В обеих организациях она занимала руководящие должности, обе находились в усадьбе Лопухиных.

    — Как МЦР обосновывает свои права на имущество Святослава Рериха?

    Рыбак: Существует письмо от 22 октября 1992 года, подписанное именем Святослава Рериха, что он считает Международный Центр Рерихов правопреемником Советского фонда Рерихов. Этому письму, в подлинности подписи Святослава Рериха под которым есть обоснованные сомнения, судом дана оценка. Мосгорсуд в определении от 20 июня 2014 года указал, что у МЦР отсутствует право на наследство, открывшееся после смерти Святослава Рериха, отсутствует завещание в пользу заявителя, соответствующее законодательству Индии и Российской Федерации, дающее МЦР право на имущество Святослава Рериха после смерти. Этот вывод сделан судом на основании изучения упомянутого письма от 22 октября 1992 года, которому суд дал правовую оценку. Далее суд приходит к выводу о том, что у МЦР отсутствует право на наследство, открывшееся после смерти Святослава Рериха, поскольку МЦР не является наследником, указанным в завещании Святослава Рериха, не является правопреемником Советского фонда Рерихов, в связи с чем не подлежит признанию к наследованию имущества после смерти Святослава Рериха.

    — Получается, что актив МЦР состоит в основном из коллекции Советского фонда Рерихов и даров Булочника?

    Рыбак: Кроме этого, основного по объему пласта имущества, в активе МЦР есть еще очень многочисленные дары супруги Булочника, а также наших сограждан. Последние, очевидно испытывая огромную тягу к творчеству Рерихов, систематически дарили в МЦР картины и мемориальные предметы Рерихов огромной стоимости. Мы не можем дать оценку мотивации этих людей дарить многомиллионные ценности в МЦР, причем делать это неоднократно.

    Первая серьезная проверка вопросов учета и хранения была проведена в Центре Рерихов Хамовнической прокуратурой 2015-м году.

    МЦР заявляет, что он в 2005 году по собственной инициативе один из первых подал заявление о включении в негосударственную часть Музейного фонда произведений Рерихов из собрания Советского фонда Рерихов. Вместе с тем в МЦР не упоминается, что им велась переписка о намерениях включить произведения в состав Музейного фонда с 1997 года, однако деятельных шагов им для этого не предпринималось, более того, подавляющая часть произведений до сих пор не включена в состав Музейного фонда. Аргументы МЦР об отказе Минкультуры включить заявленные МЦР в 2016 году предметы в состав Музейного фонда не выдерживают критики, поскольку МЦР до сих пор не представлены доказательства, подтверждающие права собственности МЦР на произведения Рерихов, переданные Святославом Рерихом в Советский фонд Рерихов, документы, подтверждающие права собственности ряда частных лиц на произведения Рерихов, заявленные МЦР для включения в состав негосударственной части Музейного фонда, а также документы, подтверждающие ввоз на территорию Российской Федерации картин Рерихов, оказавшихся во владении МЦР.

    МЦР с ноября 2005 года, когда на основании приказа Росохранкультуры было включено в состав Музейного фонда 696 произведений Рерихов, до марта 2016 года не предпринималось шагов по включению предметов с состав Музейного фонда, несмотря на то, что в МЦР говорят, что в его составе есть музей.

    Активизация МЦР по включению предметов в состав Музейного фонда в 2016 году стала следствием представления Хамовнической межрайонной прокуратуры от 28 декабря 2015 года, в котором зафиксированы существенные нарушения в учетно-хранительской работе МЦР.

    В ходе проверки Хамовнической прокуратуры было обнаружено, например, что значительная часть имущества, полученного по договорам дарения, в МЦР не учтена в инвентарных книгах, не принята к бухгалтерскому учету, не включена в состав Музейного фонда.

    Результаты же налоговой проверки свидетельствуют о том, что МЦР, не организовав включение в состав Музейного фонда произведений Рерихов, при этом не отражал в бухгалтерском учете факты хозяйственной жизни – сделки дарения произведений Рерихов в МЦР от частных лиц.

    Оппоненты заявляют, что претензия налоговых органов является следствием действий Минкультуры в отказе зарегистрировать произведения Рерихов в составе Музейного фонда. При том, что обращение МЦР в Минкультуры и отказ Министерства были в 2016 году и никак не могли повлиять на результаты проверки налоговой инспекции, проведенной за период 2013–2015 гг.

    — И все-таки, МЦР — это музей, общественная организация или все вместе?

    Рыбак: МЦР по организационно-правовой форме общественная организация. Запомним эту фразу. Они говорят: в нашей структуре есть музей имени Н.К. Рериха. Хорошо, запомним и эту фразу. А теперь посмотрим закон «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» 1996 года. Там установлено, что музеем признается учреждение культуры, созданное собственником для хранения, изучения, публичного представления музейных коллекций. Учреждение! Понимаете разницу? Общественная организация это одна организационно-правовая форма юрлица, а учреждение – другая организационно-правовая форма, следовательно, МЦР — не музей де-юре.

    Мкртычев: Они говорят, что Святослав Николаевич Рерих завещал, что наследие его семьи должна хранить общественная организация. Но общественная организация в СССР – это нечто иное, нежели сейчас. Поскольку общественные организации в СССР были фактически государственно-общественными структурами, например, Детский фонд, Фонд культуры и другие.

    Рыбак: То есть своеобразный совет попечителей, спонсоров, которые помогают государственному музею жить и развиваться. Современная идея общественно-государственного партнерства.

    Но давайте вернемся к общественной организации. У такой организации должны быть члены. И кто же это? Вы где-нибудь о них слышали?

    На сайте МЦР вы не найдете списка членов. Мы запросили Минюст и нам сообщили, что в этой организации 74 члена, при этом часть из них являются сотрудниками МЦР. Кроме того, у них есть правление, состоящее из 15 человек. В том числе это Борис Ильич Булочник, руководитель Общества охраны памятников Галина Ивановна Маланичева, шахматист Анатолий Карпов и, конечно, Александр Витальевич Стеценко, Наталья Николаевна Черкашина и Павел Михайлович Журавихин — непосредственные руководители МЦР. Правда, сейчас в Центре Рерихов немного поправили свой сайт и убрали из списка членов правления мецената Бориса Булочника.

    Поэтому МЦР — это негосударственная компания, большинство вопросов, в которой решают правление, президент и вице-президенты Центра.

    В этой связи хочу напомнить одну историю. 26 октября 2016 года в комитете по науке, образованию и культуре Совета Федерации было организовано совещание. Совет Федерации выступал своеобразным медиатором между Министерством культуры и Центром Рерихов. МЦР к совещанию дал свои предложения. Вот удивительный пассаж из этих предложений: «МЦР готов рассмотреть возможность внесения в свой устав положения о дополнительных гарантиях сохранения наследия Рерихов в общественном музее МЦР. Обязательно включение наследия в негосударственную часть музейного фонда и невозможность его отчуждения третьими лицами». То есть, попросту говоря, они подтверждают, что с момента создания МЦР в начале 1990-х годов и до 2016 года были вольны в распоряжении этим наследием и, судя по всему, не стремились включить его в полном объеме в состав Музейного фонда.

    В упомянутых предложениях МЦР есть еще два по сути ультимативных заявления министерству. В случае выполнения требований МЦР, он «прекращает все обвинения в адрес руководства Министерства культуры» и «прекращает требования о проведении проверки находящейся в ГМВ коллекции картин, принадлежащей С.Н. Рериху, на предмет ее соответствия правоустанавливающим документам владельца».

    Своеобразный троллинг: МЦР заявляло, что в Государственном музее Востока должно быть 288 картин, а по факту 282 картины — куда делось шесть картин? Сначала выяснилось, что в документах Святослава Рериха была счетная ошибка и могли пропасть не шесть, а пять картин.

    А если говорить по существу, то никуда они не пропадали, из Музея Востока их, конечно, никто не крал. Просто эти картины в страну не поступали — это подтверждено документально. И этот многолетний троллинг – полагаем, просто пиар-акция, подогревающая негативный интерес в Государственному музею Востока.

