Михаил Бакланов. Является ли Государственный музей Востока «центром негативной стратегии»?

По материалам закрытой секции оргкомитета интернет-конференции
«Судьба идей и наследия Рерихов»

Предисловие автора.  Статья была написана в июле 2016 года и не была опубликована редакцией только по причине её большого объемного содержания. С тех пор она пролежала в личном авторском архиве и разошлась только по частым адресам. Подготавливая статью к настоящей публикации, автор не изменил её концептуальную сущность. Коррекция была проведена только по объему и стилистике текста, сохранив все высказывания автора, актуальные в ту пору. За прошедший год значимость этой работы только усилилась, и было принято решение ее опубликовать. Читатель, которого не заинтересуют документальные подробности текста, может сразу же обратить свое внимание на раздел «Резюме».

20 апреля 2017 года.

 

 

В конце мая 2016 года администратор и владелец портала «Культура» Андрей Павлович Пузиков обнародовал рабочие закрытые материалы из раздела «Работа оргкомитета». Речь идет о той примечательной в рериховском движении интернет-конференции «Судьба идей и наследия Рерихов».  Как известно, конференция состоялась в начале 2014 года, имела своих сторонников и участников, закончилась Резолюцией и несколькими шагами в её исполнении – письмами в адрес властных структур, где предлагалась идея необходимости переформатирования Международного центра Рерихов из общественного учреждения культуры в государственное. Основательно вдаваться в работу конференции не будем, у многих еще свежа память об этом событии. Скажем только, что как в русской пословице, «первый блин получился комом», причем достаточно малосъедобным. Дальнейших «блинов» мы так и не увидели, поскольку пироги все же должен печь пирожник, а не сапожник.  Последнее замечание не должно рассматриваться как ирония в адрес Андрея Павловича, а как просто констатация произошедшего.  А.П. Пузиков, действительно, сделал всё зависящее от него в тот момент для реализации своего видения организации РД в стране в попытке переписать ход истории в изменившихся обстоятельствах раскладки сил в лагерях оппонентов. Автор уважает взгляды оппонентов, даже если они с нашей точки зрения имеют диаметрально противоположные направления. Всегда почетно пересекаться в борьбе с идейным и грамотным соперником. Именно таким является Андрей Павлович, именно это позволило ему организовать конференцию и быть её явным лидером и вдохновителем. Конечно, такие дела в одиночку не делаются, были активные помощники, был оргкомитет конференции, но все знают, что в любом деле «сани» всегда тянут «коренники».  Судя по материалам работы оргкомитета, таким еще одним ярким «коренником» была Матвеева Людмила Александровна. Ну, а остальные были на «подхвате» —  так автору видится ситуация   после анализа 125 страниц выложенного администратором текста. Я не хочу умалять или восхвалять   личные заслуги остальных (это уж кому как себя захочется увидеть – в гордости за проделанную работу или в радости за не очень активную роль) отдельных членов оргкомитета, там было всякое: от конфликтов, до прямых демаршей и выходов из работы конференции. Не в этом цель моего повествования. Для полноты картины и по ситуационной необходимости, придется выделить персонально еще одного человека – Бойкову Татьяну Николаевну.  Не потому, что она внесла какой-то особый вклад в работу конференции, а потому, что эти две женщины в конце работы возникшего «Общественного объединения Живая Этика» изменили свою первоначальную позицию и пошли против основного течения, исповедуемого лидером конференции   А.П. Пузиковым, и потребовали официального выхода из состава ОО ЖЭ своих команд.  И Матвеева, и Бойкова составляли организационный костяк объединения, пришли со своими сторонниками и материальными ресурсами. Особенно важна была информационная площадка «Адаманта», позволявшая освещать и пропагандировать ход конференции и её следствия.  Понятно, что в таком аховом положении Андрею Павловичу деваться было некуда и пришлось в январе 2015 года официально закрыть проект ОО ЖЭ по его выражению — «по причине отсутствия у тех, кто самонадеянно называет себя «рериховцами», потребности к объединению».  Для Пузикова это был очень болезненный удар, удар, который разрушил чуть не вершину его деятельности и карьеры в рериховском движении. И он стал еще более ощутимым, когда Бойкова и Матвеева смогли по-новому оценить сложившуюся ситуацию с наследством Рерихов и встали далее на прямую защиту Центра. Однако А.П.  мужественно отнесся к свободе выбора бывших союзников и не препятствовал их публичной деятельности. Правда иногда, отпускал адресные шпильки острые и не очень, этичные и не очень – будем говорить, привычные в рамках, принятых сейчас в некоторых кругах последователей Учения. Одновременно с его стороны были неоднократные прозрачные намеки на выкладку дополнительной информации о роли этих женщин в организации конференции, выглядевшие как попытки притормозить активность Бойковой и Матвеевой по защите МЦР на «Адаманте».  Полностью скрыть и подавить обиду Пузикову не получилось. И плотину прорвала совсем простая ситуация —  статья «О Культуре ли моление?» Т.П. Сергеевой, репост которой был помещен на «Адаманте».  Там была затронута тема интернет-конференции, и отдельные авторские высказывания, вызвавшие наибольшее возмущение Пузикова, он процитировал у себя на портале «Культура» в такой последовательности:

 

«…то в пресловутом «центре негативной стратегии» уже все решил [Пузиков] и все расписал как по нотам: ликвидация Мастер-Банка, последующий «кризис финансирования» МЦР и государственный контроль и регулирование наследия Рерихов;

 

…А.П. Пузикова, который, очевидно, и есть основной исполнитель команд «центра негативной стратегии». Именно он выступил инициатором и организатором как проекта ОО «Живая Этика», так и интернет-конференции;

 

…что интернет-конференция, созданная ОО ЖЭ вовсе не преследовала, как оказалось впоследствии, единения части РД, но была инициирована музеем Востока с определенной целью…» [выделения мои – М.Б.].

 

А это он говорит в адрес Т. Н. Бойковой, поместившей свой комментарий к данной статье:

 

«…[Бойкова забыла], что была одним из организаторов того самого «оргкомитета» и конференции, которые, по мнению автора статьи, созданы по решению некоего «Центра негативной стратегии»! Вот те раз!!! А может, всё было совсем не так, а мне просто приснилось, что мы что-то вместе с Т. Бойковой и Л. Матвеевой вместе организовывали? А на самом деле я просто исполнял волю этого самого «Центра негативной стратегии»? Или, может быть, сам был этим самым «центром»?

 

 После этой статьи чаша терпения переполнилась,  и Андрей Павлович заявил:
 

 

«…К счастью в наш технический век трудно что-то скрыть, и если у людей с памятью (а может и с совестью) не всё в порядке, то помогут восстановить истинную хронологию беспристрастные жёсткие диски компа.
И чтобы освежить память Бойковой,  я  принял решение открыть для свободного просмотра скрытый раздел форума-конференции, раздел работы того самого пресловутого оргкомитета, где рождалась эта самая резолюция и письма…»
[выделено А.П. Пузиковым].

 

 

Андрей Павлович, мне по поводу этого решения жаль и Вас и себя. Себя —  прежде всего, —  поскольку мне пришлось, как минимум, дважды прочитать все 125 страниц текста.  Вас, потому что Вы из желания насолить своим бывшим союзницам, насолили, прежде всего, самому себе, вытащив на божий свет всю внутреннюю кухню организации конференции. Выставили членов оргкомитета в таком свете, что они вряд ли еще когда сядут с Вами в одну лодку. Вы же сами, будучи более опытным дипломатом, не позволяли себе слишком вольно распускать язык и смотритесь в истории в целом весьма респектабельно.  Я не говорю (отдавая Вам должное), что Вы умело смогли воспользоваться вашими знаниями психологии людей, чтобы заставить оргкомитет делать работу так, как Вам было нужно и планировалось.  Но я и не собираюсь специально устраивать личные разборки, кто и что сказал в адрес другого. И что каждый участник оргкомитета надеялся, что всё это осядет в тайниках цифрового кладбища. И насколько такое решение А.П.  опубликовать не только свои посты, но и чужие без согласия их обладателей является этически приемлемым. Я также не буду упрекать А.П. в том, что не все посты он добросовестно на сей раз воспроизвел, позволив себе некоторую цензуру (чтобы не было встречных вопросов, скажу, что это легко угадывается при чтении материалов работы оргкомитета). Отмечу еще одно обстоятельство, чтобы это не стало предметом излишнего внимания: и мое имя упоминается в материалах оргкомитета.  Однако, мне проще, я фигурирую в них только как случайная личность и могу чувствовать себя вполне независимо в оценке тех былых событий. Поскольку сия публикация переписки закрытой секции оргкомитета состоялась, я от себя лично скажу своё спасибо А.П. за такой его подарок (пусть и частичный), поскольку давно интересовался вопросом поиска того таинственного «центра негативной стратегии».  Точнее, не самим поиском центра (он мне хорошо известен), сколько наличием легального материала от самих фигурантов и функционеров этого «центра», во избежание лишних дискуссий о моём предвзятом мнении на этот счет.  Все остальное в этих материалах для меня всего лишь фон определенного цвета. То, что этот «центр» не составляют две женщины, вместе с которыми А.П. пытается по-братски разделить славу организации конференции (а как же остальные?), однозначно вытекает из опубликованного материала.  Из него же следует, что львиную долю работы по организации конференции сделал Пузиков (это комплимент, поскольку техническая работа всегда оценивается высоко, но вторым планом). Вчистую исполнять волю некоего «центра» извне – этого тоже не могло быть, слишком А.П. независим и самодостаточен, чтобы его кто-то мог водить буквально за ручку (это тоже комплимент).  А вот вполне осознанно и полюбовно сотрудничать с неким «центром» в достижении общих целей — вполне адекватное и естественное действие в стиле деловых качеств А.П.  Давайте посмотрим, что предлагает нам опубликованный материал в этом плане, где на самом деле реально просматривается искомый «центр негативной стратегии» и являются ли обоснованными высказывания Т.П. Сергеевой на этот счет.

