Позиция МЦР: Ограбление по-государственному без права на защиту

Заказ руководства Министерства культуры на ликвидацию общественного Музея имени Н.К. Рериха

Рейдерский захват общественного Музея имени Н.К. Рериха Международного Центра Рерихов (МЦР) со всем находящимся в нем имуществом и наследием Рерихов, принадлежащим МЦР, и усадьбы Лопухиных, в которой он размещается более 25 лет, осуществленный 28–29 апреля 2017 г. Государственным музеем Востока (ГМВ) при поддержке силовых структур, прошел в классическом стиле времен лихих 1990-х. Но есть и значительные отличия. Во-первых, он носил явно государственный размах, так как в нем участвовали силовые и специальные структуры, а многочисленные жалобы МЦР в прокуратуру и МВД о принятии мер по поводу незаконных действий ГМВ ими игнорируются, и мы в ответ получаем только отписки. И во-вторых, основные центральные СМИ вместо беспристрастного освещения событий озвучивали лживую версию представителей Минкульта и ГМВ. Все это позволяет взглянуть на беспрецедентный разгром общественного Музея под совсем иным углом – власть выполняет заказ на его полное уничтожение.

Ложь, изливаемая руководством Минкульта и ГМВ в адрес МЦР, за последние четыре года вышла на уровень государственной политики, направленной на ликвидацию общественного Музея имени Н.К. Рериха, основанного Святославом Николаевичем Рерихом. Какие только уловки не придумывали в Минкульте и ГМВ с приходом В.Р. Мединского на должность министра культуры Российской Федерации в 2012 году. Именно тогда курс министерства по отношению к МЦР и его общественному Музею имени Н.К. Рериха сменился на противоположный. При министрах А.С. Соколове и А.А. Авдееве Министерство культуры ценило заслуги МЦР в деле сохранения и популяризации в мире наследия Рерихов, воссоздания усадьбы Лопухиных и оказывало нам всяческую поддержку в организации выставочной деятельности в России и за ее пределами. Эти министры по достоинству оценили и заслуги Генерального директора общественного Музея, первого вице-президента МЦР Л.В. Шапошниковой и представили ее к высоким государственным наградам за сохранение наследия Рерихов и развитие музееведения в России1.

Что же должно было произойти в стране и во властных структурах, что после совершенного Минкультом в апреле 2017 г. разгрома общественного Музея и захвата принадлежащих общественной организации культурных ценностей власть не только промолчала, но делает все, чтобы оправдать уничтожение Минкультом общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР и незаконное изъятие у него наследия, переданного ему С.Н. Рерихом? А после лживого заявления министра культуры с трибуны Государственной Думы 17.05.2017 г. о том, что министерство, наконец, вернуло государству наследие Рерихов, незаконно удерживаемое некой частной организацией, никто из избранников народа не уличил министра во лжи, так как нельзя вернуть государству то, что никогда ему не принадлежало. Поэтому такое «возвращение» иначе как разбойным захватом чиновниками чужой собственности назвать невозможно.

Занявший в 2012 году пост министра культуры В.Р. Мединский посчитал вредным и опасным, что в России есть такой общественный Музей, который не только не подчиняется министерству, но еще и обладает такими сокровищами, как переданное МЦР С.Н. Рерихом наследие его семьи и прекрасный особняк в центре Москвы, выделенный государством для размещения в нем экспозиции и служб общественного Музея. Однако просто взять и ликвидировать общественную организацию, которая за более чем 25-летнюю историю получила мировое признание за свою культурную деятельность, в том числе и Президентов РФ, Генерального Секретаря ООН и Генерального директора ЮНЕСКО, было не под силу даже министру. Поэтому Мединский подобрал себе достойную для такого рода действий команду исполнителей, которая начала кампанию по дискредитации деятельности МЦР. Да и сам глава ведомства, имея солидный опыт пиарщика, не отставал.

Хроника захвата

Первые попытки команды Мединского оспорить в Мосгорсуде решение Хамовнического суда2 после многолетнего рассмотрения дела и признания права МЦР на наследственное имущество на основании завещания С.Н. Рериха не увенчались успехом: в апелляционной и кассационной инстанциях Государственному музею Востока, подавшему жалобу на отмену вступившего в законную силу решения Хамовнического суда от 24.11.2011 г., было отказано. Следует отметить, что Минкульт, привлеченный к этому делу в качестве заинтересованной стороны, не обжаловал данное решение. Поэтому новый министр постарался привлечь в 2012 г. ГМВ в качестве новой заинтересованной стороны, которая и начала процесс обжалования решения Хамовнического суда. Этим директор ГМВ А.В. Седов нарушил достигнутые при министре А.А. Авдееве договоренности между Министерством культуры, ГМВ и МЦР по мирному разрешению многолетнего конфликта МЦР и ГМВ в отношении коллекции С.Н. Рериха, предназначенной ее владельцем для общественного Музея, но вероломно захваченной ГМВ сразу же после смерти С.Н. Рериха3.