    — А теперь, насколько я понимаю, Музей искусства народов Востока планирует создать государственный музей Рериха?

    Мкртычев: Да, это будет филиал Государственного музея Востока. Наша задача — подготовить другую стратегию изучения и публичного представления наследия семьи Рерихов. Создать музей, в хорошем академическом смысле. С другой экспозицией, с другим отношением к вещам. Дать возможность организовать в этом музее большие лекционные программы об истории творчества и мировоззрении Рерихов, образовательные курсы по истории искусств и религий. Это было бы как раз именно в русле тех идей, которые пропагандировал Николай Константинович Рерих. Идея о том, что музей – это не закостенелый организм, где кому-то что-то показывают, а образовательная, и воспитательная организация.

    Сейчас существует маргинальное пространство, где людей зомбируют специфической идеологией. Наша задача – предложить новую современную эстетику экспозиции.

    Учитывая активность рериховского движения, мы уже начали собирать в Музее Востока дискуссионный клуб – открытую площадку, на которой представители движения могли бы общаться между собой. И мы исходим из того, что, если люди готовы нам, государственной структуре, помогать, и их помощь будет квалифицированной и необходимой — ее будем с благодарностью и радостью принимать. Такой вот новый очаг культуры в центре Москвы.

    — И реализовать это планируется, соответственно, в усадьбе Лопухиных?

    Мкртычев: Конечно. Усадьба Лопухиных — это памятник федерального значения, который состоит из нескольких строений. Ранее она находилась в собственности Москвы, а еще раньше Российской Федерации. В 2014 году Москва заключила договор безвозмездного пользования с Международным Центром Рерихов на 10 лет. И, кстати, «простила» ему почти 30-миллионный долг по ранее заключенному договору аренды усадьбы. Заключив упомянутый договор безвозмездного пользования, Москва в 2015 году передала усадьбу в федеральную собственность, а федералы решили, что на этом месте должен быть государственный музей и передали федеральное имущество в оперативное управление Государственному музею Востока. Таким образом, мы имеем федеральную собственность в оперативном управлении Музея Востока — правда, с обременением в виде Международного Центра Рерихов.

    — А может ли случиться, что МЦР присоединится к Музею Востока и тоже станет Государственным музеем Рериха?

    Мкртычев: Изначально, как только мы получили в оперативное управление усадьбу Лопухиных и встал вопрос о создании Государственного музея Рерихов, мы начали переговоры с руководством Международного Центра Рерихов. К сожалению, эти переговоры ни к чему не привели. И, как вы видите, на заседании в Совете Федерации Международный Центр Рерихов просто предлагает отказаться от шантажа, если будут выполнены его требования к государственным структурам.

    — Что теперь будет с той коллекцией предметов, которую изъяли правоохранительные органы?

    Рыбак: Сейчас изъятые предметы рассматриваются в качестве вещественных доказательств. То есть, дальнейшую судьбу этих ценностей решит суд. Все это разрешится не очень скоро и говорить о судьбе изъятых произведений преждевременно.

    https://www.gazeta.ru/culture/2017/03/21/a_10586585.shtml#page8

  3. 54
    agnivesti.ru Says:

    "Конгресс интеллигенции" требует остановить разгром Центра Рерихов

    17 марта "Конгресс интеллигенции", объединяющий сотни известных российских деятелей культуры, науки, журналистики, опубликовал Заявление, в котором требует остановить разгром Международного Центра Рерихов.

    Ряд недавних событий, связанных с Международным центром Рерихов (МЦР) и его музеем имени Н.К. Рериха, должны стать предметом общественного внимания и серьезного беспокойства. 7 марта 2017 года в помещениях Музея были проведены обыск и изъятие большого числа картин, других предметов искусства и архива Советского Фонда Рерихов. Наряду с сотрудниками Следственного комитета и ОМОНа, которых было около 50 человек, активное участие в следственных действиях принимали участие представители Министерства культуры и Государственного музея Востока. Они указывали, какие картины снимать со стен и вывозить из музея. Обыск и изъятия осуществлялись в рамках уголовного дела, возбужденного в связи с банкротством «Мастер-банка» против его руководителя Б.И. Булочника, который до ноября 2013 г. являлся главным меценатом музея имени Н.К. Рериха.

    Для нынешнего руководства Министерства культуры данное уголовное дело стало поводом для попытки ликвидации крупнейшего на данный момент в России общественного музея – музея имени Н.К. Рериха, созданного Международным центром Рерихов (МЦР). При этом речь идет о выселении музея из занимаемых им зданий и присвоении собрания музея.

    Тем самым нарушаются договоренности, достигнутые в 1989 году сыном Николая Рериха Святославом Рерихом с руководством СССР, о передаче Советскому Фонду Рерихов (ныне Международный Центр Рерихов) наследия семьи Рерихов. Эти договоренности предполагали создание в Москве в усадьбе Лопухиных (Малый Знаменский пер., 3/5) общественного музея имени Н.К. Рериха. Наследие семьи Рерихов включает сотни картин, уникальный архив, мемориальные вещи, библиотеку. Святослав Рерих обусловил возвращение этого наследия в Россию тем, что его собственником станет созданный по его инициативе Международный центр Рерихов, а не государственное учреждение. Именно в этом заключалась воля Святослава Рериха, что не раз отмечалось Председателем попечительского совета общественного Музея имени Н.К. Рериха Анатолием Карповым и министром культуры России (2008-2012 гг.) Александром Авдеевым. Своим доверенным лицом и исполнителем своей воли Святослав Рерих назначил Л.В. Шапошникову.

    Святослав Рерих придавал исключительное значение именно общественному характеру музея, поскольку (как и его отец) надеялся, что общественные формы культуры в России станут основным фактором возрождения и развития страны. По мысли Святослава Рериха, музей должен быть хранителем художественного наследия Рерихов, выразителем и популяризатором философско-этических исканий и научных трудов всех членов этой семьи.

    Международный центр Рерихов без государственного финансирования, за счет пожертвований восстановил полуразрушенную усадьбу Лопухиных и создал в ней общественный Музей имени Н.К. Рериха. Общие затраты МЦР по реставрации усадьбы, оснащению музея и поддержке всей его культурной деятельности составили не менее 2 млрд. рублей. Значительная часть собрания общественного Музея имени Н.К. Рериха поставлена на учет в негосударственную часть Музейного Фонда России.

    Бывшая усадьба Лопухиных — ныне Центр Рерихов. Лакомый кусок для захватчиков!

    Фото: МЦР

    За воссоздание усадьбы Генеральный директор Музея имени Н.К. Рериха Л.В. Шапошникова была награждена Национальной премией «Культурное наследие» и премией Евросоюза, за особые заслуги в сохранении наследия Рерихов и развитие музееведения – орденами Дружбы и «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

    Наталья Шапошникова была главным хранителем наследства Рерихов в России

    Фото: МЦР

    За годы работы общественный музей имени Н.К. Рериха и его передвижные выставки посетило более 4,5 миллионов человек. МЦР издано около 200 наименований книг общим тиражом более 500 тысяч экземпляров – трудов членов семьи Рерихов, книг об их жизни и творчестве.

    За годы работы Центр Рерихов посетило более 4,5 млн человек!

    Фото: МЦР

    Признавая заслуги МЦР в реставрации усадьбы Лопухиных, в августе 2014 г. Правительство Москвы передало здания усадьбы Международному центру Рерихов в безвозмездное пользование на 10 лет. Однако в 2015 г. руководство Министерства культуры добилось передачи усадьбы в федеральную собственность и в оперативное управление Государственному музею Востока. В феврале 2016 г. Министерство культуры приняло решение создать в усадьбе Лопухиных филиал Государственного музея Востока – музей семьи Рерихов и уже выделило на это 36 миллионов рублей.

    Чтобы уничтожить общественный Музей имени Н.К. Рериха, Минкультуры проводит его бесчисленные проверки (только в 2016 г. их было 20). В травле музея стали участвовать государственные СМИ.

    Интересно, скульптурную группу на входе тоже увезут в запасники Минкульта?

    Фото: МЦР

    Неужели министерство культуры делает все это, чтобы получить еще один объект недвижимости? Ради удовлетворения своих амбиций и аппетитов? Ради большего единообразия культурного пространства?