 

Автор в своей статье будет использовать только опубликованные порталом «Культура» материалы и давать им свою оценку в свете личного понимания прошедших событий.

 

*****

 

Для лучшего восприятия читателем текста все высказывания участников оргкомитета, привлекшие внимание автора, выделены жирным курсивом. Имена собственные и названия организаций, выделены автором жирным шрифтом; пояснения в квадратных скобках – тоже авторские. Все выборки из опубликованных материалов расположены в статье в хронологическом порядке.

 

Официальное начало работы оргкомитета в материалах объявлено 23 декабрем 2013 года. Но первая запись датируется 17 декабрем. Понятно, что образованию оргкомитета предшествовала предварительная работа по согласованию принципов подготовки конференции между ее основными устроителями, коих можно определить во внутреннем круге как Пузикова Андрея Павловича и Матвееву Людмилу Александровну (далее: А.П. и Мила соответственно), которые затем выступили в роли администраторов оргкомитета и всей конференции.

 

На первом этапе организации конференции решался основной вопрос о привлечении к работе авторитетных членов РД и организаций, имеющих отношение к рассматриваемой тематике. Итак, первая же запись начинается именно с вопроса об участии в работе конференции наиболее весомых государственных музеев.

 

Мила(18 дек, 2013): Кстати, насколько я понимаю, из ГМВ никаких признаков деятельности в заданном направлении нет? Они как свое участие планируют [высказывание Матвеевой предполагает наличие такой возможности в обещаниях Пузикова в контактах с ним перед организацией конференции] — в оргкомитете, инициативной группе, или вообще, как рядовые участники? Исходя из их позиции, надо уже определяться с МИСР, приглашать их в оргкомитет, или просто пригласить к участию в конференции?

 

 —(А.П.): Вчера звонила Милана [Милана Миронова, на тот момент сотрудница ГМВ].  Говорит, что весь коллектив загрузили под завязку выставочной работой. Мкртычев [Тигран Константинович, зам. директора ГМВ]и Попов [ДмитрийНиколаевич, ныне главный хранитель в Нью-Йоркском музее Рериха]только вернулись из командировки. Владимир [Росов Владимир Андреевич, ныне зав. отделом ГМВ] как раз занят написанием письма (ответа) в министерство. Милана сама только приехала из командировки и звонила пока шла домой.
Думаю, когда мы всех озадачим конкретными сроками и об этом широко оповестим, все вынужденно подстроятся и проявят активность. И совсем не обязательно вводить представителей музея в оргкомитет, достаточно, чтобы они участвовали в конференции. Тут уж пусть сами выбирают
…Лично я не имею ничего против того, чтобы пригласить в оргкомитет и представителя МИСР. Но на саму конференцию их обязательно необходимо пригласить.
Мила (18 дек): Думаю, что и на форуме у Чернявского [Владимир Евгеньевич Чернявский, администратор сайта Рерихком. инфо] можно его [информационное письмо о конференции] тоже поставить.. . Да и его лично я бы тоже пригласила в орг.комитет. Как Вы думаете?

 

 — (А.П.):Что касается участия в конференции, то пусть участвует, если посчитает нужным для себя, а вот в оргкомитете я бы его видеть не хотел. [Далее идет объяснение личной позиции А.П. по такому заявлению.] … Был еще опыт шестилетней давности. Тогда мы создали группу «Соратники» по защите квартиры-музея Юрия Рериха, и продуктивно работали целый год вместе с ярыми МЦРфанатами. Была проделана огромная работа. Обсуждения проходили в закрытом разделе на форуме Чернявского. Через год в группу попросился и сам Владимир, хотя, как админ, он, естественно, все видел и читал. Я был за принятие его в группу. Но как только он появился и стал участвовать, работа группы сразу потеряла конструктивное начало и зависла в бездействии. Трудно сказать, насколько он послужил катализатором этого процесса, вернее развала рабочего процесса, но, тем не менее, кармически это вот так сложилось.
  — (Мила):  …Замечательно, а содержание его письма [упомянутое выше письмо В. Росова в Минкульт]  Вы будете комментировать?

 

— (А.П.):… Это не касаемо конференции. Поэтому в соответствующем разделе комиссии по защите наследия.

 

А.П.(19дек): Выслал информацию и приглашение в оргкомитет А. Анненко и О. Ешаловой. Так же С. Мельникову в «Грани Эпохи».

 

 Далее пошли предложения подключить к работе «Уральский магнит», СибРО, были оповещены о конференции МИСР, сайты Рерих.ком, «Адамант», «Культуру в жизнь!» и «Мир через Культуру» форумы Манвантара, Феникс и Новый Мир, БийскоеРО «Беловодье» (С.Ю. Саполева).

 

А. П.(19 дек): Саполевым обязательно надо отправить. За одно привет можете передать, я с ними хорошо знаком.

 

 — (Юлия Владова): По-моему, Люфта [Андрей Люфт, редактор сайта «Живая Этика в мире», Германия] оповестить надо. Будет ли направлено сообщение в ж-л «Дельфис»?

 А.П.(19 дек): Люфт прекратил активные действие в данной сфере РД. Но, думаю, оповестить его надо. Могу ему сам написать, ему и Вере Кутузовой, а то, как она за него замуж вышла, так тоже совсем исчезла из Интернет-пространства РД.
…Можете и в «Дельфис» отправить, у меня после некоторых событий с участием в их конференции двухлетней давности как-то нет настроения с ними общаться…

 

…Письмо к Люфту с Верой не дошло. Пришло автоматическое уведомление о том, что адрес ошибочный.
…Сергей [Сергей Трофимов], у тебя, как я понимаю, должна быть с ними связь. Напиши им сам.

 

А.П.(20 дек): Пришел ответ от А.Н. Анненко: «Добрый день, Андрей! Хорошее дело задумано, от всей души желаю успешной работы. Спасибо за доверие и приглашение. Но я никогда ни в какие рериховские объединения не входил и не намерен входить. Наоборот, возникали проблемы, когда я искренне пытался помочь той или иной рериховской организации:-)
Единственное, не исключаю возможности сказать свое слово, если будет возможно, по повестке в качестве простого рерихолюба, заинтересованного в нормальном положении Рериховского наследия в России. Всего светлого! С уважением, А. Анненко».

 

А.П.(23 дек): Подключил Сергея Мельникова [редактор электронного журнала «Грани Эпохи»]. Он здесь как частное лицо. Коллектив журнала «Грани Эпохи» пока не участвует.

 

Мила(24 и 27 дек): Пришел ответ из МИСР, рекомендуют прислать информационное письмо по факсу, чтобы секретарь музея мог его зарегистрировать.

 

…Информационное письмо от имени ОО ЖЭ в МИСР на имя Бондаренко А.А. передано сегодня по факсу и со слов секретаря уже лежит у него на столе.

 

Мила  (7 янв, 2014):  …Олег Алексеевич [Каштанов, «ОКА»] предлагает запустить по тем же адресам петицию, которая будет адресована в Минкульт [речь идет о будущей петиции по результатам конференции]… Андрей Павлович, нельзя ли провести разведку через доверенных лиц, насколько Минкульту нужна подобная инициатива?
Насколько я понимаю с его стороны подобного пожелания не поступало

 

 —  (А.П.):  С «разведкой» вопрос сложный, да и не имеет прямого отношения к конференции.
Трофимов(13 янв): Сотрудники Дельфиса и Зорина — в кусты…[речь шла о подборе исполнителей для пиар–акции оппонентов среди журналистов СМИ по блокировке проходившей в то время пресс-конференции МЦР].

