Рейдерство от культуры

Кто и что стоит за попыткой «отжать» наследие Рерихов
В скандальной истории с наскоками Минкультуры на Международный центр Рерихов (МЦР) и его общественный музей имени Н.К. Рериха в Малом Знаменском переулке столицы, в бывшей усадьбе Лопухиных, многое станет ясным, если знать, например, что первый замминистра культуры Владимир Аристархов в недавнем прошлом строитель, застройщик Москвы. Ну, вы же и сами знаете, как они у нас действовали, застройщики эти, вспомнить хотя бы печально известного миллиардера Полонского, что нынче сидит за решёткой. Так стоит ли удивляться напору, нахрапу и той откровенной грубости, что демонстрируют представители Минкультуры в деле об «отжиме» усадьбы у общественного музея? Около 900 шедевров изобразительного искусства и множество поистине бесценных вещей, связанных с семьёй Рерихов, – «начинка» музея. А ещё сами здания с участком исторической территории старинной усадьбы, которые музей получил в долгосрочную аренду ещё в советские времена, – центр столицы, историческая постройка. Усадьбу передало МЦР государство вследствие достигнутой договорённости между Святославом Рерихом и руководством страны. Эти здания в момент передачи музею буквально рассыпались, и их реставрация проводилась, представьте себе, без всякого участия государства. Учитывая заслуги общественной организации, правительство Москвы два года назад передало МЦР здания усадьбы в безвозмездное пользование. Чем не лакомый кус для рейдерского захвата? Министерство культуры несколько раз зарилось на него, но министру Швыдкому, проявившему на этой стезе особый напор, заполучить его так и не удалось. Не помогло и постановление премьера Виктора Черномырдина устроить в усадьбе государственный музей вместо общественного – благодаря министру культуры Александру Авдееву справедливость была восстановлена, и постановление Черномырдина в 2010 году было отменено решением правительства России. К слову, выселения Общественного музея имени Н.К. Рериха из усадьбы Лопухиных активно добивались Росимущество и Государственный музей Востока (ГМВ), но и они в итоге вынуждены были ретироваться. Казалось, вопрос решён окончательно, навсегда. Да не тут-то было.
Аренда – «единственный бизнес» семьи министра? Министр культуры Владимир Мединский – большой ценитель старинной недвижимости. Подведомственное ему Российское военно-историческое общество располагается в двухэтажном особняке неподалёку от Чистых прудов – это объект культурного наследия федерального значения «Палаты XVII века». Общество также располагает особняком в Лаврушинском переулке – это, как выяснило агентство РБК, выставочные «медиапалаты РВИО». Родной сестре и супруге министра принадлежит немало московской недвижимости в центре города, выяснили не так давно в РБК. Издание приводит слова самого министра: «Аренда – единственный бизнес, который остался у семьи». А его сестра Татьяна пояснила: «На все заработанные доходы приобреталась недвижимость, и вот так, за годы, сложился фонд. Недвижимость сдаётся в аренду, используется как бизнес». Сам министр, разумеется, не при делах, ручки – вот они. А усадьба Лопухиных – это вам не какие-то там палаты в два этажа. В общем, едва ли стоит удивляться тому, с какой настойчивостью культурное ведомство взялось вытряхивать из этого здания общественный музей. Но до последнего времени дело шло с пробуксовками. Нетрудно понять, по какой причине. Попечителями музея были известные общественные и культурные деятели – Мстислав Ростропович, Николай Петров, Евгений Примаков. Да и сама Людмила Шапошникова, бессменный директор общественного музея, служила надёжным заслоном от всех рейдерских захватов. Но стоило уйти из жизни Шапошниковой в августе прошлого года, как рейдеры, подобно голодной своре, набросились на МЦР. И музей в одночасье остался без защиты. И без средств, так как меценат Борис Булочник не смог больше финансово помогать общественному музею. Но МЦР не рассыпался, как того явно желало Минкультуры, а благодаря поддержке общественности продолжает свою культурную деятельность, правда, не в тех масштабах, как раньше. Евгений МЫСЛОВСКИЙ, член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека:
– Все затраты на реставрацию усадьбы Лопухиных были произведены за счёт Международного центра Рерихов – государство не выделяло на этот памятник архитектуры ни одного рубля. Так кому должно по справедливости принадлежать это имущество – общественной организации, возродившей из руин этот объект культуры в центре Москвы, или неким субъектам, желающим завладеть этим строением по праву административного ресурса?