    При этом в министерстве не думают, что искусство и философия Рериха неделимы. Философско-этические воззрения Н. Рериха воплотились, в частности, в Пакте Рериха об охране мирового культурного наследия.

    Мы считаем крайне важным обратить внимание на культурную, политическую и этическую стороны "дела о Музее имени Н.К. Рериха". С нашей точки зрения, разгром этого общественного музея будет означать, что произвол и презрительное отношение к праву окончательно станет нормой нашей жизни.

    Можно по-разному относиться к различным аспектам наследия Рерихов, но нельзя уничтожать успешно действующий общественный музей, созданный Святославом Рерихом и Людмилой Шапошниковой в усадьбе Лопухиных под гарантии государства. Поэтому мы поддерживаем коллектив Международного Центра Рерихов, созданный и успешно действующий как общественная институция.

    Мы требуем от Правительства России исполнить принятые на себя обязательства перед Святославом Рерихом.

    Мы требуем от следственных органов, Министерства культуры РФ и персонально от министра культуры Владимира Мединского вернуть изъятые картины и документы Международному центру Рерихов.

    Мы требуем от Росимущества вернуть в оперативное управление Международному центру Рерихов здание усадьбы Лопухиных, незаконно переданное в 2015 году в оперативное управление Государственному музею Востока.

    Авторитет нашего государства связан в том числе и с его способностью выполнять взятые на себя обязательства.

    Мы призываем всех людей, признающих ценности культуры и права, поддержать эти требования.

    Константин Азадовский, литературовед

    Галина Аккерман, эссеист, литературный переводчик, Париж

    Людмила Алексеева, правозащитник

    Григорий Амнуэль, историк, режиссер

    Алексей Арбатов, академик РАН

    Лия Ахеджакова, народная артистка России

    Александр Белавин, член-корреспондент РАН

    Александр Бехтольд, правозащитник

    Александр Богомаз, правозащитник

    Валерий Борщев, правозащитник

    Анатолий Вершик, доктор физ-мат наук

    Владимир Войнович, писатель

    Елена Волкова, культуролог

    Татьяна Ворожейкина, социолог

    Светлана Ганнушкина, правозащитник

    Илья Гинзбург, доктор физ-мат. наук, профессор

    Леонид Гозман, общественный деятель

    Иван Голицын, художник

    Александр Городницкий, поэт

    Дмитрий Гражевич, арт-менеджер

    Елена Григорьева, поэт

    Наталия Дзядко, Центр содействия реформе уголовного правосудия

    Марина Дмитриева, искусствовед, ст. научный сотрудник Института Восточной Европы, Лейпциг

    Татьяна Дорутина, член Правозащитного совета Санкт-Петербурга

    Наталия Евдокимова, правозащитник

    Леонид Жуховицкий, писатель

    Андрей Збарский, редактор

    Андрей Зубов, историк

    Аскольд Иванчик, историк, доктор ист. наук, член-корр. РАН

    Мария Калмыкова, художник

    Ирина Карасик, историк искусства

    Игорь Карлинский

    Павел Катаев, писатель

    Андрей Кириллов, кандидат наук в области искусствоведения

    Сергей Ковалев, правозащитник

    Ирина Крайнева, историк

    Андрей Красулин, художник

    Геннадий Красухин, литератор

    Ксения Ларина, журналистка

    Ростислав Лебедев, художник

    Алексей Литвин, заведующий архивно-музейным комплексом Горбачев-Фонда

    Борис Лысиков, художник

    Анатолий Меньщиков, засл. артист РФ

    Владимир Мирзоев, режиссер

    Валентин Михайлов, доктор ист. наук

    Елена Мовчан, переводчик

    Олег Мороз, писатель-документалист, заслуженный работник культуры РСФСР

    Сергей Неклюдов, профессор, доктор фил. наук

    Юрий Нестеров, действительный государственный советник Санкт-Петербурга 3-го класса

    Ярослав Никитенко, ученый, активист

    Александр Никитин, юрист

    Виталий Пацюков, искусствовед

    Николай Подосокорский, публицист

    Лев Пономарев, правозащитник

    Ирина Прохорова, издатель

    Максим Проценко, скульптор, художник-бутафор

    Лев Прыгунов, народный артист России

    Татьяна Рудина

    Александр Рудницкий, правозащитник

    Юрий Самодуров, правозащитник

    Екатерина Симонова-Гудзенко, доктор исторических наук

    Михаил Ситников, журналист

    Борис Соколов, писатель

    Николай Сологубовский, писатель

    Алексей Сосна, директор Зверевского центра

    Александр Сотник, журналист

    Сергей Софрин, писатель-фантаст

    Сергей Стратановский, писатель

    Татьяна Сушенкова, художник

    Лев Тимофеев, писатель

    Игорь Топорков, правозащитник

    Марк Урнов, социолог

    Эдуард Успенский, писатель

    Ашраф Фаттахов, юрист

    Сергей Филатов, общественный и политический деятель

    Эдуард Харьковский, инженер

    Илья Шаблинский, доктор юридических наук, профессор

    ОРИГИНАЛ МАТЕРИАЛА — НА САЙТЕ КОНГРЕССА

    От редактора:

    Чтобы понять глубину трагедии, которая на наших глазах творится с Центром Рерихов, надо хоть немного знать людей, которые посвятили свои жизни Служению искусству и наследству Рерихов. К несчастью, я знаю нескольких уже немолодых женщин из Центра. Которую неделю они страдают бессонницей, импульсивно мечутся между приемом валидола, валокордина и таблеток, снижающих давление… Но как же это чертово "давление" снизить с 220 до 140? Не снижается! Источник боли — вовне этих "божих одуванчиков", всегда веривших в спасительную силу Искусства. Жирный, лоснящийся, гигантский Левиафан бьет хвостом не где-то там в фильмах Звягинцева, а прямо здесь, у тебя квартире, на работе, везде… От него не скрыться, не убежать, не отмахнуться… И вот уже полсотни равнодушных качков в форме и без оной деловито, повадками опытных мародеров отбирают картины, предметы, документы — и не только Рерихов, но и уникальные вещицы из Тибета 14-15 веков, которые семья Рерихов получала в дар от тамошних монахов. И вот уже вся лопухинская усадьба, в которую вложили миллиарды НЕгосударственных денег, отходит в хозяйство Левиафана… Да что же это такое? Как назвать грабеж средь бела дня?.. А вдруг в порыве эмоций перейдешь грань, отделяющую культурного человека от быдла?..

    Боюсь, что этих людей наш казенный Левиафан уже потерял. Навсегда. Навеки.

    Мрак накроет Центр духовности и культуры.

    Из-под покрова тьмы на весь мир будет раздаваться разве что довольное чавканье захватчиков.

    Молодцы! Съели!

    http://newizv.ru/news/society/17-03-2017/kongress-intelligentsii-trebuet-ostanovit-razgrom-tsentra-rerihov

     

  4. 53
    agnivesti.ru Says:

    Интервью с Д.Поповым, очевидцем спецоперации МВД в МЦР 7-8 марта 2017 г.

    Редакция сайта "Живая Этика в мире" задала несколько вопросов Дмитрию Попову,[1] который принимал непосредственное участие в событиях 7-8 марта 2017 года в Международном Центре Рерихов. Ниже читателям предлагаются ответы Д.Попова на вопросы нашей редакции, которые выделены курсивом

    • D.Popov_NY_2016

     

    Фото. Д.Попов (в центре) беседует с участниками Конференции русскоязычных групп Рериховского движения в Америке, 21.05.2016, Нью-Йорк.[2]

     

     

     

    * * *

    – Вы присутствовали на территории усадьбы Лопухиных 7-8 марта 2017 года, когда там происходили оперативные мероприятия Следственного Комитета РФ. Зачем Вас туда пригласили?

    – Я был приглашён в качестве специалиста в области жизни и творчества семьи Рерихов для оказания экспертной и консультативной помощи.

    – В сообщениях массмедиа курсирует высказанное руководством МЦР утверждение, что Вы специально прибыли из Нью-Йорка, чтобы участвовать в этой операции следственных органов. Насколько это верно?

