Михаил Бакланов. Закон, налоги и картины МЦР

Статья раскрывает отдельные реальные подробности результатов проверки соблюдения Международным Центром Рерихов налогового законодательства, выявленные федеральной налоговой инспекцией в ходе её выездной сессии в 2016 году и является ответом на аналогичную по тематике статью, опубликованную сайтом «Живая Этика в мире».

 

     В день Защитника Отечества господин Люфт опубликовал свою очередную статью под названием «На МЦР наложен штраф в 1 млн. долларов за не постановку картин Рерихов на баланс».

 

    Появление такой публикации со стороны команды оппонентов является преждевременным и свидетельствует о новом витке информационной войны с их стороны.  Войны всегда проходят не по правилам, но в данном случае наблюдаем очередной явный перебор усердия со стороны А. Люфта. Понятно, из какого «Оазиса» исходит «проверенный источник» материала для публикации и почему информация из него поступает именно в руки редакции сайта «Живая Этика в мире». Других надежных рук у «Оазиса» просто нет. Но, раз уж информация выпущена и публичное пространство и, несмотря на «проверенные источники», подана Люфтом в своеобразной личной транскрипции, то и мне придется её прокомментировать исходя из данных своих «проверенных источников».  Надеюсь, что источники – документы —  у нас с Люфтом одинаковые и только их осмысление и подача читателю отличается в зависимости от квалификации комментаторов и авторских желаний видеть дело в свете лучей своей команды. Прецедент преждевременного вынесения на публику этого дела состоялся, и у меня теперь развязаны руки и могу кое-что пояснить читателю. При этом буду учитывать ситуацию, что дело еще находится в начальной стадии развития, а также то, что и я, и Люфт не профессиональные эксперты, чтобы делать прогнозы и выводы юридического плана. Просто поговорим в рамках высказываний Андрея об этом деле и о моих представлениях о подобных вещах. Но перед этим позвольте в допустимом объеме проинформировать читателя о выводах, которые сделала налоговая инспекция  в ходе проверки МЦР и о которых упоминает Люфт в своей статье.

 

Некоторые результаты проверки МЦР налоговой инспекцией

 

Действительно, такая проверка МЦР налоговой инспекцией проводилась в ходе её выездной сессии в период с 20.04.2016. по 29.12.2016 года; основанием для проведения проверки было решение заместителя начальника ИФНС России №4 по г. Москве. Проверяемый налоговый период с 1 января 2013 по 31 декабря 2015 г.г. Установлено следующее.

 

1.19 февраля 2013 года Булочник Надежда Михайловна согласно договору дарения подарила добровольно, безвозмездно и без всяких условий МЦР одну картину, без оценки ее стоимости в дарственных документах.

 

 8 октября 2013 года Булочник Борис Ильич подарил 9 картин на тех же условиях и без оценки их стоимости.

 

Договоры дарения оформлены надлежащим образом согласно правилам Гражданского кодекса РФ (ГК РФ). Картины были приняты и в 2013 – 2015 годах отражались в учетном музейном реестре МЦР во внутренней документации, используя «Положение об учете музейных ценностей» (2006г.), но не были поставлены на бухгалтерский и налоговый учеты. При выяснении подробностей этих обстоятельств оказалось, что такая ситуация произошла на основании включения в документальный внутренний порядок учета музейных ценностей МЦР пункта 13 из «Положения о Музейном фонде РФ», где говорится, что «…предметы изобразительного и мемориально-вещевого фонда, включенные в состав негосударственной части МЗ РФ, не подлежат бухгалтерскому учету по стоимости и не отражаются на балансе организации». Проверяющими был сделан запрос в Минкультуры РФ о постановке данного имущества на учет в Музейном фонде. В ответе сообщалось, что Свидетельств о постановки на учет на эти картины министерством не выдавалось, и они не входят в состав МЗ РФ. Так как эти 10 картин передавались МЦР без объявленной стоимости, по запросу налоговой инспекции Министерство культуры предоставило заключение своего эксперта о рыночной стоимости каждой картины на общую сумму в пределах 29 626 000 рублей на дату экспертизы. Согласно законодательству РФ, юридические лица негосударственной формы собственности, к каковой относится МЦР, должны были отразить данное имущество в составе бухгалтерского учета в 2013 году как «прочие поступления» (на основании правил бухучета «ПБУ 9/99») по рыночной стоимости. Такого в МЦР не было сделано, из-за чего в 2013 году в бюджет не был уплачен налог на прибыль с суммы 29 626 000 рублей (оценочная стоимость 10 картин) в размере 5 925 000 рублей.