 

А.П.(13 янв): Опубликовано [ссылка, текст] «ЗАЯВЛЕНИЕ Международного фонда гуманитарных инициатив и Международного комитета гражданской дипломатии».

 

Прислал и попросил опубликовать Владимир Росов.: «Андрей, посылаю Вам по просьбе президента Фонда гуманитарных инициатив Н.С. Дико заявление по поводу МЦР. Он будет благодарен, если удастся разместить заявление на сайте.
Нашему Т.К. Мкртычеву отказали в аккредитации на завтрашнюю пресс-конференцию вМЦР. Он несколько обескуражен. Сказал, что обязательно сохранит отказное письмо для истории».

 

*****

 

В ходе работы оргкомитета в отношениях отдельных членов оргкомитета наметились напряженные отношения, связанные с личным демаршем Андрея Андреевича Батюка (А.А.) против А.П. Пузикова. Частично полемику по этому вопросу необходимо привести в изложении с поясняющими комментариями. Суть конфликта заключалась в том, что А.А. негативно отнесся к возможности участия МИСР в конференции. Проблема приобрела особую остроту, когда его позиция в оргкомитете, а также из каналов личной переписки участников оргкомитета стала известна руководству МИСР.

Андрей Андреевич(14 янв): Также приношу благодарность особо заинтересованным в поддержке МИСР, которые, безусловно, под свою настройку переслали мои [личные] письма руководству МИСР. Слив это или не слив и для чего тоже понятно, но Владимир Мельников уже отреагировал, и естественно, кто ж себя не защищает и при этом не атакует?…   Я предупреждал, что нужно узнать больше про МИСРи что опрометчиво базироваться на нём по определённым причинам формального подхода руководства к Учению.  Если подтвердятся мои предупреждения о МИСР, то и все важнейшие планы [конференции] просто рухнут. Кто-то и мою боль за всё это принимает как черноту, пусть, но сейчас чрезвычайный момент и его нельзя упустить; были ли сделаны опровержения предупреждениям, так как планируется единение всего РД? Вместо этого, показательно, передача МИСР моих здесь писем!..

 

…я много раз приводил аргументы, опровергающие личную заинтересованность, симпатии или антипатии. Даже в случае с МИСРмои высказывания не личного порядка, когда здесь доверяешь участникам, при этом которые недоброжелательны в мой адрес, и всё же открыт для сотрудничества. Андрей Павлович, ты неоднократно говорил о доверии, и это правильно, но открываясь перед вами, зная, что мои предостережения могут переодетыми друзьями дойти до МИСР, разве с моей стороны в этом нет доверия? Прошу дать разъяснения.
Трофимов(14 янв): Я солидарен в справедливом запросе Андреича!
Полностью согласен с предупреждением по акценту на МИСР.
Прошу также продлить время ответа на вопрос по присутствию в составе оргкомитета.

 

А.П.(15 янв): Андрей Андреевич! Во-первых, тебе уже не один раз разъясняли, что МИСРвсего лишь один из субъектов РД, который мы не имеем права обходить стороной, и которому так же, как и всем было направлено приглашение на конференцию. Однако пока от них [МИСР]не получено никакого ответа.
Что касается высказанныхМилой мыслей о том, что МИСР на равне с ГМВ мог бы претендовать на часть наследия, находящуюся в МЦР,то она имеет право на свои предложения, которые она аргументировала, как и ты на свои опасения.
Во-вторых, Андрей, у нас нет никаких рычагов и тем более планов и возможностей, влиять на то, как распорядится государство этой частью наследия, в случае, если оно изымет его из МЦР. Сначала необходимо решить вопрос с вмешательством государства в судьбу наследия, а уж потом все остальное.
Причем именно первая стадия процесса
[речь идет об изъятии наследствауМЦР – М.Б.],в которой активно участвует ГМВ, и пока не видно участия МИСР, кармически определит следующие стадии, и твои Андрей, постоянные разговоры о МИСР здесь кроме тебя никому не интересны, за отсутствием смыслового содержания.

 

Поэтому, предполагаю, что кто-либо из участников оргкомитета, а здесь 15 человек, предпринял попытку разобраться и проверить твои утверждения в адрес МИСР, и, естественно, узнать и о тебе, так как ты не самая известная личность, и у многих можешь вызывать сомнения…
…Вспомни, Андрей, как ты обвинил В. Росова, когда он поехал в США в командировку по своим научным задачам, и к которой долго готовился, в том, что он якобы поехал развлекаться, в то время когда остро стоял вопрос о картинах. И ты это сделал в присутствии его многолетних сотрудников и друзей, в то время, когда сам для них был совершенно неизвестен. И какое ты имел после этого право обвинять О. Ешалову в том, что она связалась со своим другом и коллегой и сказала ему о твоих обвинениях в его адрес?!!! Этим ты расколол рабочую группу, и, слава богу, что мы смогли довести дело до конца в меньшем составе, но у меня до сих пор это висит тяжестью в душе.
И, кстати, ты с таким же правом можешь обвинять меня, так как я тогда сам вынужден был связываться с Владимиром Росовым, чтобы урегулировать отношения. Или ты думаешь, что та наша встреча с руководством ГМВ и с тем же Росовым, прошла бы так гладко? Что Владимир бы улыбался тебе, невзирая на твои грубые и беспочвенные обвинения в его адрес?!
 А.П. – Трофимову (15 янв): Сергей, какойМИСР?!!! Ну где ты его здесь видишь? Сколько можно обсуждать эту несуществующую проблему?! Ты очень хочешь поддержать своего друга, понимаю, но отнесись к ситуации адекватно, и с уважением ко всем членам оргкомитета, для которых этой проблемы нет, как нет и самого МИСР в наших делах и планах. Когда появится, или изъявит желание участвовать, тогда и будем это обсуждать.

 

*****

 

На данном этапе работы оргкомитета можно подвести промежуточные итоги анализа представленных материалов. Закончился активный этап привлечения союзников и авторитетных в РД личностей к работе конференции, включая культурные общества и государственные организации (музеи). Одновременно сформировался окончательный состав оргкомитета. Нужно отметить, что к конференции не удалось привлечь таких известных оппонентов МЦР как А.Н. Анненко (вежливый отказ) и не получилось установить контакты с А. Люфтом. Из общественных организаций проигнорировали приглашение все оповещенные о конференции структуры, среди которых такие как СибРО, «Дельфис», сайт Рерихком.  Со стороны журнала «Грани эпохи» был только как частное лицо С. Мельников (доклад). Из рериховских информационных площадок (кроме официальных, входящих в состав ОО ЖЭ) на конференции был представлен только сайт «Международной сети Агни-Йоги» (Минск) в лице его администратора Короткевича Дмитрия Николаевича («Кайвасату»), который в ходе самой конференции не сошелся в дебатах взглядами с А.Пузиковым и покинул её досрочно. После трений в составе самого оргкомитета не подтвердили своего участия в нем В. Бендюрин (в дальнейшем после разногласий с А.Пузиковымон еще отказался и от участия в голосовании по Резолюции конференции), А. Батюк («Андрей Андреевич») и С. Трофимов. Последние двое вообще покинули саму конференцию досрочно.  После чего Батюк еще до начала конференции на площадке ИОСВ открыл отдельную тему, где активно изложил свое негативное личное отношение к самой конференции, ее целям и задачам и к основным организаторам.

 

 *****

 

Есть небольшой блок материалов, который несколько отходит от авторской темы статьи, но может быть интересен читателю в общем контексте всей истории организации конференции.

 

Мила  (17 янв): ЕВА [Елена Владимировна Алексеева], будьте добры, а нет ли какой-то сводки по этим [речь идет о выставочном движении картин] передвижениям, чтобы можно было воспользоваться цифрами статистики?
Это было бы очень показательно… может ГМВ запросить?

 

— (ЕВА): У меня такой статистики нет, я живу в СПб, в Москве бываю редко. Но знаю, что в выставках того же МИСРа в СПб часто принимают участие картины из ГМВ, а ГРМ [Государственный русский музей, Санкт-Петербург] в МИСРе почему-то игнорируют. Или ГРМ игнорирует МИСР, кто их разберёт… Если будет создан государственный музей, даже как филиал ГМВ, он начнёт самостоятельную жизнь, в обсуждении его концепции общественность и должна принять участие [концепцию создания госмузея именно в рамках филиала ГМВ была впоследствии представлена Т.К. Мкртычевым на Коллегии в Минкульте в 2016г. без всякого обсуждения с общественностью – М.Б.]. Так видится… «. Недавно им [МЦР] удалось перевести особняк в муниципальную собственность. В перспективе такая аренда даёт право выкупа арендуемого помещения за символическую плату. Хорошо, что не успели. [Теперь читателю будет более понятно, почему Минкульт так торопился и настаивал о переходе недвижимости Усадьбы в федеральную собственность – М.Б.]  Будем надеяться, что со временем там разместится государственный музей, или как самостоятельный, или как филиал ГМВ.