    Разумеется, это всего лишь выдумка, смело выдаваемая за действительность. Ведь разумному человеку даже представить невозможно, чтобы следственные органы при подготовке оперативных мероприятий заранее извещали об этом не имеющих отношения к следствию людей, находящихся при этом за тридевять земель.

    Просто я волей судьбы оказался в Москве в затянувшейся дольше запланированного командировке. И теперь смотрю на эту задержку, как на явно провиденциальную в силу своих многолетних особых отношений с этой агрессивной и сутяжнической организацией, которой давно пора получить заслуженное.

    – Вам сказали, что в МЦР будет проходить изъятие картин по уголовному делу о мошенничестве Мастер-Банка?

    – Да, конечно. Но только уже по дороге к месту проведения следственных действий. Лишь Музей Востока был оповещён за день до этого, поскольку там должна была быть подготовлена группа из музейных хранителей, реставраторов и специалистов по упаковке и перевозке произведений искусства, а также соответствующие материалы и специализированное транспортное средство.

    – Расскажите как непосредственный очевидец событий, что там происходило? На сколько справедливы утверждения представителей МЦР о произволе действий следователей и оперативников?

    – Да, я внимательно просмотрел в Сети видеозапись пресс-конференции,[3] проведённой в МЦР на следующий же день и потому в курсе высказываемых с той стороны претензий.

    Со своей стороны могу сказать, что все действия производились исключительно слаженно и более чем корректно. Жалобы представителей МЦР делятся на две категории: 1) неудобства, которые неизбежно приходится терпеть работникам организации, в помещении которой проводится обыск с изъятием вещественных доказательств и просто вещей, проходящих по делу, и 2) преувеличения, откровенные выдумки и прямая ложь.

    Что касается первого, то следователям всё время приходилось разъяснять сотрудникам МЦР, что в их организации проводится обыск, и соответственно всё происходит по правилам проведения обыска и ни как иначе.

    Что же до второго, то, например, полиция не меньше четверти часа провела у главного входа в музей, стараясь убедить находившуюся внутри охрану открыть дверь. Лишь исчерпав все средства словесного воздействия было принято решение о начале применения спецсредства. И только тогда охрана поняла всю серьёзность намерений полиции и открыла таки дверь.

    По поводу единственного реального применения силы по отношению к сотруднику МЦР, то это произошло на моих глазах. Этот человек не меньше пяти минут вёл себя вызывающе неадекватно, откровенно добиваясь применения к себе силы, что в конце концов оперативники и вынуждены были сделать просто чтобы нейтрализовать буяна и увести.

    Постоянные сетования работников МЦР по поводу отсутствия представителей музея при снятии и упаковке картин в моих глазах выглядят вопиюще циничным лицемерием, поскольку сам вице-президент центра А.В.Стеценко громко заявлял, что он не желает принимать участия в происходящем и пытался уйти, уведя с собой своих подчинённых; и как раз старший следователь вовремя распорядилась задержать его и его сотрудников для того, чтобы обеспечить необходимое присутствие представителей музея.

    Фото. А.В.Стеценко (в центре за столом) в зале С.Н.Рериха во время

    проведения в МЦР следственных мероприятий 7 марта 2017 г.

     

    • Stezenko_icr_7.03.2017

     

    На вопрос велась ли представителями следственных органов положенная видео и фото фиксация процесса тот же А.В.Стеценко заявил, что велась лишь видеосъёмка общего характера. Тем самым он сознательно публично солгал, поскольку лично старший следователь скрупулёзнейшим образом вела всю необходимую фотосъёмку изымаемых произведений: на стене, в снятом со стены положении, с обеих сторон, с фрагментами. И делалось это на глазах у господина Стеценко, который имел возможность свободно наблюдать за всем процессом. И это лишь некоторые характерные эпизоды.

    – Было ли известно заранее, что именно должно быть изъято? Кто определял, что изымать, а что нет?

    – Что касается произведений Н.К. и С.Н. Рерихов, то некоторая часть из них уже была предназначена к изъятию заранее. Уже на месте нам был вручён список. Нашей задачей было идентифицировать названия по этому списку с реальными произведениями и фиксировать возникают ли сомнения в их подлинности при первичном визуальном осмотре.

    Затем, уже ближе к вечеру, старший следователь сказала, что в ходе обыска были найдены документы о дарении картин и других предметов со стороны Булочников и подконтрольного им Фонда имени Е.И.Рерих, и что эти предметы она решила тоже изъять по признаку дарения начиная с 2002 года. Почему сроком давности она назначила именно 2002 год я не интересовался. После выявления соответствующих списков старший следователь указывала нам на произведения по списку, а мы указывали ей на сами произведения, которые она тут же распоряжалась изъять.

    Фото. Упаковка картин в здании МЦР 7 марта 2017 г.[4]

     

    • Upakovka_icr_7.03.2017

     

    – Кто производил упаковку картин? Не было ли угрозы их повреждения при транспортировке?

    – Как я уже говорил, из Музея Востока, где хранится одно из крупнейших рериховских собраний, была вызвана группа сотрудников выставочного отдела и реставраторов. Так что упаковка и транспортировка картин осуществлялась по стандартной музейной процедуре и технологии для перевозки на ближнее расстояние (в пределах города).

    К слову сказать, помимо прочего, представители МЦР на пресс-конференции утверждали, что машина, на которой осуществлялась перевозка, была неспециализированной, без системы климат-контроля и даже без фиксирующих ремней. С одной стороны, это является откровенной ложью уже потому, что никто не предоставлял им права осмотра этого автомобиля. А с другой стороны, могу засвидетельствовать, что хорошо знакомая мне по работе в Музее Востока машина как раз таки специализирована и снабжена всеми необходимыми вещами, включая систему климат-контроля.

    Замечу ещё, что эта система вовсе не нужна для перевозки должным образом упакованных произведений искусства на ближнее расстояние. Она необходима лишь в случаях их длительного пребывания в автомобиле. Так что это характеризует соответствующих сотрудников МЦР как непрофессионалов.

    Фото. Упакованные картины в МЦР перед их

    транспортировкой в ГМВ, 7 марта 2017 г.[5]

     

    • Kartiny_icr_7.03.2017

     

    – Вы сделали замечание по поводу профессионализма сотрудников МЦР. А какое впечатление сложилось у Вас по поводу уровня музейного хозяйства там при взгляде изнутри?

    – Вы знаете, обе эти системы превысили все мои ожидания, но совершенно различным образом.

    Так, система хранения в этом музее налажена сверхидеальным образом, даже с превышением рамок разумно необходимого. Бережное и трепетное отношение к хранимому также бросается в глаза. Всё, что может быть приобретено за деньги присутствует здесь в изобилии, даже оборудование в неподключённом и явно неиспользуемом виде. Однако, странное впечатление произвело присутствие в депозитарии единственного замеченного мною компьютера, который тоже оказался неподключённым и неиспользуемым.

    Это действительно очень необычно, поскольку при современном уровне компьютеризации учёта и хранения подключённый к единой музейной сети компьютер является основным инструментом работы хранителя. Это и доступ к музейной базе данных (которая единственно позволяет централизовать и систематизировать все процессы), и возможность составления всех необходимых документов по приёму-выдаче музейных предметов (без чего немыслим должный контроль за перемещением предметов), и ведение топографии музейных предметов (необходимое средство контроля наличия и местонахождения любого предмета), и многое другое.

    И уж в полное изумление меня поверг тот факт, что хранитель не могла находить в депозитарии музейные предметы по их номерам КП (книги поступлений) и искала их по названиям и собственной памяти. В дальнейшем оказалось, что музейная топография здесь отсутствует вовсе, как в депозитарии, так и в экспозиционных залах. В это сложно было поверить, но это было фактом. Полностью отсутствующей оказалась и основная из музейных систем – система инвентарного учёта. Музейные предметы здесь вовсе не имеют даже самих инвентарных номеров. Оказалось, что им присвоены лишь номера по книге поступлений (КП), да и те лишь существуют, но должным образом не используются.

