Михаил Бакланов. Вкус барбариса -2. Возвращаясь к банкротству Мастер-Банка.

Вышедшая в 2014 году статья автора «Вкус барбариса» о банкротстве Мастер-Банка не утратила своё значение до настоящего времени и дополняется новыми сведениями, почерпнутыми из журналистских расследований за прошедшее время. Работа дана в привязке к полицейской операции, проведенной сотрудниками МВД в Международном Центре Рерихов 7 марта 2017 года.   

   Прошедшие события с рейдерским ограблением с изъятием картин в Музее Рерихов и связанные якобы с уголовным делом Мастер-Банка, побудили меня вновь вернуться в прошлое. В 2014 году по горячим следам банкротства Банка была написана статья «Вкус барбариса» (её можно посмотреть в именном авторском разделе портала «Адамант»). Читая её сегодняшними глазами, не могу опровергнуть ни одного сказанного тогда слова. За прошедшие с ноября 2013 годы в прессе появились некоторые дополнительные подробности по скандальному банковскому делу. До сих пор идет следствие, ряд отдельных расследований доведен до суда. Что можно сейчас добавить к моим старым словам?

Судьба Банка, действительно, была не простой. Высоким чиновникам от власти нужен был банк, через который можно было не только прокачивать личные откаты, обналичивая свои «доходы», но и иметь каналы финансирования своих внутренних потребностей в виде различных политических внебюджетных движений. Банк негосударственного формата. Такой частный банк вскоре подвернулся. Из ряда потенциальных кандидатов предпочтение было отдано Мастер-Банку, владелец которого был связан с рерихианством и вкладывал свои деньги в меценатство и приобретение художественных картин огромной культурной и материальной ценности для Музея МЦР.  Не секрет, что многие банки в то время в погоне за прибылью и уходя от непомерных тягот налогового бремени ради выживания, использовали серые банковские операции. Формально на это все закрывали глаза – вся банковская система была с «душком». По рукам давали только некоторым особо зарвавшимся. А вот Мастер-Банку была уготовлена другая судьба. Судя по всему, однажды владельца банка Б.И. Булочника хорошо прижали «к стенке» и поставили перед выбором: «Работаешь с нами, или в лучшем случае разоряешься». Тогда на «руках» у Булочника уже был МЦР, и ему пришлось согласиться на сотрудничество. Случилось это около 2005 года. Вот тогда в Банке появился свой маленький банк с отдельной командой и своими скрытыми делами. До определенной поры в нем все шло тихо и мирно, каждый из группы занимался своим бизнесом.  Кто же эти новые лица, поимевшие прекрасную крышу под крылом Банка? Как сейчас оказывается, 

«до 2011 года их было четверо: два гражданских лица и два выходца с Лубянки и из МВД. Пятым элементом этой сложной структуры позже стал Евгений Рогачев», — ​рассказывает сотрудник Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД».Эта группа обеспечивала оформление финансовых документов и облекала «идеи» в материальные деньги.  «Вопросами транзита и снятия денег в «Мастер-банке» ведали люди, которых называли «операторами». Координировал действия «операторов» человек по имени Алексей. В ходе прослушки телефонных переговоров была задокументирована связь этого лица с «операторами», он активно раздавал им распоряжения и контролировал их исполнение. По нашим данным, этот человек был связан с ФСБ, о чем свидетельствовали и его навыки в конспирации: он никогда не использовал один телефон и звонил из разных районов Москвы, что осложняло установление его «базовой константы» — ​то есть привязки к какому-то конкретному месту. К сожалению, установить это лицо так до сих пор не удалось — ​после скандала вокруг руководства главка мы утратили контроль над расследованием дела».

 Нездоровая ситуация в банке, конечно же, привлекла сразу же (еще в 2007 году) надзорные органы МВД, они собирали материал и готовы были пустить его в дело, но им вежливо дали по рукам со стороны старших товарищей из ФСБ. Однако ситуация в Банке постепенно обострялась, причем за счет внутрибанковских разборок она становилась доступной следствию из-за подкидывания информации самим менеджментом: «В банке было несколько групп влияния, некоторые из них — ​выходцы с Лубянки. Они постоянно боролись друг с другом за объемы денег, которые надо было обналичить. Чем меньше игроков, тем выше твой доход. Эти конфликты постоянно выливались в уголовные дела». Поначалу деньги попросту воровались у Банка, используя зависимость его руководства от внешнего влиятельного хозяина. Кроме того, в других структурных подразделениях Банка были свои любители легких денег и со своими командами, возможно, работающими под одним руководством на единый «общак» и получающие свои комиссионные. Впрочем, не чураясь потихоньку прирабатывать и в свой личный карман.