 

 

ЕВА(17 янв): Мила спрашивает: «МЦР утверждает, что у них все картины в залах, а в ГМВ — в запасниках. То есть как бы передача картин ГМВ не будет оправдана». — В ГМВ в двух залах размещена постоянная экспозиция работ Н.К. и С.Н. РериховРечь не идёт о передаче картин из МЦР в какой-либо другой музей. Речь идёт о создании ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ РЕРИХОВ!.. [выделено прописью ЕВА]

 

…Постановление о создании такого музея было подписано Черномырдиным в 1993 году. И лишь недавно МЦРу  (если верить их словам) удалось добиться отмены этого постановления.

 

 — (А.П.): Да, по факту признали утратившим силу. Но это формальная процедура: за давностью лет и неисполнением.

 

Анна[Анна Воронцова, сотрудник ГМВ] (23 янв): Мне же хочется объяснить одну простую вещь — на данный момент у нас экспозиция в музее Востока, и надо объяснить, что ни один музей не выставляет фонд целиком. На это есть причины — во-первых, надо из чего-то формировать выставки, а во-вторых — банально, картины должны отдыхать. Но согласна, при том объеме, который у нас, выставлено не много. Но еще раз повторюсь — другим экспозициям выделено места не больше, чем нам! Именно поэтому было решено создать Гос.музей. Но не стоит сравнивать наш музей, где создан отдел «Наследия Рерихов», который научно занимается творчеством и жизнедеятельностью Рерихов и где люди неравнодушны к творчеству Р., и тем же Русским музеем, Третьяковкой, где хранители просто хранят картины Рериха вместе с другими художниками. Я знаю хранителей Рериха в Русском и Третьяковке — симпатичные люди, но у них нет к Р. особой любви, им что Васнецов, что Рерих — о сохранности заботятся, и все. Самое обидное, что под словом «музей Востока» часто объединяют людей, которые очень заинтересованы и тех, кто «просто». А сколько сил нам стоит порой отстоять выставку или просто место под картины у рук-ва. Вот, например, была идея выставить гималайскую серию в маленьком помещении, которое теперь просто закрыто. Но там был выход в антиквар. салон и пожарники не разрешили. Да и выставки нам часто ограничивают — у нас выставки за 2 года планируют.

 

…По поводу выставок мы делали «список передвижений м.п.», при желании можно его найти. Но это надо время. Я его сама не раз посылала, когда началась вся заваруха МЦР и кричали, что мы не выставляемся. За последние пять лет — 2009 — смена экспозиции (82 предм), 2010 — «Рериховский век» и «Пакт Рериха»(ок.100), 2011-12- выставки «Славяне и Варяге», «Чары Финляндии» — Миср, 2013- «Женский образ» в тв-ве С.Н. Рериха, Ашхабад и Вьетнам., в планах на 14 — своя, в Н. Новгороде, Грозном, Майкопе, отказались Русский Музей(будут делать своими силами) и Миср…
МЦР возит «Гималайскую серию» и кое-что из крупных, ранних работ. Их реставраторы осматривали? Они их возят по правилам? У меня большое сомнение. Все это гавканье в адрес музея Востока лишь за лакомую косточку, мы не обязаны делать по много выставок в год. Я уже не говорю о том, что сейчас выставочный план увеличился, и хранитель просто уже забывает от бесконечных летаний по земному шару на 2 дня из одного конца в другой — куда у нас идет следующая выставка. И какой список, и какой каталог мы вчера делали. Т.к. еще и копии возим, и дарим их. А потом надо снова все делать — списки, приказы, если подлинники — то реставр. совет, страховку, договора, пропуска для машин, водителей, грузчиков и прочее… каталоги, афиши, экспликации. В МЦР целый отдел занимался тявканьем. А у нас работы много, а сотрудников мало.

 

*****

 

Но пора вернуться к нашей основной теме – поиску факторов внешнего влияния на работу конференции.

 

В материалах членами оргкомитета обсуждаются некоторые вопросы, решение которых помогут укрепить позиции участников конференции. В частности, возник вопрос об известном документе Ревизионной комиссии времен СФР (активно используемом оппонентами в своей работе против МЦР), председателем которой была А.А. Юферова. Появилось предложение установить с ней контакты.

 

Юлия Владова(26 янв): Искусствоведа Юферову Александру Алексеевну [Председатель ревизионной комиссии СФР] пыталась сразу, как появились документы, искать в Инете. Кое-какие следы нашла — её публикации, например, книгу о Левитане

 

Мила (26 – 27 янв): Её следы нашла и я, но как найти её ?
Может быть, через Румянцеву? [Ольга Владимировна Румянцева, сотрудник ГМВ] Аннушка не может ли в этом помочь?..

 

…Дозвонилась [поиск телефона прошел по другим каналам] до Юферовой. Резюме:
По возрасту и по состоянию здоровья, а также по причине ограниченного пользования интернетом, принять участие в нашей конференции на уровне доклада она не может. Но была бы рада принять участие по форме вопрос — ответ. Но для связи с ней рекомендовала направить эти вопросы через ГМВ, непосредственно через Румянцеву.
… Все документы, которыми А.А. располагала, она передала в ГМВ
, так что оригинал РК [Ревизионной комиссии] нужно искать там.
Неплохо было бы получить сканкопию. Очень надеюсь, чтоАнна сможет нам в этом помочь.

 

… Напомнила, что у Рыбакова Р.Б. должна быть трехчасовая запись беседы с Девикой Рани, где она весьма конкретно и ясно указывает на свое отрицательное отношение к ЛВШ. У кого есть связь с ним? Было бы неплохо получить эту запись.
А.П. (28 янв): Кстати, письмо, отправленное от КРОФК «Зов» и согласованное с ГМВ, было получено Минкультуры 27 декабря. Месячный срок на ответ уже вышел, и он должен уже идти где-то по почте.

 

Мила(30 -31 янв): Только что сама позвонила Александра Алексеевна Юферова.
Дала рабочий номер телефона Румянцевой Ольги Владимировны в ГМВ.
Сказала, что О.В. согласилась на сотрудничество с нами, поэтому завтра мне уже можно будет ей позвонить.
А.А. рекомендовала в наших докладах и публичных высказываниях быть осторожнее, особенно, что касается Мастер-Банка, так как в числе его учредителей помимоБулочника — родственник высокопоставленного известного лица…Следовательно, делаем вывод, что наши острые дискуссии наАдаманте отслеживаются и, по всей видимости, не все в них одобряется.

 

Анна, будьте добры, скажите пожалуйста, в каком ключе говорить с Румянцевой? Насколько она в курсе конференции и её взаимосвязи с ГМВ?

 

Анна(31 янв): Еще такая мысль. Я пока не успела все прочитать [документы]. Но, по-моему, это еще не разбиралось. Подсказал Попов. Надо перед фанатиками и не только поставить вопрос: «А в чем заключается общественность музея МЦР»?

 

… Мила, добрый день, О.В. [Румянцева]в курсе, мы с ней только что говорили. Просто скажите, что Вы с А. Пузиковым вместе сотрудничаете.

 

 — (Мила): Тогда второй вопрос: мне бы хотелось получить копии документов, которые ей передалаЮферова.  Пойдет ли она на это? Я бы приехала в Москву ради этого….

 

— (Анна): Я думаю, что может… По крайней мере, она это тоже мне озвучила. Если согласится, мы можем отсканировать и отправить по электронке. Ну если только захотите просто приехать — познакомиться и пообщаться с О.В.

 

А.П.(31 янв): По поводу Ольги Владимировны. У нее есть подлинники всех документов, решений судов, постановлений правительства. А у нас в лучше случае только тексты, да и то не все. Нужны скан-копии. Анна, попробуй поговорить с ней о скан-копиях вместе с Милой.

 

 — (Анна): Андрей, скажи какие документы нужны. Сканкопии были у нас у всех, ведь нас вынудили иметь наготове нужную папочку. У О.В. огромная папка, которую она не любит потрошить. Много что есть в электр. виде. И много всего не нужного. Лучше бы конктретнее…

 

 — (А.П.): Нужно некоторое время, чтобы провести ревизию всех скан-копий, что имеются, и сделать список. Тогда будет ясно, чего не хватает. Но сейчас было бы очень важно достать скан с подлинника постановления ревизионной комиссии, с приложениями. Еще необходимо знать, где хранится сам подлинник, если дело дойдет до следственного разбирательства, и чтобы он хранился надежно.