 

2.Далее инспекция провела проверку остальных подаренных МЦР картин в период с 2005 по 2012 годы.  Проверка проводилась в целях определения правильности исчисления налога на имущество. Картины МЦР были подарены согласно договорам дарения и пожертвования, в собственность организации на безвозмездной основе. Всего за этот период было осуществлено 25 актов дарения и пожертвования. Жертвователем выступил Благотворительный Фонд им. Е.И. Рерих — 2 картины (2006 и 2007 годы). Дарителями в разные годы выступили 8 частных лиц, осуществивших 23 акта безвозмездного дарения. Из них 7 раз дарителем являлась Булочник Н.М.: в 2005, 2007 (дважды), 2009, 2012 (Трижды. Второе дарение этого года состояло из картины Н.К. Рериха и двух эскизов Е.И. Рерих. Третье состояло из коллекции эскизов и набросков С.Н. Рериха – 151 единица). Все картины и эскизы, подаренные Булочник Н.М., были без объявленной стоимости дарения. Остальные картины дарителей и жертвователя имели свою заявленную стоимость.  В 2008 году один даритель в одной дарственной передал 2 картины одновременно. В 2009 году один другой даритель также передал 2 картины одновременно.

 

      МЦР все картины и эскизы, подаренные дарителями и жертвователем, принял и поставил на внутренний учет. Однако принятое по договорам имущество не было отражено в соответственных документальных формах согласно установленным в России правилам бухгалтерского учета по тем же причинам – действующего внутреннего Порядка учета музейных ценностей в МЦР. Но, к сожалению, этот внутренний порядок не соответствовал действующему законодательству. Так, согласно ст.6 ФЗ №54-ФЗ «О Музейном фонде РФ и музеях в РФ» музейные предметы и музейные коллекции, включенные в состав МФ РФ, могут находиться в государственной, муниципальной, частной и иных формах собственности. Федеральным законом №402-ФЗ «О бухгалтерском учете» установлены единые требования к бухгалтерскому учету в РФ. В соответствии с положением по бухгалтерскому учету ПБУ 6/01 «Учет основных средств», утвержденным Минфином РФ от 30.03. 2001г. №26н, и отдельным разъяснением Минфина «…некоммерческие организации, в т.ч. негосударственные общественные организации, принимают объект к бухучету в качестве основных средств… Культурные ценности, обладающие признаками музейного предмета, учитываются в качестве основных средств негосударственных общественных организаций вне зависимости от того, включены или не включены в состав Музейного фонда РФ» (Разъяснение Минфина РФ в письме № 02-06-10/7919 от 15.02.2016г.)

 

Таким образом, в соответствии с ПБУ 6/01 МЦР должен был отразить имущество, полученное по договорам дарения и пожертвования, в качестве объектов основных средств на балансе организации. За первоначальную стоимость имущества принимается рыночная стоимость объектов при дарении (жертвовании). Поскольку ряд картин не имели первоначальной стоимости, по запросу инспекторов была проведена экспертная оценка рыночной стоимости имущества. Стоимость комплекта из 151 эскиза и наброска С.Н. Рериха оценена в 1 299 480 рублей (на 24.03. 2012г.), остальные картины (9 шт.) оценены в 66 842 000 рублей.

 

   В заблуждение ответственных работников МЦР, утвердивших ошибочный внутренний порядок учета картин ввела неправильная трактовка фразы из федерального закона №54-ФЗ, которая относится только к организациям (Музеям и т.п.)  с государственной формой собственности: согласно п.13 «отражение музейных предметов и музейных коллекций (объекты движимого имущества) включенных в состав МФ РФ на балансе юридического лица, в оперативном управлении или пользовании которого они находятся, не допускается». 

 

В итоге в ходе налоговой проверки было такжеустановлено (запросом инспекции в Минкульт), что данное имущество, полученное МЦР по договорам дарения и договорам пожертвования в состав МФ РФ не включено и по этому признаку должно было отражаться в составе основных средств и облагаться налогом на имущество.