    В результате выяснилось нечто невероятное – система музейного учёта в этом «музее» просто отсутствует. Налажена лишь система первичного учёта по книгам поступления; а всего остального нет даже в зародыше.

    Так что называть это учреждение настоящим музеем не представляется возможным. Это просто большой и богатый частный особняк, в котором очень аккуратным, но обычным частным образом хранится множество произведений и мемориальных вещей Рерихов, посмотреть на которые допускаются посетители.

    Фото. Выступление на пресс-конференции МЦР Г.В.Дарузе.

     

    • Daruze

     

    В не меньший шок меня повергло и выступление на пресс-конференции известного работника музейной сферы, госпожи Дарузе, которая некоторое время работала в МЦР и является одним из составителей и редакторов печатного каталога части его музейного собрания. Она не смущаясь заверила собравшихся в том, что отсутствующая система музейного учёта в МЦР не только существует, но и пребывает в идеальном состоянии. Сначала она лукаво заявила об отличном уровне первичного учёта, что тоже крайне сомнительно, поскольку одного наличия номеров КП слишком мало, а в документации о поступлении картин и других вещей наблюдается полная неразбериха. Но затем она ловко перескочила на печатный каталог и начала его расхваливать. И это при том, что ей прекрасно известно что к самой системе музейного учёта печатные издания не имеют ни какого отношения. Да и охватывает этот каталог лишь часть фондов. И уж вовсе беззастенчиво она прямо заявила о наличии в этом каталоге инвентарных номеров, по-видимому в расчёте на то, что ей поверят на слово и ни кто не станет проверять. Просто поразительно!

    – Вы сказали о неразберихе в документах поступления в МЦР музейных предметов. Не могли бы Вы пояснить о чём речь?

    – Да. Мне удалось хоть и быстро, но достаточно внимательно познакомиться с двумя довольно толстыми подшивками документов (договора, акты, списки) о так или иначе поступавших в МЦР произведениях изобразительного искусства и мемориальных вещах, поскольку именно там следователи обнаружили документы о дарении Булочниками картин Рерихов, которые подлежали изъятию. Дабы ненамеренно не разгласить чего-то, относящегося пока ещё к тайне следствия, не буду вдаваться в подробности, но могу сказать, что там действительно царит неразбериха. Осталось такое впечатление, что они собраны, а многие и сделаны, наспех (возможно даже задним числом). Также у меня осталось впечатление об отсутствии документов на множество из картин Н.К.Рериха.

    Здесь самое время вспомнить о повторённой А.В.Стеценко на последней пресс-конференции сказке о том, что им не удалось зарегистрировать картины в негосударственной части Музейного фонда РФ, поскольку ими был получен отказ под неким надуманным предлогом. При этом он лукаво умолчал, что этот надуманный предлог состоял в требовании представить копии документов, подтверждающих право собственности МЦР на эти картины, а это объективно является непременным условием. А если взглянуть на официальный ответ А.В.Стеценко, где он пытается отделаться лишь обтекаемыми фразами, то становится ясно, что документов собственности на эти картины у МЦР либо вовсе нет, либо они просто не желают их показывать, поскольку окажется, что владельцем является вовсе не сам МЦР, а кто-то совсем другой.

    Таким образом, сейчас начинает подтверждаться то, о чём разумные и болеющие за дело люди говорили уже давным давно: юридическое положение вещей с собранной в МЦР замечательной коллекцией картин Рерихов является крайне сомнительным и очень опасным для сохранения её целостности и сохранности в качестве музейного собрания для России и всего человечества.

    – А.В.Стеценко публично заявил, что МЦР свято хранит собираемое им рериховское наследие, а Музей Николая Рериха в Нью-Йорке, главным хранителем которого Вы являетесь, распродаёт свою коллекцию. Можете ли Вы что-то пояснить по этому поводу?

    – Конечно. Первое является откровенной ложью, а второе возможно простым следствием невежества и самонадеянности.

    Что касается Музея Николая Рериха в Нью-Йорке, то он действительно однократно продал собрание из 48 картин Святослава Рериха. Однако, во-первых, это собрание находилось в собственности музея, но вовсе не входило в его музейные фонды. Наш музей, в строгом соответствии с уставом, является музеем именно Николая Рериха. Поэтому доставшиеся ему в наследство картины Святослава Рериха никогда не включались в его музейную коллекцию и никогда не предназначались для задействования их в экспозиции. Музей никогда не пойдёт на сокращение экспозиции Николая Рериха ради того, чтобы выставить картины его сына. Поэтому у нас произведения Святослава Рериха были обречены на вечное пребывание в фондохранилище. Но, в силу большой популярности творчества Святослава Рериха в России, Правление Музея приняло решение, что будет правильно позаботиться о том, чтобы это собрание перешло в один из музеев РФ. Поскольку музей весьма небогат и нуждается в средствах на развитие, было решено продать это собрание по действующей на арт-рынке цене. Твёрдым условием этой продажи было то, что собрание в целостном виде должно было поступить в один из российских музеев. Соответствующие предложения были сделаны по всем направлениям. Были варианты с покупкой этих картин различными меценатами, намеревавшимися передать их в государственный Музейный фонд РФ. Но в итоге было принято предложение Б.И.Булочника, который якобы приобретал их для передачи в музей МЦР. И наше руководство поверило ему.

    Конечно некоторые сомнения возникли, когда оказалось, что реально в роли покупателя выступит вовсе не сам Б.И.Булочник, а некое неизвестное нам третье лицо. Но было принято решение довериться Б.И.Булочнику и в этом вопросе.

    Лишь когда уже потом стали приходить известия, что в МЦР поступило лишь девять картин, а другие почему-то оказались в руках аж нескольких частных владельцев,[6] Музей Николая Рериха в Нью-Йорке понял, что был цинично обманут. В последний год своей жизни наш уже вышедший на пенсию директор Даниил Энтин горько сожалел об этом.

    Как видите, судьба этих картин весьма ярко показывает действительный, а не мнимый уровень радения МЦР о должном сохранении в своём музее тех произведений Рерихов, которые попадают им в руки. Думаю, что в адрес МЦР тут дальнейшие комментарии излишни.

    Но надо обратить внимание на то, что в этом случае "злокозненное" государство как раз предпринимает успешные действия по выявлению и изъятию этой коллекции с передачей её на хранение и экспонирование в Музее Востока, а в дальнейшем в Государственном музее Рерихов. И сейчас целостность этого собрания, распылённого по воле руководства МЦР и его псевдо-мецената (который лишь перекладывал ценности из одного кармана в другой),[7] уже почти восстановлена.

    Поэтому мы исключительно благодарны российскому государству в лице министерства юстиции и Министерства культуры, усилиями которых эта коллекция вновь собирается и обретает музейный статус в Музее Востока в Москве, с которым нас связывают уже около сорока лет плодотворного сотрудничества.

    – Да, вина Б.И.Булочника в этой неприглядной истории очевидна. Но есть ли тут доля вины самого МЦР?

    – А разве может быть иначе? Полагаю, ни у кого нет сомнений в том, что Булочник обсуждал судьбу этих картин с руководством МЦР; иначе просто нельзя было бы решить, что эти люди хотят оставить в музее, а что согласны распродать по частным коллекциям.

    Вообще со слов многих бывших работников МЦР хорошо известно, что сращенность коллектива МЦР с семьёй Булочников была столь велика, что деньги как на зарплату сотрудников, так и на многие расходы поступали от последних в виде ни как не учитываемой наличности.

    Я ещё в ходе обыска был изумлён тем, что исполняющая обязанности директора музея Н.Н.Черкашина в беседе со следователем по поводу картин, оформленных как дар от одного из Булочников, постоянно сбивалась на фразы, в которых звучало «это мы купили». Следователю всё время приходилось переспрашивать, что она имеет в виду.

    Фото. Д.Ревякин даёт интервью видео-каналу Sasha Sotnik.