 

Мила (31 янв): Анна, вот проблемная часть РК: Ревизионной комиссией СФР проведены:
1). Выборочная ревизия финансово-хозяйственной деятельностиСФР зa период с октября 1989 г. по июль 1990 г. Результаты ревизии были сообщены на заседании членов Правления и бюро СФР от 11.09.93 г, протокол N 3[выделено Матвеевой].
Почему результаты сообщены только в 93 году? Я спросила у Юферовой, она не смогла ответить…предположила, что может быть потому, что результаты РК в последующем были оглашены в 93 году на конференциях в Томске и Железноводске…но это неубедительный аргумент. Нужна сканкопия Акта и его приложений.

 

 — (Анна): У нас, к сожалению, тоже не все. Нашла только один акт в двух экземплярах. Там нет про картины, а это так важно. Все равно его отсканировала. Нет скана с подписью и самой Юферовой. Получается какая-то дурацкая финансовая проверка, какие у многих организаций. НеубедительноПопробуйте, Мила, спросить у Рыбакова.

 

Мила(10 фев): Было бы желательно пригласить его [Рыбакова] к участию в нашей конференции… Получается, что именно с Рыбакова все нестроения и начались! С Шапошниковой они поле деятельности не поделили, она оказалась сильней и выжила его из Фонда, а потом организовала МЦР.
 — (ЕВА):   Зачем нам иметь с ним дело?

 

Рыбаков не свидетель, а инициатор событий. Он не поддержал ни идею создания государственного музея, ни общественного. Идею общественного музея ЛВШ отстаивала только потому, что в государственном музее ей пришлось бы быть на вторых ролях, а хотелось — на первых. Рыбакову тоже хотелось — на первых, и он придумал Фонд Рерихов как отделение Фонда культуры, в надежде его возглавить. Но неожиданно для него Р. Горбачёва предложила сделать самостоятельный СФР. На его главу Рыбаков явно не тянул — всего лишь научный сотрудник ИВАН.
… Пока не было МЦР, фокусом притяжения рериховского сообщества был Мемориальный кабинет в ГМВ. Да и сейчас ещё остаётся. Позже в течение многих летРыбаков был директором ИВРАНа, в котором находится Кабинет Ю.Н. Рериха. Что вы знаете про этот кабинет? Кому в ИВРАНЕ есть дело до Рериха? Разве что Шустовой, но она не сотрудница Кабинета.
Конечно, замечательно, что Рыбаков прилюдно сделал своё признание [речь идет о словах Рыбакова, сказанных на пресс-конференции в ГМВ в сентябре 2007 года, что письмо «Медлить нельзя» написал он – М.Б.], но сколько лет он молчал! Да и признание вряд ли было сделано из любви к истине, скорее — как месть неблагодарной Шапошниковой.

 

… Не ошибается только тот, кто ничего не делает. О побуждениях, конечно, можно только догадываться, но судим по делам. И в деятельности МЦРбыли положительные моменты — пусть с ошибками и только «из своего архива», но что-то публиковали. А что сделал Рыбаков для рериховского сообщества за последние 20 лет? Может быть, кто-нибудь знает? Я не знаю.

 

 — (А.П.): Позиция Рыбакова действительно выглядит очень скользкой. Где-то не прочь и иерархический статус себе поднять, а где-то свою слабость прикрыть показным благородством. Но на тех позициях, которых он тогда был, можно было сделать очень много полезного, если бы его дух созвучал с духом Учения. А получилось всё как у людей, в их состоянии сознания уходящей пятой расы.

 

На этом тема про Р.Б. Рыбакова была исчерпана.

 

 

*****

 

А.П.(14 фев): Обыкновенный вежливый ответ [речь идет об известии о передаче МЦР Правительством Москвы недвижимости в безвозмездную аренду в феврале 2014 года] ничего не обещающий. Да и не от правительства Москвы сейчас ситуация зависит. Даже если в безвозмездное пользование передадут, это проблем МЦР никак не решит. Ведь дело не в ставке аренды, а в плате за отопление, электроэнергию, водоснабжение…, а от этого никто не освободит. Уже не говоря о зарплатах сотрудникам, текущем ремонте. И праваМЦР на наследие это никак не упрочит.
Все сейчас зависит от действий Минкультуры РФ. А оно пока молчит. Даже официального ответа на наше официальное письмо пока не прислало, хотя все положенные сроки вышли. Такого еще не было. Видимо и от них сейчас мало зависит, а решается вопрос еще «выше», вернее «глубже» во властных структурах [речь идет подготовке той  будущей докладной записки, которую затем  В.  Мединский представил Президенту – М.Б.].

 

Юлия Владова(18 фев): [Цитирует слова Андрея Андреевича Батюка с форума ИОСВ]

 

«Руководство ГМВ уже сейчас использует общественную организацию «Зов» в своих целях, запрашивая письма для гос.структур от имени общественности, чтобы проталкивать свои интересы по имению Лопухиных».   —  Вот пакостник!

 

 — (А.П.): Это не просто пакость. Все остальное можно было оправдать его особым видением, маниакальной подозрительностью, каждый имеет право на свое мнение. Но вот это откровенное предательство. Я даже сразу этого не заметил, не было желания вчитываться в его муть. Мы вчетвером отстаивали картины в ГМВ, и руководство ГМВ нам доверяло. И ведь как он старался-то тогда. Хотя проблемы и тогда создавал своей маниакальной подозрительностью, но что докатится до предательства?!
Но каждый выбирает сам свой путь. Его предательство ничему не повредит, даже наоборот, поможет распутать некоторые кармические узлы. А вся эта клевета и охи только на пользу нашему делу. Чем быстрее проявятся все «разноцветные» силы в РД, тем быстрее пойдет процесс становления нового РД.

 

  (Мила): Андрей, я тебе с самого начала говорила, что он это сделает…. Просто я думаю, что после этого дешевого трюка и МИСРу и ГМВ было быполезнее открыто принять участие в нашей конференциии высказать свою точку зрения, которая не противоречит нашей: оставаясь в кулуарах, они только больше дают повода для упреков в закулисных играх …  Какой криминал в том, что музейщики общаются с не музейщиками, которые разделяют их мнение и тоже в открытую говорят об этом?  … Думаю, что пришла пора для открытых и согласованных действий,
… Считаю, что Андрею с Татьяной нужно срочно поставить в известность музеи…[Андрею – ГМВ, Татьяне — МИСР]

 

 — (А.П.):Ты все правильно говоришь, но так быстро ничего не получится. Даже простейшее согласование с музеем требует не менее месяца. Пока идея пройдет от одного работника к другому, доползет до директора… не-еее, они так быстро не живут. А в таком сложном деле они полгода раскачиваться будут даже при самом лучшем расположении в наш адрес. Нет необходимости торопить ситуацию. Проведем конференцию и без них. А дальше, если будем спокойно и уверенно идти своим путем, никуда они от нас не денутся.Ведь эта конференция только первый шаг, и никто еще ничего не понял, все перестраховываются и наблюдают со стороны.

 

Мила(1марта): Я в крайнем недоумении, Олег Алексеевич [Каштанов] зачем-то опубликовал проект резолюции на СВ [ИОСВ]…. Естественно, там уже соответствующие реплики появились…у меня нет слов!

 

Юлия Владова(3 марта): Пожалуйста, Олег Алексеевич, будьте осмотрительны. А что касается материалов, размещённых в нашем рабочем пространстве — разделе «Работа оргкомитета«, они однозначно не подлежат распространению где бы то ни было.

 

 Далее в материалах идет обсуждение рабочих моментов конференции, постепенно накапливается усталость от работы и обмена мнениями, и возникает конфликтная ситуация, которая приводит к разрыву нормальных отношений между Пузиковым и основными участниками оргкомитета.