В Минкультуры занялись поиском компромата, чтобы выселить музей?

Поговаривают, что незадолго до своего вынужденного отъезда из России Булочник имел неосторожность передать на экспозицию в МЦР часть собственной коллекции полотен Рерихов. Но, как разъяснил «Нашей Версии» вице-президент МЦР Александр Стеценко, это не так: Булочник «никогда не имел своей коллекции, может быть, несколько картин. Всё, что он приобретал за рубежом, было официально подарено им музею, на что имеются соответствующие документы. Это касается и последней партии картин, которую он передал в музей в октябре 2013 года. Следствие этой последней партией интересовалось, посчитав, что на неё якобы был выдан залог из банка, который не полностью погашен. Интересно же вот что: Минкультуры и Государственный музей Востока стремятся через следствие по банкротству Мастер-банка объявить незаконными все дары музею, преподнесённые семьёй Булочников. Таким образом, есть основание предполагать, что следствие работает не от фактов незаконных действий, а от поиска этих фактов». В общем, истину может установить только суд.

А вот ещё один досужий слух, неведомо кем подброшенный прессе: на картины-де, подаренные Рерихом Советскому фонду Рерихов и находящиеся сейчас в МЦР, право собственности не оформлялось. Это в корне неверное утверждение, уверяет Александр Стеценко. О каких «оформленных правах» идёт речь, если это были картины Святослава Рериха, на что у музея имеются все документы? Это Минкультуры пытается всё подвергать сомнению, полагают в музее, и с этой целью пускается в манипуляции. «В решении Мосгорсуда от 20 июня 2014 года ни слова не сказано о том, что МЦР является незаконным владельцем наследия, – разъяснил нам Александр Стеценко. – Там речь идёт о том, что МЦР не признан наследником Святослава Рериха. Но права собственности на переданное МЦР наследие перешли к нам не на основании завещания, а на основании осуществлённой Рерихом правопередачи. Допустим, я выписал вам завещание на свою квартиру и передал это завещание вам. Но вы вступите в права на эту квартиру только после моей смерти. Разве я, оставаясь собственником своей квартиры, не могу её продать или подарить? Могу, конечно. Вот и Рерих поступил именно так». Почему распускаются слухи, что Мосгорсуд-де признал МЦР незаконным владельцем наследия (подменяются понятия «наследие» и «наследство»)? Вероятно, кто-то хочет внедрить в сознание общества мысль, что-де МЦР незаконно владеет наследием как имуществом.

А вот ещё одна манипуляция: якобы собрание картин музея не состоит на учёте в негосударственной части Музейного фонда Российской Федерации как принадлежащее МЦР. Но оно-де может быть подарено или куплено, на него могут оформить дарственную. Цель этой манипуляции такова, полагает Александр Стеценко: убедить общество, что общественная организация якобы может разбазарить принадлежащее ей имущество. И таким образом национальное достояние России уйдёт из-под контроля государства и может быть вывезено за рубеж. По всей видимости, «именно эту дезинформацию Аристархов распускал ещё в 2015 году и заставил прокуратуру проверять все насылаемые им бумажки, – разъяснил Александр Стеценко. – Ничего этого не подтвердилось. Четвертьвековая история нашей организации убедительно свидетельствует, что МЦР является истинным собирателем наследия Рерихов. Наша коллекция картин увеличилась почти вдвое. Все они выставлены в постоянной экспозиции. А тем временем уникальная коллекция полностью разграблена из квартиры Рериха в Москве после его смерти. Коллекция Рериха, находящаяся в ГМВ, недосчитывает целого ряда картин. Я не припомню ни одного случая, чтобы Минкультуры обеспокоилось вопросами приобретения картин Рерихов и возвращения их в Россию».
Евгений САТАНОВСКИЙ, востоковед:

– Рерих – одно из всемирно известных имён России, которые делают славу нашей стране. Но что происходит с его наследием сегодня? Международный центр Рериха был основан в московской усадьбе Лопухиных, зданиях тогда совершенно разрушенных, под конец советской власти. А существует он на средства общественности. И ремонт был на пожертвования. Святослав Рерих передал музею бесценное наследие семьи безвозмездно, как вообще очень многие русские настоящие аристократы, интеллектуальная элита. Это сотни картин, это библиотека, это архив – уникальный, не имеющий никаких аналогов, это ценнейшие раритеты. То, как поступают в Министерстве культуры, – у меня слов нет.