     

    • Revyakin

     

    Точно та же «оговорка» прозвучала и в видео-интервью другого сотрудника МЦР Д.Ревякина, взятом у него сразу после пресс-конференции. Сначала он признал, что им уже было известно, что девять из купленных госпожой Хафизовой картин работы Святослава Рериха проходят по уголовному делу о мошенничестве с невозвратным кредитом, и потому они были готовы к их изъятию. Затем он признаёт, что эти картины были каким-то образом подарены им Булочником. И тут же, не сходя с места он расслабляется и оговаривается, заявляя, буквально «картины, приобретённые нами в нью-йоркском музее».[8]

    То есть в сознании руководства МЦР просто не существует ни какой разницы между МЦР и семьёй Булочников.

    Остаётся лишь признать очевидное, что в системе Мастер-Банк–Булочники–МЦР мы имеем дело с крупной преступной частной лавочкой, криминальная деятельность которого всё больше и больше выходит на поверхность.

    Во всех аспектах своей деятельности — приобретение картин, содержание невероятно раздутого штата сотрудников, обращение с усадьбой Лопухиных – МЦР постоянно действовал в обход и в вопиюще беззастенчивое нарушение закона. Было только вопросом времени, когда правоохранительные органы этим заинтересуются. И вот, когда этот момент настал и следственные органы потянули за ниточку, скелеты сами посыпались из всех шкафов.

    – Куда были увезены изъятые картины? Каков Ваш прогноз об их будущем? Высказываются опасения, что эти картины будут проданы с аукциона в счёт погашения долгов Мастер-Банка или же пополнят запасники ГМВ. Каково Ваше мнение?

    – Картины, как и остальные предметы искусства, изъятые следователями в ходе обыска, были сразу доставлены в Музей Востока.

    Дело в том, что следственные органы не располагают необходимыми возможностями для должного обращения с произведениями искусства, и потому передача их на хранение в соответствующие музеи является обычной практикой.

    Тот факт, что для обеспечения этой стороны следственных действий была приглашена большая группа специалистов из Музея Востока, более чем ясно говорит о продуманности и ответственности действий правоохранительных органов. Здесь же совершенно очевидна последовательная политика по обеспечению не только пресечения противоправной деятельности, но и эффективного создания Государственного музея Рерихов[9] (филиала Музея Востока).

    Приятно и то, что делается это максимально открыто, о чём свидетельствует приглашение к участию специалистов и из нашего музея, и из Независимой экспертизы имени П.М.Третьякова. Ведь помимо исполнения обязанностей специалистов-экспертов мы стали и независимыми наблюдателями происходившего. Я считаю это чрезвычайно важным фактором.

    Говорить о распродаже подобных ценностей это просто не серьёзно. Задавать подобные вопросы кому-либо из следователей бессмысленно. Каждый человек занимается своей работой и решает только те вопросы, которые относятся к его компетенции. Вопросы о должном распоряжении культурными ценностями подобного масштаба конечно будут решаться между министерствами культуры и юстиции. И можно не сомневаться, что они будут решены правильно.

    Так что, в свете всего уже сказанного, судьба изъятых в МЦР картин как раз не вызывает у меня опасений, чего ни как нельзя сказать о тех, которые по-прежнему остаются в руках этой нечистоплотной организации.

    – Получается, что нам остаётся лишь порадоваться за то, что российское государство наконец взяло под свой контроль значительную часть этого бесценного наследия и надеяться на то, что этот процесс будет доведён до конца?

    – Да. Совершенно с Вами согласен. Именно так.

     

    16.03.2017

     

    [1] Дмитрий Попов − известный рериховед, культуролог, издатель и музейный работник. С 1980 года участник рериховского и теософского движения. Составитель первого каталога литературного наследия Н.К.Рериха. В 1990-е годы создатель и главный редактор Издательства «Сфера», ведущего в России издательства по выпуску в свет базовой литературы по теософии и духовному наследию Рерихов, а так же источников и популярных исследований по самому широкому спектру духовно-мистических школ Востока и Запада. В 2000-х – начале 2010-х годов старший научный сотрудник отдела «Наследие Рерихов»  и хранитель рериховского фонда в Музее Востока в Москве. Соразработчик обновлённой постоянной экспозиции творчества Николая и Святослава Рерихов, соавтор и автор ряда выставок, составитель и редактор нескольких рериховских изданий ГМВ. С 2014-го года главный хранитель Музея Николая Рериха в Нью-Йорке. Основной разработчик новой постоянной экспозиции музея, куратор ежегодной русскоязычной конференции «Рериховские чтения в Нью-Йорке».

    [2] Источник фото: Конференция русскоязычных групп Рериховского движения в Америке: http://lebendige-ethik.net/index.php/rd/rd-amerika/250-ny-21-05-2016

    [3] См. видео-запись "Пресс-конференция в Музее имени Н.К. Рериха": https://www.youtube.com/watch?v=Ya3zcVH6evY

    [4] Источник фото — страница МЦР на фейсбуке:  https://www.facebook.com/theroerichmuseum/posts/1908195349416623

    [5] Источник фото — страница МЦР на фейсбуке:  https://www.facebook.com/theroerichmuseum/photos/a.1421077468128416.1073741828.1421047834798046/1908378272731664/

    [6] См. статью в Новой газете "Меценат сбежал, суды проиграны, пришли с обысками. Что происходит вокруг Международного Центра Рериха": https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/03/11/71745-metsenat-sbezhal-proigrali-sudy-prishli-s-obyskami

    [7] См. статью на портале LIFE "Булочник и Рерихи. Как банкир снабжал музей и себя картинами за счёт вкладчиков":  https://life.ru/983120

    [8] См. видео-репортаж Sasha Sotnik "ДЕРЗКИЙ НАЛЁТ НА РЕРИХОВСКИЙ ЦЕНТР" (8 мин. 45 сек.): https://www.youtube.com/watch?v=eutx4XCwxWU

     

    [9] См. "Проект государственного Музея семьи Рерихов утверждён коллегией Минкультуры": http://lebendige-ethik.net/index.php/rd/rd-sng/245-projekt-roerich-museum

    Источник

  5. 52
    agnivesti.ru Says:

    Обращение к общественности России и других стран мира для распространения в соцсетях, рассылки эл. почтой и др.

    Уважаемые коллеги, друзья, единомышленники!