 

Татьяна Бойкова(25 марта): От коллектива портала Адамант заявляю, что мы выходим из состава ОО Живая Этика, дабы не быть камнем преткновения в объединение и не мешать работать Андрею Павловичу Пузикову по его принципам, поскольку мы не приемлем отношения к людям практикуемого им. Время сейчас сложное и каждый день «простоя» может стоить очень дорого. Письмо по МЦР мы подпишем в любом случае – дело важнее всего. Необходимую для ОО Ж.Э. информацию будем размещать. Но сотрудничества на данной площадке ОО Ж.Э. у нас, к сожалению, не получается. Объединить людей, так небрежно относясь к ним – невозможно. Наш баннер просим убрать… Лично от себя добавлю, что полководец в разгар боя отъехавший для отдыха – мягко говоря, удивляет [на фоне конфликта в оргкомитете Пузиков демонстративно объявил всем, что покидает оргкомитет из-за усталости и отъезжает на продолжительное время в отпуск на отдых – М.Б.] …

 

Мила(27 марта): Мне искренне жаль, что из-за неуместной принципиальностиАП произошел этот конфликт, его в любом случае можно и нужно было избежать…
Во всяком случае я остаюсь тут тоже исключительно ради того, чтобы довести начатое дело до конца. Мое дальнейшее пребывание будет зависеть от того, насколько Андрей Павлович выполнит мою просьбу:

 

Цитата: «Андрей, тебя я в очередной раз прошу уважать своего собеседника и проявлять дружелюбие даже в том случае, если он не прав. Ты можешь сколько угодно оправдывать свою ту, или иную позицию, настаивая на своей правоте, но ты не имеешь права ставить человека публично в глупое, или неудобное положение и устраивать ему публичные экзекуции.
В противном случае я тоже буду вынуждена оставить этот проект».

 

Это мое условие остается в силе.

 

Мила (28 -29 марта): Андрей, напомню тебе о том, что создание ОО ЖЭ было твоей идеей, это ты ее предложил мне, я ее приняла, и зная, с каким уважением относилась к тебе Татьяна, зная о тех задачах, которые мы ставили перед собой на конференции, без тени сомнения в том, что они близки ей тоже, так же как мы с тобой оба, предложила войти в состав ОО ЖЭ, что она и сделала без промедления.

 

… с момента создания ОО ЖЭ лично я при каждом удобном случае говорю о коллегиальности, что мы и осуществляли всем оргкомитетом в работе конференции. Другое дело, что ты, как более опытныйв вопросе взаимодействия с чиновниками автоматически стал руководителемКОНКРЕТНОГО НАПРАВЛЕНИЯ РАБОТЫ, но разве это сделало тебя руководителем ОО ЖЭ? Разве у нас уже есть Устав и решение общего собрания на этот счет?… [Выделено прописью Матвеевой.]
… Сначала сам вернись к работе, потом будет видно, что нам выбрать.
… Пока мы не решим, наконец, двигаемся мы дальше, или распускаем ОО ЖЭ, я не могу сделать конкретное предложение А.Т. [Андрей Троицин]и вынести этот вопрос на голосование. Он не мальчик, чтобы с ним в прятки играть. Или мы принимаем решение работать, вводим Андрея Троицина в оргкомитет, — разумеется при условии его согласия, — или самораспускаемся. Другого варианта я не вижу.

 

Понемногу страсти улеглись и работа, скорее  «по инерции», была продолжена.

 

А.П.(7 апр): Есть сведения о том, что как раз сейчас в верхних эшелонах власти идет процесс решения вопроса с МЦР. Поэтому необходимо не тянуть с отправкой письма [с Резолюцией конференции]. Предлагаю закончить обсуждение и отправить письмо не позже следующего понедельника или вторника.

 

 

Напоминаю текст письма (согласованного с ГМВ), которое было отправлено в Минкультуры раньше, и копия которого с ответом на него будет прилагаться к письму в адрес Президента:

 

 

Министру культуры РФ
Мединскому В.Р.

20.12.2013г.

 

 

 

Глубокоуважаемый Владимир Ростиславович,
В связи с критической ситуацией, в которой оказался Центр-музей имени Н.К. Рериха Международного центра Рерихов (МЦР) после недавнего прекращения деятельности его основного спонсора Мастер-банка, считаем необходимым принять срочные меры по установлению особого государственного контроля над сохранностью коллекций негосударственной части Музейного фонда РФ, хранящихся в этом музее.
За последние годы в Центре-музее им. Н.К.Рериха сформировалось собрание работ Николая и Святослава Рерихов, а также артефактов, принадлежавших семье Рерихов. Собрание состоит из коллекций картин, переданных в свое время С.Н.Рерихом Советскому фонду Рерихов, а также произведений искусства, мемориальных вещей и документов, купленных лично Председателем правления Мастер-банка Б.И. Булочником.
К сожалению, заявляющая о своей открытости структура – Международный центр Рерихов, – не предоставляет информации о юридическом статусе существующей коллекции, что в условиях отзыва лицензии Мастер-банка вызывает большую тревогу за её судьбу.
Противоречивые сведения – при наличии неизвестных общественности уставных документовМЦР – позволяют предполагать, что хранящаяся в Центре-музее коллекция на деле не является общественной, а принадлежит на долевых началах одному-двум физическим лицам, которым придется нести ответственность за незаконную банковскую деятельность.
Таким образом, имеются самые серьёзные опасения, что фонды Центра-музея им. Н.К. Рериха могут быть использованы для погашения долгов Мастер-банка. Это фактически подтвердила директор Центра-музея Л.В. Шапошникова. Она публично признала юридическую возможность распродажи той части коллекции, которая была составлена лично Булочником, и лишь выразила решимость «морально» не допустить этого, что, несомненно, свидетельствует о самом угрожающем положении дел. (См. «Крах Мастер-банка угрожает наследиюРериха. Купленные Булочником картины могут пойти с молотка» –Московский комсомолец, № 26392, 23.11.2013.) В этом случае не исключен вариант продажи произведений Н. и С. Рерихов за пределы России, а значит и утрата их для нашей страны.
Судя по имеющейся информации, финансовое положение МЦР критическое. В настоящее время многим сотрудникам центра-музея уже не выплачивается заработная плата. Недавно МЦР и вовсе выступил с официальным публичным заявлением о невозможности нормального продолжения своей уставной деятельности в условиях отсутствия финансирования. Об этом они сообщили в специальном воззвании – «Обращение МОО “Международный Центр Рерихов”: Всем, кому дорого наследие Рерихов, его сохранение для будущих поколений, общественный Музей имени Н.К.Рериха и его дальнейшая деятельность» (см. Официальный вэб-сайт МЦР: [электронная ссылка]).
Просим Вас, в соответствии с действующим законодательством РФ, поручить соответствующим службам предпринять все необходимые действия по установлению государственного контроля над состоянием негосударственной части Музейного фонда РФ, хранящейся в Центре-музее имени Н.К.Рериха и деятельностью этого музея (Статьи 4, 22, 23 ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации»; пункты 13-16 «Положения о Музейном фонде Российской Федерации»).
Учитывая тот факт, что только Российское государство может стать ответственным и эффективным гарантом сохранения уникального музея и его коллекций, призываем срочно предпринять шаги, чтобы разобраться в истинном положении вещей и взять ситуацию под контроль, дабы при необходимости иметь возможность вовремя принять меры по спасению ценнейшего наследия, являющегося национальным достоянием.
Мы обращаемся к Министерству культуры РФ с предложением срочно создать специальную Межведомственную комиссию, в состав которой войдут представители компетентных государственных органов и общественности.
Целью работы этой комиссии станет анализ ситуации, в которой оказалось ценнейшее музейное собрание, которое хранится в общественном Центре-музее им.Н.К. Рериха МЦР, а также подготовка рекомендаций по выходу из создавшегося критического положения.
В числе задач, которые должны стоять перед этой комиссией, нам видятся следующие:
– выявление реальных юридических и имущественных прав на художественное наследие, архивное и мемориальное собрания из наследия семьи Рерихов в соответствии с ныне действующим Уставом МЦР и Положением о Центре-музее им. Н.К. Рериха
– в случае выявления незаконных действий или потенциальных угроз для коллекций и самого музея, выработка рекомендаций по их предотвращению, а в критической ситуации принятию реальных мер;
– проведение, совместно с сотрудниками Центра-музея, внеочередной полной сверки наличия его фондов и состояния учетной документации; обратив особое внимание на подлинность и сохранность предметов, хранящихся в коллекции Центре-музее им. Н.К. Рериха
– совместно с Департаментом культуры Москвы и Правительством г. Москва проверить юридический статус и финансовое положение дел, касающиеся аренды зданий, занимаемых в настоящее время Центром-музеем и МЦР (комплекс усадьбы Лопухиных).
Полагаем, что при проведении работы членам комиссии следует обратить особое внимание на пункты 12-16 «Положения о Музейном фонде Российской Федерации».
Председатель КРОФК «Зов» Пузиков А. П.

 

 

Я прошу прощения у читателя, что пришлось напомнить ему в полном объеме о содержании этого письма. Всегда отмечал грамотные высказывания А. Пузикова в нашем информационном поле по юридическим аспектам действий оппонентов. Даже считал его наиболее адекватным моменту комментатором из всех высказывающихся в публичном пространстве РД по юридическим вопросам противостояния оппонентов среди непрофессионалов. Этаким не ограненным профессионализмом самородком.  Бывают же такие! Но и не исключал наличие у него в помощниках юрисконсультов. И сейчас это предположение подтвердилось в полной мере: согласование наиболее важных его документов и ранее и в данном случае всегда проходило и общий, и юридический контроль в аппарате ГМВ.  Тем не менее, роль и талант самого А.П.  в организационных способностях проведения конференции и после этого факта не ставлю под сомнение.