Если обратить внимание на криминальные сводки того времени, то можно обнаружить сообщения о нескольких арестах руководителей территориальных отделений и филиалов банка по обвинению в незаконной банковской деятельности: в период 2007–2011 годов в рамках трех разных уголовных дел были задержаны глава Перовского отделения «Мастер-банка» Дмитрий Андросюк и главный специалист банка Мери Теванян (по подсчетам полицейских, через пластиковые карты, выпущенные в основном на студентов и алкоголиков, незаконно обналичили через банкоматы «Мастер-Банка» как минимум 138 млн. рублей), а также произведен обыск в филиале банка в Санкт-Петербурге (там через пластиковые карты было обналичено более 500 млн. рублей). То есть задолго до отзыва лицензии «Мастер-Банк» фигурировал как минимум в трех уголовных делах, связанных с обналичкой. Понятно, что такую активность по отмывке и обналичивания денег уже было трудно скрыть и прикрывать от внимания контролирующих и следственных органов. Пора было закрывать лавочку. Такое решение начали реализовывать в пределах 2011 года.

Как ни странно, но уголовное дело по факту незаконной банковской деятельности сотрудниками «Мастер-Банка» было возбуждено благодаря оперативной разработке Службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ (также известной как 2-я служба), начавшей проводить комплекс оперативно-розыскных мероприятий в банке в начале 2011 года. Странность этого события можно объяснять по-разному: от действий независимых команд ФСБ, до обоюдного согласия в этой структуре о необходимости закончить теневые финансовые операции в данном месте. Скорее – последнее.  Внимание же борцов с терроризмом, по словам бывшего сотрудника банка, привлек именно новоиспеченный глава управления корпоративного бизнеса «Мастер-банка» Евгений Рогачев:

«Он пришел по протекции Александра Булочника и сразу получил большой объем денег для обналичивания. Разумеется, не всем это понравилось».Как и откуда эти деньги попадали ему в руки, сведений в прессе нет. Можно предположить, что включение в эту группу своего человека от руководства Банка было вынужденным решением. Стараясь залатать все увеличивающую дыру в активах Банка, они, таким образом, перераспределили поток лимитированного «узаконенного воровства» в свою пользу, возвращая обратно похищенные деньги. Потому и не всем членам этой группы такое было по нраву. И человека стали устранять как конкурента и интенсивно использовать в трениях между основными игроками теневого бизнеса.

Как потом оказалось, именно благодаря показаниям Рогачева ГУЭБиПК МВД, удалось проникнуть в тайны «Мастер-банка» и понять сложный механизм обналичивания денег. Финальным этапом которого служила банковская сеть банкоматов.

Всего за один «удачный» день, подчиненные «операторов» могли обналичивать через банкоматы Банка до 1 млрд. рублей. Использовались специальные точки обширной сети банкоматов Мастер-Банка, откуда оперативно изымались наличные деньги по сфабрикованным банковским картам.

Банкоматы «Мастер-банка» для обналичивания денежных средств использовали и владельцы ОАО АКБ «Золостбанк» — ​братья А. и И. Крюковы, в отношении которых уже расследовалось уголовное дело по аналогичному составу преступления (вскоре оба дела были соединены в одно производство). К концу 2013 года в соединенном уголовном деле уже фигурировали 13 человек — ​в основном это были менеджеры среднего звена «Мастер-банка» и «Золостбанка», а также мелкие коммерсанты.

Обвиняемые и свидетели в ходе допросов в МВД охотно раскрывали всю цепочку участников схемы, давая возможность следствию попытаться выйти на ключевую фигуру — ​координатора по имени Алексей и получить ответ на вопрос, куда же в итоге девались полученные в банкоматах деньги.

МВД отрапортовало руководству страны об истинных масштабах деятельности группы: «Только в период 2010–2012 годов доказанный объем списанных в банке средств в целях обналички составил около 40 млрд. рублей».