    Обращаемся к вам в связи с произошедшими 7 марта 2017 года событиями в центре Москвы. С 9.40 утра 7 марта и до 5.30 утра 8 марта 2017 года под прикрытием проведения следственных действий был разграблен Общественный Музей имени Николая
    Константиновича Рериха (Малый Знаменский пер., 3/5). Силовые структуры ОМОН, представители ОБЭП и следственных органов включая работников Государственного музея Востока и Министерства культуры РФ взломали двери в Общественный Музей, не дав
    сотрудникам открыть его нормальным образом, отключили камеры видеонаблюдения, изолировали сотрудников и руководство Музея и при выключенной сигнализации произвели «изъятие» картин Н. К. Рериха и С. Н. Рериха, другие предметы искусства, подаренные Музею в период с 1990 по 2013 годы. Сам процесс «изъятия» проходил в нарушение всех правовых норм: без присутствия сотрудников Музея, без соответствующей для транспортировки картин упаковки, картины вывозились в не предназначенном для таких целей транспорте. Музей разраблен!
    И руководили этим процессом советник Министерства культуры К. Рыбак и зам. директора Государственного музея Востока Т. Мкртычев указывая, какие картины брать, какие нет. Под руководством зам. директора Государственного музея Востока Т. Мкртычева произведения искусства упаковывались и вывозились в хранилище этого самого музея!
    https://www.youtube.com/watch?v=Ya3zcVH6evY
    Все происходило так, как будто Музей Н.К. Рериха находится в уголовном расследовании. НО Музей и его сотрудники не находятся ни в каком уголовном расследовании, не имеют отношение ни к каким финансовым махинациям, никогда не отказывали в сотрудничестве с правоохранительными органами и другими проверяющими организациями. Таких жестоких, грубых действий можно было избежать.
    Кощунственные действия в отношении успешно работающего открытого Общественного Музея им. Н. Рериха (главное структурное подразделение Международного Центра Рерихов (МЦР) — это чрезвычайное событие в пространстве культуры не только России, но и международного сообщества, вопиющая несправедливость по отношению к Музею имени Николая Рериха и его сотрудникам!
    И сейчас в новостях российских телеканалов льется ложь и клевета, подаётся противоречивая информация об Общественном Музее имени Н. К. Рериха МЦР. И кто же выбрасывает в пространство эти ложь и клевету? — Без сомнения, министр культуры В. Мединский, Ген.директор Государственного музея Востока (ГМВ) А. Седов, зам. директора ГМВ Т. Мкртычев и прочие, заинтересованные в этом лица.
    В Общественном Музее изъяты все договора дарения предметов искусства и даже их копии! Согласно Закону, предметы искусства, полученные путем дарения, принадлежат тем, кому их подарили! И нет необходимости срывать картины со стен выставочных залов Музея, разрушая экспозицию, увозить их в хранилище другого музея (а не в хранилище следственных органов, если следствие ещё не закончено), прикрывая свои действия уголовными делами, к которым Общественный Музей не имеет отношения. Возмущают и сомнения в подлинности подаренных МЦР картин, которые многие годы были в открытой для всех посетителей экспозиции.
    Но все произошедшее очень нужно было Министерству культуры РФ для того, чтобы разрушить общественный Музей имени Н.К.Рериха и в усадьбе Лопухиных создать государственный Музей семьи Рерихов. Они готовы выставить на продажу бесценные полотна, чтобы выплатить якобы компенсации пострадавшим клиентам Мастер-Банка!
    Есть все опасения, что «изъятые» картины могут просто исчезнуть в небытие, как и многое из квартиры Ю. Н. Рериха на Ленинском проспекте. Кто будет искать потом пропавшие ценности, а это ценности немалые — посмотрите их оценку на мировых аукционах- от сотен тысяч до миллионов долларов!
    Посмотрите кадры пресс-конфереции в Международном Центре Рерихов http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.p … NT_ID=5179,
    прочтите публикации в блогах и на Интернет-порталах (НАПРИМЕР: https://riafan.ru/654400-sotrudniki-muz … -posle-oby…, http://trv-science.ru/2017/03/11/muzejj-rerikhov-sos/, http://orpheus18.wixsite.com/ro…/kopiya-tak-ne-dolzhno-byt-1 ),
    в конце концов сходите в этот Общественный Музей совсем недалеко от Храма Христа Спасителя, посмотрите всё сами — голые стены, с вырванными кабелями подсветки, оборванные шнуры…
    Мы все возмущаемся разрушениями памятников культуры в Сирии, в Иране, в других «горячих» точках планеты, где уничтожаются бесценные культурные сокровища,разоряются музеи, уничтожается наше общее прошлое, история цивилизаций, без которой не построить будущего. Однако в самом центре столицы России, в Москве, учинили «тихий» погром Общественного Музея имени Н.К. Рериха, великого русского художника и общественного деятеля мирового уровня! Н.К. Рерих всегда выступал за сохранение Культуры, без которой человечество одичает. Именно он принес в мир первый международный договор о защите культурных ценностей человечества (Пакт Рериха), подписанный в Вашингтоне 15. 04. 1935 года и именно Музей этого великого миротворца подвергся унижению, разграблению, осквернению!
    Почему молчат выдающиеся деятели культуры России? Почему мы не увидели протестов со стороны тех известных людей России, которые не раз выступали в защиту Культуры? Н.К. Рерих призывал строить Мир через Культуру, а что же происходит на его родине!?
    Обращаемся ко всем, кому небезразлично будущее России, Культура, поборите свой страх, безразличие, распространяйте информацию о разрушении общественного Музея имени Н. К. Рериха МЦР среди своих знакомых, друзей, коллег. Пишите во властные структуры, депутатам, в Общественную палату РФ и т. д. Идет целенаправленное уничтожение Музея им. Н.К. Рериха, основанного Святославом Рерихом на основе переданного им именно общественной организации наследия великой семьи Рерихов (на условиях сохранения статуса общественной организации).
    Разрушение этого уникального Общественного Музея с более чем 25-летней историей, воссоздавшего из руин без участия государства памятник архитектуры 17-19 вв., — усадьбу Лопухиных, — есть не что иное, как разрушение страны!
    В подтверждение сказанного вспомним слова Л.В. Шапошниковой — создателя Музея и первого его генерального директора из её статьи «Разрушение музея есть разрушение страны»:
    http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.p … NT_ID=3566
    — Музей имени Н.К. Рериха в Москве многими воспринимается как один из обычных музеев, посвященных творчеству того или иного художника. Но Рерих не только художник. У него есть определенная миссия на нашей планете. Этот момент не все еще осознают, но он главный в деятельности и творчестве Рерихов: и Николая Константиновича, и Елены Ивановны, и двух их сыновей — Юрия Николаевича, ученого-востоковеда, и Святослава Николаевича, художника и мыслителя. Эти четыре человека, работавших на наше будущее, были тесно связаны с Космосом, космической эволюцией. Это сложная система знаний, для передачи которых был необходим человек, способный их усвоить и интерпретировать. Такими людьми были Рерихи, это была главная их миссия. Они передавали высокое эволюционное творчество на нашу планету и, в частности, в Россию. Процесс такой передачи проходит разными путями: и через картины, и через философию, и через литературу, то есть через все творческое наследие Рерихов. Борясь за музей, мы боремся за свою страну.
    Работать с наследием Рерихов в нашей стране — это и великий дар, и необходимые условия для выхода России из кризиса. Если наследие Рерихов затоптать, если разрушить музей, связи с космической эволюцией мы поддержать не сможем.
    Следы уничтожения уже есть. Нас финансировал меценат, и принадлежащий ему банк был закрыт. Но мы продолжаем работать, работать на страну. Благодаря этому Россия должна войти в новую эпоху. Что эта эпоха собой представляет? В Космосе идет острая борьба между Светом и тьмой, она захватывает и нашу планету. Новая эпоха предполагает новую науку, новое искусство, новую красоту и особенно — новое сознание, которое поднимет нашу жизнь на более высокий уровень.
    Галина Шнайдер,
    По поручению представителей общественности
    Германии, Беларуси, Молдовы, Австрии, Эстонии, Латвии и др.
    http://icr-friends-forum.ru/viewtopic.php?f=46&t=1045#p2315

  6. 51
    agnivesti.ru Says:

    Булочник и Рерихи. Как банкир снабжал музей и себя картинами за счёт вкладчиков
    Мария Медведева

    Лайф разобрался в связях экс-руководителя «Мастер-банка» Бориса Булочника и структур Международного центра Рерихов, где 7 марта изъяли десятки картин в связи с уголовным делом против банкира-мецената, передавшего сотни предметов искусства музею МЦР.

    В канун празднования 8 Марта в усадьбу Лопухиных в центре Москвы ворвались люди в масках. Они выбили дверь и стали снимать со стен картины. Спустя двое суток на пресс-конференции руководство МЦР назвало эти события «вооружённым захватом» имущества центра, главнокомандующим процесса — Минкультуры, а также заявило, что поводов изымать картины у силовиков не было.

    Однако Лайфу удалось выяснить, что семья Бориса Булочника имеет непосредственное отношение к структурам центра Рерихов, а в музее МЦР экспонировались в том числе личные картины бизнесмена, купленные, возможно, на деньги вкладчиков руководимого им «Мастер-банка», что позволяет говорить о признаках отмывания денег.

    По данным СМИ, в рамках текущего уголовного дела в поле зрения МВД попали в первую очередь девять картин художника Святослава Рериха. Как считает следствие, полотна были куплены владельцем прогоревшего «Мастер-банка» Борисом Булочником в 2013 году на аукционе в Нью-Йорке не на собственные средства, а на деньги вкладчиков этого банка. По результатам обысков стало понятно, что ареал интересов следствия шире: только из экспозиции изъято порядка 37 живописных полотен Николая Рериха, рыночная стоимость каждого из которых достигает трёх миллионов долларов. Остальные произведения забрали из хранилища, включая гигантское полотно 3 на 1,5 метра «Выступление в поход (Варяжское море)». Все эти картины были переданы Борисом Булочником МЦР в разные годы.