 

     В период с 2005 по 2012 годы МЦР получил по договорам дарения (пожертвования) имущество на сумму 546 535 638 рублей и обязан был (при не включении его в состав МФ РФ) отражать данное имущество в составе основных средств с момента его поступления в собственность. За период с 01.01.2013. по 31.12.2015 годов с этой суммы налог на имущество организацией в бюджет не выплачивался. (Взят 3-х летний период с учетом срока давности по предъявлению претензий по налоговым выплатам.)

 

Таким образом, неуплата (неполная уплата) налога на имущество за 2013 – 2015 годы составила 36 071 352 рубля равными долями за каждый год.

 

3.По результатам налоговой проверки проверяющими установлена общая неуплата налогов и сборов на сумму 41 996 688 рублей, на которую начислены пени в размере 10 108 307 рублей. Итого общая сумма налоговых претензий инспекции к МЦР составляет 52 104 995 рублей.

 

    Обжалование этого решения налоговой инспекции может быть осуществлено в установленные сроки и в предусмотренном законом порядке.

 

Dura lex, sed lex

 

     Можно по-разному переводить эту фразу, но классически она звучит так: «Закон суров, но это закон». Попробуем прокомментировать результаты налоговой инспекции. Конечно, хитросплетения российского законодательства оставим профессиональным юристам – им решать все вопросы по результатам налоговой проверки и окончательную сумму долга МЦР. Мы же попробуем разобраться с ней нашим любительским разумением. Не будем касаться подробно и вопроса, почему сложилась такая ситуация с учетом картин в МЦР и почему их так долго не ставили на музейный учет в Музейный фонд РФ. Это тема отдельного разговора. Но сразу же отметём все подозрения, что это произошло по причинам удобства распоряжения частной собственностью, или как откровенно намекают оппоненты – для создания почвы для краж и личного обогащения отдельных лиц в Центре. Заметьте – все картины, подаренные общественной организации частными лицами в наличии, все учтены и оприходованы, выставляются в экспозицию. Непорядок с ведением документации? Вряд ли — таких замечаний у проверяющих не было. Было только обнаружено неправильное толкование порядка ведения учетной бухгалтерской и налоговой документации и не потому, что специалисты плохо знали свое дело, а потому, что Инструкции, по которым они работали, были «не на высоте». И эта их «высота» была установлена и завизирована руководством центра. Значит – плохое руководство? Не торопитесь делать выводы. Плохие законы стоят выше руководителей самой хорошей общественной организации. Вот и вернулись к нашему латинскому изречению. Закон не только суров, но и местами странен. Однако, при всех его недостатках, он остается законом. Местами он также переменчив, и хорошо, если эти перемены следуют не так поспешно и за ними еще как-то можно уследить.

 

Трудно жить, если ты не в государственной структуре, а всего лишь обычная общественная организация, а к тебе применяют все контрольные строгости как к госучреждениям (таковы права, предусмотренные Законом в части контроля Министерством культуры за соблюдением правил музейного дела). И ты обязан им следовать за неимением другого выхода. Да еще когда волей судеб общественный Центр обладает огромным материальным богатством, которое многим не дает спокойно спать. А что налоговая инспекция? Вот сказали из Минкульта: «Надо проверить!»  и пошли проверять. Еще им вдогонку доброжелатели подсказали, где лучше копнуть: именно по подаренным картинам, которые не поставлены на музейный учет в Музейном фонде. Секретов нет – картины на виду в Центре, заглянуть чиновникам Минкульта с подсказки специалистов из ГМВ в свои бумажки и определить, что они не находятся на фондовом учете – проще пареной репы. Почему именно так? А проверяющие глубже 2005 года не копали – там все поставлено на учет в Музейный фонд. Для начала копнули по последним поступлениям 2013 года – непорядок и есть крамола!  Клондайк же находился недалеко и стали проверять дальше с 2012 по 2005 годы, вот там и набежала солидная сумма стоимости подаренных картин, перевалив за 546 миллионов рублей – это вам не «черепки с археологических раскопок» (Люфт) – это творения великих художников! Вот с таких денег брать налоги – одно удовольствие! Закон суров, но это закон: прошляпил дело – плати смело, или доказывай свою невиновность. Любопытно получается, до 2005 года на учет в негосударственную часть Музейного фонда было поставлено почти 700 картин, основу которых составили полотна из наследства С.Н. Рериха, переданного СФР/МЦР в 1990 году.  Из этих поставленных на учет картин около 200 были приобретены меценатом Б.И. Булочником, и вся эта прелесть благополучно жила и работала в МЦР долгие годы, не зная такого страшного слова, как «налог». И только потому, что они были зарегистрированы в Музейном фонде. Вот их дареным более «молодым» собратьям, кто опоздал к этому сроку, не повезло. Были на «нелегальном» положении. А когда в марте 2016 года их попытались (причем трижды) легализовать в этот волшебный Фонд, защищающий от такого страшного слова, Минкультуры «вежливо» и молчаливо отворачивалось от желаний МЦР поставить картины на музейный учет. Явно имело свои планы на результаты этой налоговой проверки и не спешило торопиться с регистрацией. Андрей Люфт – видите как всё не так просто, как Вы пишите: «Как включить, так и исключить ценности из негосударственной части довольно просто». Может быть Вы и правы, но в последнее время на МЦР это правило почему-то прекратило распространяться.