 

Двинемся далее.

 

 

ЕВА (13 апр): Может быть, послать копии в ГД и в Совет Федераций, там кто-то курирует ГМВ, письмо будет ему в помощь?

 

 — (Юлия Владова):Очень хорошо, надо послать! Михаил Маргелов курирует ГМВ… Маргелов Михаил Витальевич, председатель комитета по международным делам Совета Федерации РФ.

 

Мила (14 апр): Так в этой фразе «Участники конференции и поддерживающие обращение:» будем в итоге указывать количество человек? Без сомнения, после публикации все будут пересчитывать их…

 

 — (А.П.):А зачем? Это не бухгалтерский документ. Любопытные пусть сами трудятся и считают.
У меня еще есть подписной лист с 12 подписями, которые собрал ОКА на организованной им встрече интеллигенции Калининграда. Эти подписи в поддержку первого письма в Минкультуры, но были собраны уже после его отправки. Теперь можно и их приложить.
ЕВА(24 апр): Дошла весть (мир тесен), что минкульту нужна поддержка от рериховских организаций в виде посланий с благодарностью за участие в решении вопроса о судьбе Рериховского наследия со ссылкой на решение Верховного суда РФ… Можно благодарить и лично В.Р. Мединского – ведь он фактически отрабатываетАвдеевское бесчинство.
Думается, письма можно посылать в эл. виде (быстрее дойдут!).. Наши «бумажные» письма отправлены очень ко времени, и сейчас настал момент как можно шире поддержать настрой МК [Минкультуры]на спасение Рериховского наследия и создание государственного музея Рериха.

Мила (5 май): Наше письмо Президенту, без сомнения задержали из опасения и скорее всего его следы найти уже не удастся.

 — (А.П.): — Из опасения чего? Всем абсолютно наплевать, кто кому и о чем пишет. Обыкновенный бардак.
Скорее всего, и Президенту и всем остальным так же наплевать на наши проблемы. Просто мы должны использовать этот шанс Отправил новое письмо Президенту (копия; 6 мая).

 

 Далее контакты членов оргкомитета становятся все более редкими и касаются второстепенных вопросов, больше переходят в плоскость выяснения своих философских воззрений. Здесь нужно напоследок упомянуть дежурные фразы, которые нас могут заинтересовать.

 

А.П.(13 мая): …К сборам подписей я вообще никаким боком, кроме последних трех лет за ГМВ.

 

ЕВА(31 мая):  В ответ [все же ответы из властных структур отправителям, хоть и с опозданиями, но  пришли – М.Б.] на своё личное письмо получила точно такой же ответ (от 14.05.14), слово в слово, с той же подписью.
И Фонд «Ариаварта» такое же письмо получил — всем одно и то же.

 

 — (А.П.): Ну что ж, работают, как могут. Уж лучше так, чем никак.
А если учесть, что это не обязательный ответ на письма, который они обязаны давать, а некая их собственная акция, то, значит, общественная поддержка им необходима. Причем именно в этом деле. И, главное, цель дела определена – картины МЦР-у не отдавать, а, может быть, и вместо МЦР госмузей сделать.

 

*****

 

Вот, собственно, и всё, что удалось «вытащить» из материалов по нашей теме. Теперь давайте проанализируем полученную информацию. Конечно, прямых улик того, что конференция организована при прямом участии какого-то внешнего агента, в текстах нет. Да и наивно было ожидать, что А.П. Пузиков как опытный дипломат прилюдно об этом будет заявлять даже в этом закрытом информационном пространстве (как видите – не настолько) и затем не догадается подчистить явные хвосты этого направления при открытом опубликовании. Но кое- что, и достаточно, осталось. Такой «просчет» со стороны А.П. мне видится в его личных мотивах взаимоотношения с ГМВ после провала конференции. Нигде не любят поигравших бой, особенно во власти. И Пузикова просто списали из активных помощников ГМВ, отправив в «отставку» его самого и тем самым положили конец его карьере и авторитету в РД. В этом году он пытался снова взойти на олимп РД путем участия в сопредельной (параллельно действующей в том же направлении, что и ГМВ) команде на стороне МИСР, приняв участие в её конференции. На ней МИСР озаботился созданием своего лагеря единомышленников в РД, как альтернативы сторонникам МЦР, предлагая себя на роль российского координационного центра Движения. Попытка закончилась провалом, и с ней также ушли надежды Андрея Павловича на возвращение в активную публичную рериховскую жизнь. Вот теперь он пытается таким образом сказать маленькое «спасибо» своим бывшим коллегам по цеху из ГМВ. Сказать большое «спасибо» его сдерживает личная неприязнь к МЦР и нежелание мешать старым друзьям разваливать Центр. Из идеологических соображений.

 

Читатель сам сможет сделать вывод, прав ли автор в своих суждениях в поиске того центра внешнего влияния на конференцию ОО ЖЭ, а мне вопрос в итоге видится следующим образом.

 

Были предприняты попытки привлечь одного известного человека и две организации к работе конференции.

 

 Рыбаков Р.Б. после обсуждения оказался неудачной кандидатурой и выбыл из списка, поскольку его личная и культурная (связь с Ассоциацией «Мир через культуру») активность показалась организаторам недостойной внимания, так же, как и его возможности использования административно-профессионального потенциала.  Личное отношение Пузикова к Рыбакову в целом отрицательное, отсюда и невозможность видеть в нем какого-либо куратора проведения конференции.

 

МИСР.  Достаточно весомая организация в рериховском пространстве, которая, возможно бы и сделала какие-то шаги навстречу конференции. Однако есть некоторые объективные причины нереальности этого события. Прежде всего, это разница в статусе и «весе» государственного музея и общественным скоропалительным объединением «левацкого толка».  Статус и солидность самого госучреждения и его руководства не предполагает несанкционированного начальством контакты такого рода и уровня. Но даже к участию просто в статусе аккредитованных наблюдателей сотрудники МИСР не проявили интереса к конференции после внутреннего скандала, устроенного Батюком и поддержанного Трофимовым. Что показало руководству музея незрелость как самой конференции, так и её оргкомитета. Да и сам музей никогда не претендовал на лидерство в решении рериховских споров и всегда держался на вторых ролях по отношению к действиям московской команды. Но всегда соблюдал корпоративные интересы Минкульта, при этом находясь в государственной обойме несколько обособленно за счет непрямого подчинения Министерству культуры РФ. Как говорят – «работал на подхвате». Поскольку Москва тоже не собиралась каким-то образом открыто поддерживать конференцию, то проявлять такую личную инициативу МИСР просто не видел смысла и не имел права.

 

ГМВ. А вот здесь все ниточки работы конференции ведут прямо к этому музею. От нескрываемого Пузиковым факта предыдущего тесного взаимодействия с ГМВ по отстаиванию его позиции в борьбе с МЦР, до прямого сотрудничества в организации и проведения самой конференции на уровне консультаций с работниками музея. Более того, в составе оргкомитета был действующий сотрудник ГМВ – Анна Воронцова, которая, не являясь его официальным представителем, тем не менее, оказывала всемерную помощь проведению конференции и одновременно информировала музей о текущих делах ее работы.  Её доклад на конференции был посвящен перспективам развития РД в стране, где основной идеей проходила мысль о создании государственного музея Рерихов на базе использования имущества МЦР. Сам Пузиков, естественно, опирался на более сильного и влиятельного союзника –  ГМВ, а вот МИСР на его вторых ролях его почти не интересовал. По приведенным выборкам из материалов конференции однозначно следует (не только со слов других членов оргкомитета, но и прежде самого А.П.), что все итоги работы   конференции в виде писем во властные структуры, проходили согласование по своему содержанию и направленности через ГМВ (имею ввиду базовых тезисов документов), затем предлагались А.П. оргкомитету как рожденный им вариант документа и после чисто стилистической правки пускались в оборот. Впрочем, и сам Пузиков не скрывал факта сотрудничества с ГМВ перед оргкомитетом, что придавало всем уверенности в «чувстве локтя» со старшим и влиятельным собратом по «партии».  В той или иной мере помощь конференции оказывали В. Росов, М. Миронова, Д. Попов и особенно — О. Румянцева. Ольга Владимировна стояла у истоков противостояния между ГМВ и МЦР и в свое время была ведущим организатором этой борьбы. Своего рода — исполнительным директором этого направления не только в общем рериховском пространстве, но и в самом ГМВ. Я думаю, что в приведенных выше материалах достаточно информации, чтобы ответить на сам постановочный вопрос, где располагался этот «загадочный» и всеми искомый «центр негативной стратегии» — именно в ГМВ. Оттуда Пузиков черпал информацию о ближайших планах Минкульта, о необходимости поддержки его посланиями во власть и в само Министерство от рериховской общественности, получал указания, что нужно обязательно отметить в письмах и на какие юридические аспекты противостояния «обратить внимание» чиновникам. Он успешно реализовал сложившиеся в его голове клише нужных действий от ранних контактов с ГМВ в тезисах текстов последующих документов конференции. И затем красиво упаковывал совместным трудом с оргкомитетчиками для отправки обратно. То есть создавал необходимый фон от рериховцев, на чьё мнение уже можно было опираться Минкульту в своей постановке сценария в борьбе с МЦР. В такой подоплеке событий конференция выступила как один из инструментов того центра негативной стратегии (ЦНС) от общественности.  Вторым и главным инструментом в руках ЦНС был Минкульт, обладающий административными рычагами и ресурсами. Только здесь уже сам ЦНС готовил проекты решений для чиновников Минкульта по согласованным планам мероприятий.  Если кто-то считает, что ЦНС является именно Минкульт, то я посмею возразить такой точке зрения.