Из оперативных материалов ГУЭБиПК МВД следует, что полицейские рассчитывали на возбуждение уголовного дела по признакам организации и участия в преступном сообществе (ст. 210 УК РФ). Однако в феврале 2014 года (после банкротства Банка) сам главк стал объектом пристального внимания коллег из УСБ ФСБ, а весной под стражей оказались генералы МВД Денис Сугробов и Борис Колесников.

В конце сентября 2013 года, к Евгению Рогачеву обратился его знакомый из банковского бизнеса с предложением организовать встречу с некими людьми, способными помочь в прекращении его уголовного преследования.

 На этой встрече, как затем пояснит Евгений Рогачев, ему якобы предложили прекратить уголовное преследование в случае выполнения требований, которые будут озвучены неким представителем ФСБ.

2 октября в ресторане «Рецептор» на Большой Никитской с Рогачевым будто бы встретились начальник управления по расследованию организованной преступности СД МВД Михаил Александров и руководитель контрольно-методического управления Ряшат Акжигитов. Двое последних считались доверенными лицами тогдашнего главы СД МВД Юрия Алексеева, под чьим руководством служили еще в управлении Генпрокуратуры по надзору за исполнением закона о федеральной безопасности, курируя органы ФСБ.

Встреча высокопоставленных полицейских с обвиняемым по уголовному делу Рогачевым, по мнению Дениса Сугробова, не могла состояться без согласия начальника СД МВД Юрия Алексеева. Организатором же встречи, по предположениям генерала, мог выступить сотрудник администрации президента Артур Завалунов.

«О результатах встречи Акжигитов и Александров сообщили Артуру Завалунову, что подтверждается детализацией их телефонных соединений», — ​следует из материалов ГУЭБиПК МВД.

Вскоре Евгений Рогачев встретился с тем самым представителем ФСБ, который в материалах следствия именуется «уполномоченным УСБ ФСБ Евгением Владимировичем». О содержании этой встречи Евгений Рогачев моментально сообщил в ГУЭБиПК МВД. «Он был очень напуган», — ​вспоминает сотрудник ГУЭБиПК МВД.

Как выяснилось, «Евгений Владимирович» потребовал от Рогачева дать компрометирующие показания в отношении Дениса Сугробова. «Согласно этим показаниям, Сугробов будто бы ежемесячно получал от сотрудников «Мастер-банка» крупные денежные средства за обеспечение общего покровительства их бизнесу», — ​поясняет сотрудник ГУЭБиПК МВД. Генерал Сугробов написал докладную записку главе МВД Владимиру Колокольцеву, предупредив о готовящейся провокации. Таким образом, в финале банковской истории произошла схватка между сторонниками ФСБ и МВД, причем первые старались «утопить» следователей и прикрыть дальнейшее углубленное расследование финансовых махинаций внутри Банка.

Уголовное дело «Мастер-банка» было передано в суд 26 сентября 2016 года. Рогачев по-прежнему под подпиской о невыезде. Финансист не стал давать показаний на генерала МВД Д. Сугробова.

Чтобы эта сжатая информация уложилась в голове читателя, резюмирую сказанное выше. До определенного момента «услугами» внутреннего банка пользовались якобы представители ФСБ, МВД и гражданские лица. Каждый занимался своим бизнесом. Параллельно присосались к основному Банку, «втихушку» обналичивая его деньги. Между ними были постоянные конфликты за сферу влияния этого потока денег, поскольку он был лимитирован, чтобы не создавать явную и невосполнимую дыру в активах Банка.  МВД пыталось пресечь действия этой группировки, но натыкалось на запрет более сильной стороны — ФСБ. Не исключено, что ставленник Банка  Е. Рогачев был фигурой, задача которого заключалась в попытках  вернуть назад высасываемые из активов средства, но вскоре  он стал разменной монетой в играх силовиков. Когда ситуация с отмывкой денег подошла к критической черте, было принято решение о банкротстве Банка, как исчерпавшего свой задуманный потенциал и тут уже сама ФСБ проявила инициативу и дала шанс МВД раскрутить расследование. Но в определенных пределах, пресекая более глубокое расследование, ведущее в верхние эшелоны власти. Обреченный же Банк стали под конец откровенно обчищать, выводя с его активов все средства, в том числе организовав немудреную схему оформления безвозвратных кредитов на фиктивные лица, не стесняясь и простых уборщиц. Кто сколько мог урвать. Все здесь делалось примитивно и чисто для отвода глаз от основных организаторов и исполнителей мошенничества. Дабы свалить всю вину на высшее руководство Банка и его сотрудников. Именно поэтому был организован публичный шум через прессу для создания нужного в обществе негативного образа махинаций в Банке при его последующем банкротстве.   В последние пару лет эта схема обналички активов Банка работала по возрастающей уже на территории всего Банка и его владельцы не могли ничего поделать – Банк «заказали» и, откровенно разоряя, «сливали». Возможно, Б.И. Булочник старался как-то сохранить Банк, пытаясь восполнить вывод активов через привлечение депозитов за счет неучтенных в реестре VIP-вкладчиков (не надо было платить с таких вкладов налоги), лично привлекая отдельных состоятельных лиц, обещая высокие проценты по вкладам. Но последняя надежда при полной потере контроля над Банком не оправдалась. Банк, как и было изначально предписано, обанкротили. Главные же лица этой истории, как всегда, остались за бортом следственных событий. В уголовном деле фигурируют только конкретные исполнители мошеннических операций и как положено –  владельцы Банка, степень вины которых установит суд.