 

   Я соглашусь с Вами, что панацеей решения всех проблем с этими картинами является заветное их попадание в волшебный музейный Фонд  — это в Вашей статье проходит красной нитью, и не менее красной, но более солидной по «толщине и весу» пронизан  весь Акт налоговой инспекции. Однако, как следует из того же Акта налоговой инспекции и при внимательном анализе всех законодательных документов, на момент проверки инспекцией можно сделать только один противоположный вывод:

 

нахождение или ненахождение картин на учете в Музейном фонде на налог на имущество с этих картин, если они находятся у негосударственного собственника, не влияет.

 

Вместе тем, обращу внимание читателя на тот факт, что налоговая инспекция однозначно привязывает факт постановки картин МЦР — организации с негосударственной формой собственности —  и уплату налога на имущество именно с самим фактом постановки или не постановки картин на учет в Музейный фонд РФ. Из чего вытекает нынешняя ситуация с предъявленным налогом на подаренные картины. А также полное игнорирование былой ситуации по налогообложению к остальным картинам (около 700 единиц) поставленных ранее по 2005 год на учет в МФ РФ, с которых МЦР налога не платит. И это несмотря на то, что:

 

Первое.МЦР по законодательству не относится к Музеям как таковой: статья 3 «Основные понятия» федерального закона №54-ФЗ гласит «— музей — некоммерческое учреждение культуры…», а по Уставу Центр является общественной некоммерческой организацией и хотя имеетполноценные музейные функции, юридически музеем не является.

 

Второе.Пункт 13 №54-ФЗ гласит: «отражение музейных предметов и музейных коллекций (объекты движимого имущества) включенных в состав МФ РФ на балансе юридического лица, в оперативном управлении или пользовании которого они находятся, не допускается». Выделенная фраза однозначно свидетельствует, что данное положение относится только к государственной форме собственности и никакого отношения к МЦР не имеет. 

 

Третье. Действующие на территории России правила бухгалтерского учета ПБУ 6/1 «Учет основных средств», утверждены Минфином РФ от 30.03. 2001г. №26н. Как они трактовались в вопросе учета музейных ценностей для негосударственных организаций, вопрос не к МЦР, а к контрольным ведомствам, так как только в феврале 2016 года отдельным письмом Минфина  дано разъяснение Минфина РФ  (письмо № 02-06-10/7919 от 15.02.2016г.), что : «…некоммерческие организации, в т.ч. негосударственные общественные организации, принимают объект к бухучету в качестве основных средств… Культурные ценности, обладающие признаками музейного предмета, учитываются в качестве основных средств  негосударственных общественных организаций вне зависимости от того, включены или не включены в состав Музейного фонда РФ»

 

Как при этих правильных трактовках закона налоговая инспекция выносит решение по МЦР «виновен – не виновен» на основании «печати» Музейного фонда, остается только гадать и будет лучше, если этим гаданием займутся профессионалы от права. От себя добавлю, что проповедником такой оригинальной трактовки закона, полностью совпадающего с мнением налоговой инспекции, в стенах Минкульта является Советник министра культуры К.Е. Рыбак.