 

Давайте вначале разберемся с определениями терминов, заложенных в аббревиатуру «ЦНС». Слово «центр» означает место сосредоточения определенных функциональных проявлений деятельности чего-либо. Центр должен иметь стабильное место расположения и специалистов- профессионалов, работающих в данном виде деятельности.  «Негативный» — является качественной характеристикой действий этого центра и есть субъективное, скорее, более эмоциональное определение, зависящее от точки зрения рассмотрения подходов на его функционирование: с позиции сторонников МЦР можно использовать определительное «негативный», с точки зрения оппонентов – «позитивный». Понятие «стратегия» в наименовании центра является наиболее информативным и свидетельствует о разработке центром какой-то специфической стратегии своего действия или поведения.

 

В настоящее время существует множество определений стратегии, но всех их объединяет понятие стратегии как осознанной и продуманной совокупности норм и правил, лежащих в основе выработки и принятия долгосрочных основополагающих решений, влияющих на будущее состояние   какого-то вопроса. «Стратегия — это генеральная программа действий, выявляющая приоритеты проблем и ресурсы для достижения основной цели. Она формулирует главные цели и основные пути их достижения.

 

Слово стратегия происходит от греческого слова «strategos», которое переводится как «искусство» в целом. Его часто путают с тактикой (греческое слово «taktike»), что переводится как «организация армии». Первоначальным значением слова «тактика» является «порядок». Китайский генерал Сунь-Цзы описал это различие так: «Все люди могут видеть тактику, используемую для победы, но никто не может увидеть стратегию, благодаря которой состоялась великая победа». Различие понятий «тактика» и «стратегия» часто состоит в том, что стратегия рассчитана на долгосрочную перспективу, а тактика — на краткосрочную. Таким образом, эти два понятия являются тесно связанными по своей функциональности, причем «стратегия» является базовым явлением в постановке цели, а «тактика» — подвижным ситуационным инструментом для достижения основных интересов.

 

 Рассмотрим главные моменты образования стратегической линии действий оппонентов МЦР, чтобы увидеть её истоки формирования, и кто явился её родоначальником.  Глубоко заглядывать в суть и в историческую ретроспективу не будем.  Факты свидетельствуют, что она окончательно оформилась вместе с образованием СФР: при его создании было два альтернативных подхода передачи наследства Рерихов —  в государственные руки (О.В. Румянцева и другие) и общественные (Л.В. Шапошникова). Поскольку верх одержал последний вариант, то в противовес ему возник центр под руководством Румянцевой, который и определил своей стратегической задачей возврат наследства под государственное управление.  Так как Румянцева была сотрудницей ГМВ, то и сам центр постепенно сформировался при музее. Само Министерство культуры не может заниматься подобной конкретной и детализированной кампанией в связи со своей полифункциональной деятельностью    и чиновничьего статуса.  Но при наличии совпадающих интересов может оказывать весомую административную поддержку тактическим действиям ЦНС. Как показывает история конфликтных отношений, эта поддержка была разной во временных отрезках истории трений оппонентов и зависела от позиции руководства Министерства. Нужно также отметить наличие еще одного участника действий наших событий с внешней стороны, которая влияла и направляла внутреннюю работу в самом ЦНС при ГМВ, и оказывала аналогичное воздействие на чиновников Минкульта в зависимости от восприятия ими такого давления.  Так как ГМВ, являясь государственным учреждением, резко ограничен в самостоятельной реализации своих тактических планов, то его успех противостояния МЦР всегда определялся активностью министерских чиновников, а их участие   –  личным отзывом на внешний влияющий фактор. Об этом факторе пока можно говорить только в общем виде, отмечая его полиморфизм в разный исторический отрезок времени, при одновременном наличии своей постоянной сути.  Следует отметить, что внешний фактор воздействия был и остается постоянным во времени и не зависит от взглядов центрального руководства страны.  В своей основе он имеет исторические заграничные истоки и находит поддержку и опору среди высоких чиновников и бизнесменов России. Как видно из всей истории конфликта, многие годы поддерживался относительный паритет взаимоотношений оппонентов в борьбе за наследство и лишь с приходом в Минкульт в 2012 году новой команды управленцев во главе с В.Р. Мединским наступил резкий разворот Министерства в сторону активизации помощи ЦНС. После краха Мастер-Банка и особенно с уходом Л.В. Шапошниковой, ситуация в противостоянии Центру резко обострилась за счет того, что ГМВ получил мощную поддержку в инструментальной реализации своей стратегии и тактики со стороны Министерства. Такое можно объяснить только приобретением сильного влияния внешнего стимулирующего фактора на Министра и сформированную им команду управленцев.  Соответственно, изменилась и тактика в реализации стратегической линии ЦНС, которая стала опираться и работать совместно с чиновниками Министерства. Но сам ЦНС как был, так и остается в ГМВ, и останется в нем, даже если само министерство сможет изменить в дальнейшем свое отношение к вопросу судьбы наследства Рерихов. При таком взгляде на существо нашей проблемы, считать, что, например, МИСР можно определить как ЦНС, будет малоубедительным предположением. (Там была попытка склонить музей на сторону внешних сил посредством влияния израильского общества Живой Этики, но она закончилась провалом). Тем более, видеть центром такой частный случай, как образование ОО ЖЭ и проведенную им конференцию. Остается только один кандидат на ЦНС – ГМВ. Однако подробный анализ действий ЦНС в лице ГМВ выходит за рамки данной статьи.

 

И, наконец, возвращаясь к нашему частному вопросу и отвечая в заочной дискуссии А.П. Пузикову, возмутившемуся обвинением в его адрес со стороны Т. П.  Сергеевой, что якобы он является тем «центром негативной стратегии», можно сказать следующее. Во-первых, Сергеева не приписывала эти функции Пузикову и его интернет-конференции, говоря только о реализации этой командой «спецзаказа» со стороны ГМВ, т.е. рассматривала действия А.П. как следствие специально организованного мероприятия со стороны оппонентов МЦР. Второе – никто (включая ГМВ) никогда не видел в организации ОО ЖЭ действий, выходящих на уровень серьезного центра. Так, местечковая попытка что-то предпринять в пользу позиции оппонентов. Нужно сказать, что она имела свой определенный успех, важный для развертывания новых тактических усилий со стороны ЦНС в дестабилизации МЦР. Ввиду незрелости самой идеи и постановочных задач, выдвинутых конференцией, она уже заранее была обречена на неудачу, причем это прекрасно понимали в ЦНС, но готовы были пожертвовать своими союзниками ради получения сиюминутного нужного в тактическом плане выигрыша.  Была принесена заранее запланированная жертва, после чего дело покатилось дальше. Таковы жесткие правила игры в этом мире. И очередная жертва этой борьбы, более солидная, в лице Т.К. Мкртычева сейчас разыгрывается на кону ГМВ и Минкультом. С тем же будущим плачевным исходом, какой постиг А.П. Пузикова.  В тактических построениях и действиях это считается допустимыми потерями ради решения стратегической задачи.

 

 Таким образом, общий вывод из анализа материалов работы оргкомитета конференции ОО ЖЭ однозначен: Т.П. Сергеева в своей статье была абсолютна права, приписав ГМВ функцию центра негативной стратегии. Данная статья только дополнила её мнение конкретными фактами.

 19.05.2017 АВТОР: Михаил Бакланов

Источник

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Aгни Йога Топ сайт