Атака на культуру продолжается

Казалось бы, в столь щекотливой ситуации Министерству культуры пристало бы отойти подальше и как минимум не педалировать процесс – хотя бы ради того, чтобы не навлечь на себя подозрения. Куда там! С середины августа по требованию первого заместителя министра культуры Владимира Аристархова Мосгорнаследие начало в МЦР внеплановую выездную проверку порядка сохранения и использования объекта культурного наследия. И это несмотря на то, что Мосгорнаследие в конце прошлого года уже проверяло выполнение обязательств МЦР по содержанию усадьбы и не нашло со стороны организации никаких нарушений. А пока Минкультуры, по-видимому, не оставляет усилий побудить Генеральную прокуратуру проверить МЦР на экстремизм. И снова вопреки акту аналогичной проверки Минюста, который уже проверял МЦР (и снова по требованию Аристархова), но так и не выявил признаков экстремизма или иностранного агента. «Параллельно, – пишет «Российская газета», – появились сообщения, что Аристархов обратился в Хамовническую межрайонную прокуратуру Москвы с просьбой проверить законность владения МЦР культурными ценностями из наследия семьи». Сотрудники музея поясняют происходящее так: мы предполагаем, что «угроза причинения вреда объекту культурного наследия и превращения нашей организации в экстремистскую», о которой говорил Аристархов, является очередным поиском компромата против МЦР для его выселения из усадьбы Лопухиных и изъятие у него наследия. Иски Музея Востока уже рассматриваются в судах. Дело попахивает не конфликтом вокруг культурного объекта, а склокой недобросовестных застройщиков за лакомый кусок, согласитесь.
КСТАТИ

У Музея Рериха имелся, скажем так, меценат. Московский банкир Борис Булочник, фактический хозяин влиятельного в недавнем прошлом Мастер-банка. Именно он полностью отреставрировал, а вернее, практически заново отстроил музейные здания усадьбы Лопухиных. В столичном финансовом сообществе удачливое семейство Булочников откровенно недолюбливали. Как сказал однажды банкир Гарегин Тосунян: «Борис Булочник посещает некоторые наши мероприятия, но у меня нет оснований рассказывать о нём что-то хорошее». Но кое-что хорошее всё-таки делалось: как признавалась недавно ушедшая из жизни Людмила Шапошникова, гендиректор музея Рериха и заслуженный деятель искусств России, Борис Булочник «финансировал Центр Рерихов по всем направлениям», а последствия вынужденного отъезда мецената из России оказались «катастрофические – музей лишился всех средств для существования». Содержание музея, к слову, обходилось семейству Булочников порядка 8 млн рублей в месяц – без учёта культурной деятельности. Именно Булочник, и никто иной, отреставрировал здание усадьбы Лопухиных – целиком и полностью на свои кровные.

Борис Булочник активно занимался меценатством, был членом правления Международного центра Рерихов. Ему же принадлежала ведущая финансовая роль в совете учредителей благотворительного Фонда имени Е.И. Рерих, а также в комитете по сохранению наследия Рерихов. Но в ноябре 2013 года Центробанк отозвал у Мастер-банка лицензию на осуществление банковских операций. В офисе провели «маски-шоу», а меценату Булочнику пришлось уносить ноги через чёрный ход. Поначалу меценат осел в Израиле, а затем перебрался на Украину, в Винницкую область – на свою малую родину. В России Борис Булочник в розыске. В общем, музей в одночасье остался без средств. А год назад не стало Людмилы Шапошниковой – она ушла в лучший мир на девяностом году жизни. И музей оказался как бы бесхозным – так, во всяком случае, могло представляться положение вещей из министерского кресла.
Руслан Горевой Опубликовано: 19.09.2016

Источник: https://versia.ru/kto-i-chto-stoit-za-popytkoj-otzhat-nasledie-rerixov

Сохранить

Сохранить

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Aгни Йога Топ сайт