   Следует обратить внимание, что по данным открытых источников сам Б.И. Булочник нигде не фигурирует как организатор и исполнитель операций по обналичиванию и отмывки денег. Его имя упоминается только в связи с названием самого Банка, как человека далекого от публичных «банковских прелестей», как погруженного в философию Востока и как связанного с МЦР. Причем последнее всегда сводят к сотрудничеству Банка и МЦР, а не к сотрудничеству лично Булочника как гражданина и МЦР. Разница в этих определениях есть и она существенная. И кто-то упорно хочет привязать Центр именно к деятельности банковской структуры. Кто — не будем гадать – всё понятно!  Попытка следствия связать приобретение картин Рерихов к ворованным из Банка деньгам – это его дело. Если же установлено, что деньги на эти картины выделялись третьему лицу как посреднику в виде кредитов, который оказался не погашенным – это другой разговор. Не выплата кредитов на приобретение картин может быть связана не столько с аферой, сколько с преждевременным банкротством Банка и их просто не успели погасить. Возможно, лично сам бы Булочник рассчитывался с посредником за картины, а тот бы погашал свой кредит – тут ничего криминального в таких возможных схемах на доверии нет. Также как и нет вины МЦР, что он получил в дар картины, не зная их обременение со стороны дарителя непогашенным кредитом. Это уже личные проблемы дарителя, а Центр в этом случае выступает добросовестным приобретателем дара. А вот причем тут оказались более ранние дары, изъятые у Центра – на этот вопрос вообще нет разумного ответа. Следует еще напомнить читателю о том факте, что среди рериховцев раздаются возгласы, что Булочник содержал МЦР на банковские деньги. Обратимся к статистике 2012 года.  Чистая годовая прибыль Банка тогда составила 701 млн. рублей, часть из этих денег пошла на внутренние потребности Банка, допустим – 25 %. Оставшуюся прибыль в семье Булочников можно определить, как долю в 85% от совместного бизнеса с двумя другими учредителями частного Банка, итого получаем около 400 млн. рублей годового дохода. По документам за этот год официально Банком на благотворительность было израсходовано около 1,5 млн. рублей, причем помощь оказывалась не только МЦР, но и многим другим организациям. В этот год МЦР имел в активе своих суммарных денежных поступлений около 150 млн. рублей. Посчитаем, что из них более 100 млн. рублей – это личные вложенные в Центр деньги Булочника, или около четверти дохода его семьи, два члена которых были в рериховской тематике. Думаю, что остатка дохода меценатам на жизнь вполне хватало по их скромным запросам. Возьмем, к примеру, недавнее банкротство Внешпромбанка (ВПБ), совладельцем которого был Г. Беджамов. Финансовая «дыра» (превышение обязательств над активами) в капитале ВПБ составила около 210,1 млрд.  рублей. Десятки миллиардов рублей в ВПБ размещали «Роснефть», «Роснефтегаз», «Транснефть», Олимпийский комитет России, МИД, структуры «Газпрома», Минобороны, Православной церкви и Новороссийский морской торговый порт. Вдобавок к ним почти 30 млрд. рублей в банке хранили VIP-вкладчики. Владелец банка благополучно сбежал из страны. За кордоном у него обнаружили 3 яхты стоимостью под $100 млн., пару самолетов под такую же цену и кучу недвижимости. Это в качестве примера, кто и куда вкладывает свои деньги: в картины Рерихов и меценатство, или в личное благосостояние.