 

    Хотелось бы, чтобы такой крупнейший в мире Музей произведений русских художников Н.К. и С.Н. Рерихов и весомый авторитетный международный культурный Центр имел бы четкие законодательные правила своей деятельности, включая обложение его посильным налоговым бременем, как это принято для государственных учреждений аналогичного профиля. Очень отрадно, что в этом деле со стороны Министерства культуры с этого года произошли позитивные сдвиги и теперь статья 7 федерального закона №54-ФЗ будет звучать так:

 

«Собрание музея (редакция действует с 01.01.2017). Собрание музея состоит из находящихся на хранении в музее музейных предметов и музейных коллекций, включенных в основной и иные фонды музея, а также документов и предметов архивного, библиотечного, кино-, фотофондов и иных фондов, которые служат целям его создания.

 

Отражение музейных предметов и музейных коллекций на балансе музея не допускается.

 

Музейные предметы и музейные коллекции, не включенные в состав Музейного фонда Российской Федерации, подлежат учету, хранению и использованию в порядке, установленном едиными правилами.

 

Положения настоящей статьи распространяются на музеи и иные организации, в собственности, во владении или в пользовании которых находятся музейные предметы и музейные коллекции»

 

Слова«иные организации» (только и всего нужно было добавить!) как раз относятся к МЦР и сейчас реально заработает полностью законная схема «поставил на учет и спи спокойно».  Центр же со своей стороны, с удовольствием поставит все свои старые и новые музейные поступления на учет в Музейный фонд России – ему скрывать и прятать нечего, нужна только законодательная уверенность в своем спокойном будущем.  

 

   На самый острый вопрос читателя: «Какой же теперь придется платить Центру штраф», — отвечу так. От предъявленной налоговой инспекцией общей суммы штрафных санкций и меньше. Насколько меньше — это теперь забота юристов МЦР, дело вошло только в самую первую стадию разбирательства.

 

Лично-публичные прения с Андреем Люфтом

 

    По традиции скажу несколько слов о некоторых высказываниях А. Люфта. Можно вполне согласиться с тем, что ситуация, вскрытая налоговой инспекцией с неуплатой налогов Центром действительно сложная и тяжелая в финансовом отношении. И даже натяжка Люфтом для сгущения красок штрафа до круглой цифры в 1 млн. долларов выглядит убедительно на фоне насчитанных 52 миллионов рублей. Но вот сам заголовок статьи не одобрю: штраф начислен за конкретные законодательные налоговые нарушения при ведении учетной документации, а не за то, что Центр не поставил картины на учет в Музейный фонд. Дело это добровольное и если бы это реально спасало Центр от притязаний нынешних отдельных чиновников Минкультуры от покушения на собственность общественной организации, то картины, подаренные частными лицами, давно бы были зарегистрированы в Фонде. И тогда бы, кто знает, что еще изобрели оппоненты при своем настойчивом желании разрушить Центр.  В условиях правовой неопределенности с наследством Рерихов, постоянных судебных разборок, этот фонд непроизвольно являлся «золотым резервом» Музея, так как он действительно был истинной чистой частной собственностью МЦР и не подлежал прямому покушению со стороны воинствующих оппонентов.  А вот неуплата за него налогов произошла по досадному недоразумению, но не из-за злого умысла руководства и работников Центра. Скажу несколько слов, почему такая налоговая проверка была организована именно сейчас, а не ранее, когда ситуация в финансовом плане не была столь напряженной для МЦР. Прослеживается четко организованная схема разрушения Центра. Здесь можно выделить несколько современных основных этапов. Первый – когда судебным порядком Центру отказали в праве быть наследником имущества С.Н. Рериха. «Заморозили» наследство. Само же государство не имеет на него никаких прав. Отсюда родился второй этап – это борьба за здания, которые МЦР сейчас занимает. Задача – лишить Центр места прописки и сделать бездомным бомжем. Третья – обескровить финансово, загнав его в долговую яму и объявить банкротом. Вот третья задача сейчас и решается с помощью этой организованной Министерством культуры налоговой проверки.  Обратите внимание, что весь удар был сосредоточен именно на этом «золотом фонде» Музея, который изъять из собственности можно было только одним легальным способом – пустить организацию с молотка за долги. Как правильно подметил Люфт, своей недвижимости у Центра практически нет, и она в ценовом выражении ничего не стоит. Доходы Центра, согласно авторским изысканиям, тоже мизерные по сравнению с заявленным налоговой инспекцией штрафом, а ведомство свои решения по должникам исполняет быстро. Практика сбора долгов судебными исполнителями проста – описывается и изымается все мало-мальски пригодное для погашения долга. У Центра будут, без сомнения, описаны и изъяты именно картины из этого дарственного блока.  То, что поставлено на учет в МФ РФ – неприкосновенно. Из числа подаренных картин с долгом можно расплатиться буквально одной – там цены зашкаливают. А можно сделать так. Воспользовавшись своим правом проводить ведомственную оценку описываемой вещи, сбросить стоимость картин до минимума и вместо одной прихватить несколько по бросовой цене. Как заблагорассудится.