    Международный центр Рерихов (МЦР) возник в 1991 году после того, как перестал существовать Советский фонд Рерихов. Во главе нового Центра стояла Людмила Шапошникова, которая с 1989 года была директором советского центра. Булочник в интервью СМИ неоднократно рассказывал о том, что Людмила Шапошникова является его кумиром и благодаря этой женщине он заинтересовался восточной культурой и религиями. В 90-х бизнесмен впервые лично встретился с кумиром своей молодости, после чего начал помогать МЦР.

    С центром Рерихов связано несколько благотворительных организаций. В 1998 году был зарегистрирован Благотворительный фонд имени Елены Ивановны Рерих, в 2007 году — Благотворительный фонд поддержки космического мышления (БФ ПКМ), а в декабре 2012-го — Международный комитет по сохранению наследия Рерихов (МКСНР). Две из этих организаций напрямую связаны с Борисом и Надеждой Булочниками.

    Так, согласно базе данных СПАРК, супруги Булочники были в числе учредителей фонда имени Елены Рерих, а в 2007 году Надежда Булочник вместе с президентом МЦР Людмилой Шапошниковой и другими стала учредителем Фонда поддержки космического мышления. Наконец, Борис Булочник и его жена значатся в числе совладельцев Международного комитета по сохранению наследия Рерихов (см. инфографику).
    https://static.life.ru/f4b9a387bdf223e4dc2575e9706217ce__980x.png
    Людмила Шапошникова неоднократно заявляла в СМИ, что Булочник передал МЦР в дар более 300 картин и рисунков Рерихов, однако, по данным Лайфа, на часть произведений не оформлялись договоры дарения. По версии следствия, эти произведения искусства банкир покупал на деньги вкладчиков.

    По мнению председателя Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова, в данном случае налицо признаки отмывания денег.

    Когда ты являешься меценатом структуры, которой фактически владеешь, а деньги выводятся из банка, который ты возглавляешь, — тут форма отмывания денег в чистом виде

    Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета

    Судебный юрист, консультант по сделкам с предметами искусства Никита Семёнов рассказал Лайфу, что изъятие картин — это результат поисков следствием имущества Булочника.

    — Для того чтобы возместить ущерб потерпевшим, следствие находит имущество банкира — активы, ценные бумаги, деньги на счетах. Мы знаем, что он был одним из крупнейших покупателей картин Рериха. То есть он вкладывал деньги в живопись и передавал в пестуемую им организацию — МЦР. Вопрос, как передавал. Есть версия, что всё передавали по договору дарения. Но, насколько мне известно из источников в МЦР, иногда он просто привозил свои картины и вешал на стенку. То есть там находились картины вообще без какого-либо правового статуса — они просто принадлежат ему. Поэтому у следствия есть основания для ареста этих предметов, — подчеркнул юрист.
    Вице-президент МЦР Александр Стеценко заявил Лайфу, что картины — это «уже не имущество Булочника и изъять их можно только решением суда». А то, что банкир значится в числе учредителей и совладельцев аффилированных с МЦР организаций, не играет никакой роли, потому что это некоммерческие благотворительные и общественные организации.

    Советник министра культуры Кирилл Рыбак считает иначе.

    — Обычно дарители не входят в состав руководящих органов организации, которой они жертвуют произведения искусства. Это позволяет предположить, что в случае с МЦР жертвователи преследовали иные цели, — сказал Рыбак Лайфу.

    В кольце судов и штрафов

    Скрывающегося за границей банкира Бориса Булочника в МЦР называют меценатом, который не только выкупал и дарил музею картины, но и отреставрировал для него на собственные средства памятник архитектуры — усадьбу Лопухиных в Малом Знаменском переулке. Меж тем именно из-за пользования этим комплексом из трёх зданий сам МЦР находится в центре судебных разбирательств. Раньше усадьба принадлежала Москве, но в ноябре 2015 года перешла в собственность РФ и была закреплена за федеральным Музеем Востока.

    Сейчас музей и МЦР судятся. Первый иск Музея Востока касается расторжения договоров безвозмездного пользования на два строения усадьбы, заключённых между московскими властями и МЦР. Поводом стало ненадлежащее пользование памятником: комиссия выявила самовольную перепланировку помещений, а также нарушения санитарных условий. Второй иск касается ещё одного строения усадьбы. Оно также было передано в собственность РФ и закреплено за Музеем Востока, но, в отличие от первых двух строений, для нахождения в нём у МЦР нет никаких документальных оснований. Это отражено в представлении прокуратуры, заявившей, что здание занято незаконно. Однако МЦР отказался его покидать. И с лета 2015-го тянется суд о выселении. Очередные судебные заседания по обоим искам состоятся в марте этого года.
    В конце 2016 года МЦР оказался в центре очередного скандала: Налоговая служба выписала центру штраф более чем на 50 миллионов рублей за то, что переданные музею Булочником картины не были включены в состав негосударственной части музейного фонда. По закону, если юрлицо приобретает культурные ценности, они должны быть включены в состав государственного или частного музейного фонда либо включены в бухгалтерскую отчётность. В центре Рерихов не делали ни того ни другого.

    Александр Стеценко заявил Лайфу, что поставить картины на учёт не удалось из-за козней Минкультуры.

    Из Минкультуры присылали формальные отказы: например, их не устраивало экспертное заключение о культурных ценностях, хотя какая может быть необходимость доказывать музейную ценность картин Рериха?

    Александр Стеценко, вице-президент МЦР

    МЦР действительно в 2016 году просил Минкультуры внести в музейный фонд 229 экспонатов. Однако, как убедился Лайф, изучив переписку руководства МЦР с чиновниками Минкультуры, на самом деле ведомство требовало документы, «подтверждающие возникновение права собственности» у Бориса Булочника на девять картин. Предоставление данных документов является обязательным условием при включении ценностей в негосударственную часть музейного фонда.

    На запрос Минкультуры предоставить эти официальные бумаги МЦР ответил довольно расплывчато.

    Булочники на протяжении многих лет передавали в дар МЦР культурные ценности, которые они приобретали для музея, и никогда не возникало прецедентов по поводу законности и добросовестности их приобретения. Поводов для сомнений в отношении законности права собственности на переданные культурные ценности у руководства МЦР не было

    Александр Стеценко, вице-президент МЦР

    Также в МЦР отметили, что в настоящий момент у них нет сведений о местонахождении супругов Булочников, поэтому нет возможности получить от них какие-либо документы.

    Что будет с картинами?

    В центре Рерихов высказывают опасения, что изъятые силовиками картины могут быть проданы на аукционах. Советник министра культуры Кирилл Рыбак полагает, что об этом рано говорить.

    — Идёт следствие, картины изъяты, в настоящее время их осматривают. Вопрос об их судьбе и возможности их реализации с торгов будет решён не ранее, чем вынесен приговор фигурантам уголовного дела. Поэтому говорить о продаже или передаче картин в частные руки преждевременно.

    Но эксперты считают иначе. По словам Никиты Семёнова, картины являются имуществом, на которое наложен арест. Если следствие обнаружит, что какие-то вещи не принадлежали Булочнику и не имеют к нему отношения, то произведения вернут МЦР.

    — Если же установят, что в период совершения преступления он вкладывал деньги в картины и передавал их в МЦР, то все основания для ареста картин есть. Если суд удовлетворит требования потерпевших, судебные приставы либо предложат им забрать эти произведения живописи, либо выставят картины на публичные торги, а вырученные деньги распределят между потерпевшими, — рассказал эксперт.

    Вариантов, при которых эти картины могут непосредственно перейти в государственную собственность, по мнению Семёнова, нет.

    https://life.ru/t/%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0/983120/bulochnik_i_rierikhi_kak_bankir_snabzhal_muziei_i_siebia_kartinami_za_schiot_vkladchikov

Страницы: [6] 5 4 3 2 1 » Показать Все

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.



Похожие сообщения:
  • Вечер в МЦР, посвященный Дню Учителя (24.03.2017)
  • С праздником Великой Победы!
  • «Журнал «Культура и время».
  • 565 лет назад родился Леонардо да Винчи
  • Праздник улицы Николая Рериха в Риге.
    Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

    Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

    Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

    Aгни Йога Топ сайт