На сегодняшний момент Арбитражный суд Москвы отклонил заявление конкурсного управляющего Банком Агентства по страхованию вкладов (АСВ), просившего в качестве обеспечительных мер наложить арест на имущество пяти бывших контролирующих лиц Мастер-Банка на сумму более 24,6 млрд. рублей. Именно такой суммы пока недостает государству, чтобы рассчитаться с вкладчиками Банка. Пока рассмотрение претензий АСВ вторично отложено до 25 мая.  Фактически это означает, что имущество экс-руководства Банка сейчас пока не находится под угрозой изъятия для покрытия нанесенного убытка (если там есть что арестовывать!). Следовательно, и находящиеся под «следствием», приобретенные на невыплаченные банковские кредиты картины, не могут пока быть изъяты для погашения этой части долга. Как «вещдоки» следствия они могли вполне храниться в МЦР до окончания судебного решения по делу Банка. Так в принципе все и обстояло, поскольку их ранее СКР уже объявил «не выездными» и оставил под «домашним арестом» на ответственное хранение. Речь идет о личном даре Булочника в 2013 году 9 картин. Расследуемый период неустойчивого финансового состояния Банка вписывается в 2011-2013 годы, где и проводятся следственные мероприятия. Никакого отношения к более ранним благополучным годам это дело не имеет. Поэтому изъятие других даров, полученных ранее от Булочника и других дарителей, является превышением должностных полномочий следственной группы, проводившей обыски в МЦР 7 марта 2017 года, хотя формально органы имеют на это право.  Вот задача АСВ понятна – выплатить долги Банка вкладчикам. Задача СКР тоже понятна – найти воров. Только непонятно, почему органы пытаются найти их в МЦР – или так проще и не надо искать, где и у кого растворились эти обналиченные миллиарды.  И вся ситуация со «следственным экспериментом» явно похожа на заказную кампанию со стороны Минкульта с использованием аппарата МВД и направлена на стандартное незаконное изъятие картин у их владельца – МЦР.

Документальные события недавних дней показывают, кто реально руководил полицейской операцией в МЦР – Советник министра культуры К.Е. Рыбак — руками следователей определяя, что нужно изъять из Музея наиболее ценного, включая документы на обладание собственностью Центром. Отсутствие четких установок силовиков, — что же они хотели конкретно изъять в рамках проводимого уголовного расследования, — указывает, что это был просто вооруженный и санкционированный визит в МЦР, когда Минкульт попросил под таким прикрытием приехать в Музей своих представителей, посмотреть что там есть и забрать на правах сильного наиболее понравившиеся вещи. По уголовной классификации такие действия вообще-то носят наименование «грабеж» (Cт. 161 УК РФ).  Жаль только, что правоприменение такого понятия относится к физическим лицам, а не к органам власти.

Изъятые картины потом продадут; возможно, Минкульт в лице государства выкупит их в свою собственность. Потратив деньги налогоплательщиков за однажды украденные неизвестно куда и кем деньги вкладчиков и не покрыв всех убытков. «Справедливость» восторжествует на обломках общественного Музея. Замечательный образчик культуры по-минкультовски!

Как видим, та изначальная задумка в отношении Мастер-Банка, в части реализации рериховского «направления», теперь вполне успешно пожинает свои плоды, реализуясь через действия Минкульта и ГМВ. Однако, как тогда, так и теперь исполнение планов настолько примитивное и незатейливое, что сразу же бросается в глаза любому зрячему человеку.

Относительно судьбы Б.И. Булочника, то его долю вины установит следствие и суд. Пока же просто ищут крайнего на стороне, заочно арестовав его почти год назад и объявив в международный розыск. Но мало кто заинтересован в его личном появлении на процессе – может много рассказать любопытного. В свое время ему беспрепятственно позволили покинуть страну и не заинтересовались его персоной даже тогда, когда он приезжал в Москву проститься с Л.В. Шапошниковой в августе 2015 года. 

По материалам открытых публикаций российских СМИ.

 Новосибирск, 12 марта 2017 года
Источник

Сохранить

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Aгни Йога Топ сайт