   Давно заметил, что Вы, Андрей, любите считать деньги в чужих карманах.  Наверное, такая черта свойственна всем, кто проживает за границей, но считает себя русским, посему и кошельки проверяются исключительно русские. Вот и сейчас Вы не преминули заглянуть в карман бывшего владельца Мастер-Банка Б.И. Булочника. Вновь пытаясь раскрутить шум вокруг старой истории с Банком, о которой все уже давно забыли, кроме обманутых вкладчиков и государства, исполняющего свои обязанности в рамках действий АСВ  — конкурсного управляющего Банком:

 

 На слуху сейчас вполне достаточно свежих российских скандалов и в банковской, и в чиновничьей, и в культурной сферах. В чем такой не интерес к свежим новостям? Думаю: в разнице, что Булочник покупал картины для МЦР, а другие покупали себе яхты, скромные замки в приличных местах, футбольные клубы и прочие радующие душу прелести. Для Вас последнее — это частная жизнь, частная собственность — неприкосновенная по вашим европейским меркам. А притязания к МЦР и Булочнику носят для Вас сугубо специфический предвзятый личный характер. Я вот в чужие карманы не люблю заглядывать – что толку – от этого в своём не прибавляется, кроме завистливой желчи. Но о жаловании, сколько мог получать владелец крупнейшего банка Москвы, представление имею. Так вот, если не покупать собственность под себя, а тратить деньги на меценатство, то вполне можно было иногда позволить себе на месячную зарплату купить картину под десяток миллионов рублей. Странно, Андрей, что Вы, позиционирующий себя как рериховец, не понимаете личных устремлений таких лиц, как Булочник. Разделяйте деятельность главных членов управления Банком, зачастую типичную для российской действительности, с личными устремлениями его руководителя как человека. Или, по крайней мере, молчаливо дождитесь официальных выводов следственных и судебных органов.

 

Теперь про авторские страшилки-предположения насчет продажи Центром картин для оплаты штрафа. Мыэто уже проходили, когда многие кричали, что без Мастер-Банка Центр не выживет. И начнет торговать картинами. Как видите, живет – люди поддерживают, и сейчас поддержат, если такая ситуация возникнет. Не сомневайтесь! Однако, если с Вашей стороны такой вариант прозвучал, то рассмотрим его гипотетически. Сможет ли Центр при желании продать свои картины? Под радостные фанфары оппонентов. Нет, не сможет. Картины из того пула, который зарегистрирован в негосударственной части МЗ РФ, по закону можно снять с учета и распорядиться ими как собственнику по своему усмотрению. Кто там дальше приобретет картину — государство ли (имеющее на это первоочередное право), другое лицо ли – не так важно. Важно то, что все сделки с такими «фондовыми» музейными предметами идут через Минкульт, как и оформление соответствующих документов. Картины из наследства С.Н. Рериха сейчас «ничьи», спорные и МЦР на них прав как собственник юридически не имеет. Картины от Булочника в чуть лучшем положении, однако, Вы думаете, что чиновники сами добровольно закроют «штрафную кампанию», ради которой она затевалась, и дадут «добро» на продажу? Наивно! Второй вариант – картины «золотого фонда». Здесь маневрировать было бы проще, но такая возможность предусмотрительно была пресечена самим Министерством культуры: оригиналы договоров дарения без всякой суровой необходимости и правом сильного у Центра изъяты, т.е. МЦР лишился документов на право собственности. Как теперь продать картины? Вспомнил свою работу «Кино и «цирк» по-чиновничьи». Там есть ссылка на кинофильм «Кин-дза-дза!».  Добавлю к нашему случаю еще один афоризм из фильма: «Пацак! Какие балды у меня здесь контрабандный КЦ возьмут, при свидетелях, когда за него — пожизненный эци́х с гвоздями?! У тебя в голове мозги или кю?!»

 

 Андрей Люфт  пишет: «В МЦР полученные в дар картины Н.К.Рериха на учет в Музейном фонде РФ не ставили по причинам их полукриминального приобретения, т.к. они попадали в МЦР по весьма запутанным схемам. И если бы МЦР обратился в Минкульт с заявлением о включении этих картин в негосударственную часть Музейного фонда РФ, то руководству МЦР пришлось бы объяснять как картины Рериха к ним попали»

 

Андрей, я, конечно, не такой знаток серых схем приобретения картин в мировой практике. Наверное, это не налоговая история, а уголовная и не будем усложнять тему.  Вам, возможно, виднее, каким образом это реально происходит. Но не надо всех стричь под одну гребёнку.  Соглашусь, что процесс поиска и приобретения нужных произведений искусства довольно сложное и специфичное дело. Ввоз и вывоз из страны культурных ценностей регулируется специальным законом. Но замечу, если такой процесс носит явно криминальный характер, то с такими предметами (картинами) на рожон не лезут, не выставляют их в столичных музеях и не регистрируют в государственных структурах, где существуют современные поисковые ресурсы культурных ценностей, находящихся в розыске (в России — «Электронная регистрационно-поисковая автоматизированная система» — ЭРПАС). Система ЭРПАС сейчас функционирует   в Департаменте культурного наследия Минкульта. Я соглашусь, что большинство приобретений картин для МЦР сделано Б.И. Булочником, но криминала в этом нет, как бы Вам этого не хотелось узреть: криминальное «сидит» тихо по частным коллекциям, а МЦР приобретенные меценатом картины не прячет – вспомните о паре сотен картин от Булочника, уже зарегистрированных в Музейном фонде РФ. И о прошлогоднем желании МЦР поставить последние дареные картины на учет в МФ РФ.  Любая легальная операция купли-продажи картин сопровождается документальным оформлением и проходит проверку, в том числе и на криминальную чистоту сделки. В той ситуации острых отношений МЦР с оппонентами, кто бы решился на подлог? Бездоказательно обвинять дарителей в подобных преступлениях, что является таким же подсудным делом.

 

В заключении – последний Ваш пассаж: «Как и в случае с буддистской ступой на своём заднем дворе, руководство МЦР развернёт шумную пиар-компанию, спекулирующую на чувствах почитателей творчества Рерихов. Если такое случится, то нынешняя шумиха вокруг передачи Исаакиевского собора Русской Православной церкви покажется детской забавой. Можно себе представить как радостно запоют прозападные СМИ, когда в двух шагах от Кремля вокруг МЦР будут собираться толпы фанатиков, проводящих митинги и демонстрации в пользу защиты МЦР от «кровожадных» рук налоговой полиции и «продажных» чиновников от Минкультуры».

 

Не припомню, чтобы около Ступы рериховцы водили хороводы с плакатами. Кажется, там вокруг суетились некоторые представители руководства ГМВ. Желание ГМВ убрать эту Святыню и памятник культуры с территории Центра и поднятый в противовес шум с нашей стороны, был – точно. Именно он помог сохранить Ступу в МЦР. И дошел до Кремля, после чего оппоненты сразу же успокоились и переключились на другие менее публичные и заметные общественности варианты разрушения Центра. МЦР не телок, который спокойно идет на бойню. И сопротивляется только тогда, когда на него нападают. Мы не хотим войны, но свои права будем защищать всеми законными средствами, в том числе и информационными. В вашей воле, чтобы таких событий, которыми Вы пугаете сейчас общественность, не произошло. И не надо сравнивать нашу ситуацию с процессами вокруг Исаакиевского собора. Мы не будем устраивать демонстраций и митингов вокруг МЦР. Если случится необходимость сбора средств на погашение штрафа, то, тут Вы правы: рериховцы России могут не потянуть такие суммы и придется обращаться за помощью к мировому сообществу. С просьбой помочь Центру материально и сохранить этот культурный очаг мирового значения. Возможно, российскому Министерству культуры он не нужен, но мы ведь радеем за всю Родину, а не за интересы отдельных временных чиновников. Ну, а кому в рядах некоторых российских деятелей будет потом стыдно за такой вынужденный шаг со стороны МЦР и как отреагирует на это Кремль – думайте сами.

 

Новосибирск, 1 марта 2017года.

АВТОР: Михаил Бакланов

Источник

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Aгни Йога Топ сайт