Министр Мединский решил обманным путем получить необходимое решение Президента РФ В.В. Путина, которое намеревался использовать в суде. В ноябре 2013 г. он направляет на имя президента письмо, в котором сознательно скрывает истинную волю С.Н. Рериха, владельца переданного в Россию наследия, и представляет МЦР организацией, которая благодаря решениям судов стремится отобрать принадлежащую государству коллекцию картин Рерихов4. Министерство культуры, не желая с этим мириться, как было сказано далее в письме, будет подавать жалобу в Верховный суд, требуя отмены несправедливых решений судов. Учитывая приложенную к письму справку А.С. Колупаевой, сотрудника аппарата Советника Президента по культуре, бывшего работника Минкульта, которая долгие годы вела борьбу против общественного музея, Владимир Владимирович Путин на письме Мединского наложил резолюцию: «Примите меры для обеспечения интересов государства». Ну а далее все пошло по плану министра. Советник министра К.Е. Рыбак передает суду письмо с резолюцией Президента для приобщения к материалам дела с требованием отменить решение Хамовнического суда, признавшего МЦР наследником С.Н. Рериха, и предупреждает, что требование Минкульта поддержано Администрацией Президента. Так, 20 июня 2014 г. по жалобе Государственного музея Востока, поддержанной Минкультом, состоялось определение коллегии по гражданским делам Мосгорсуда5, которым было отменено решение Хамовнического районного суда от 24 ноября 2011 г., признавшего МЦР наследником С.Н. Рериха. Но даже такое решение не давало Минкульту и ГМВ никаких шансов претендовать на право управления наследием, так как суд, несмотря на сильнейшее административное давление, не установил, что наследие Рерихов, переданное МЦР его собственником С.Н. Рерихом при его жизни, находится в МЦР незаконно, равно как и не устанавливал принадлежности государству находящегося у МЦР наследия.

Весь 2015 год первый заместитель министра культуры В.В. Аристархов потратил на то, чтобы заставить прокуратуру изъять у МЦР наследие Рерихов, ссылаясь при этом на решение Мосгорсуда. Хамовническая прокуратура пять раз проверяла МЦР на предмет правомерности владения наследием, но так и не приняла необходимого Минкульту решения6. А иначе и быть не могло. Документы собственника наследия убедительно свидетельствуют о том, что государство не имеет никаких прав на наследие, которое Святослав Рерих передал МЦР для создания общественного Музея. Но чиновники от культуры проявили удивительную настойчивость, находчивость и изворотливость.

Мединский не забыл и об усадьбе Лопухиных, в отреставрированных залах которой разместился общественный музей МЦР. Она вместе с хранящимся в ней наследием давно приглянулась алчным чиновникам. В 2014 г. был возобновлен арбитражный процесс о выселении МЦР из усадьбы Лопухиных по иску Росимущества, начатый в 2008 г. и поддержанный ГМВ и Минкультом. Шансов на удовлетворение исковых требований не было, так как права собственности на усадьбу были оформлены на правительство Москвы, которое передало МЦР строения усадьбы в безвозмездное пользование до 2024 г., а земельный участок – в аренду до 2044 г. Поэтому Росимущество с ГМВ и привлеченным к делу Минкультом постоянно под различными предлогами подавали ходатайства об отложении заседаний суда с целью недопущения решения по существу и, видимо, чего-то выжидая. И дождались. В 2015 г. МЦР постигли тяжелые утраты. Вначале умер Евгений Максимович Примаков, который с 2000-х годов был нашим хорошим другом, членом Попечительского совета, а затем и членом Правления МЦР. А после нескольких месяцев спустя в августе 2015 г. ушла из жизни и Людмила Васильевна Шапошникова, основатель, создатель и бессменный директор общественного Музея МЦР, исполнитель завещания С.Н. Рериха. Оба они были серьезным защитным и сдерживающим препятствием для тех сил, которые давно пытались разрушить общественную организацию и завладеть ее богатствами.

В сентябре 2015 г. министр В.Р. Мединский пишет письмо мэру Москвы С.С. Собянину с просьбой в целях выполнения воли С.Н. Рериха передать усадьбу Лопухиных в федеральную собственность7. И опять сознательно вводит в заблуждение адресата, на этот раз мэра Москвы, поскольку ему прекрасно известно, что усадьба Лопухиных в целях выполнения воли Святослава Рериха и обязательств государства давно была передана общественной организации для размещения в ней общественного Музея имени Н.К. Рериха и что такой Музей действует уже более 25 лет. Не прошел и месяц после отправки письма, как выходит распоряжение правительства Москвы, на основании которого три строения усадьбы, в которых размещен общественный Музей, передаются в собственность РФ. Думаю, что тут не обошлось без активного участия г-на Пирумова, бывшего заместителя министра культуры, которому в настоящее время предъявлено обвинение в хищении бюджетных средств. Иначе как объяснить, что вопрос о передаче усадьбы Лопухиных в федеральную собственность, на которую Москва в составе других объектов культурного наследия в течение нескольких лет невероятными усилиями и посредством многолетней судебной тяжбы с федеральной властью получила права собственности в соответствии с решением Правительства РФ, решается в течение нескольких недель, после письма министра. Видимо, тут и пригодились связи Пирумова, до этого работавшего в имущественном секторе Москвы.

Не успев получить строения усадьбы в федеральную собственность, Росимущество передает их в оперативное управление ГМВ на основании писем Минкульта с целью создания в них вместо общественного музея государственного. После совершенной сделки Росимущество отзывает иск из Арбитражного суда о выселении МЦР из усадьбы Лопухиных, так как он потерял свою актуальность. В дело вступил ГМВ, который при поддержке и активном участии Минкульта и Росимущества начал работу по выселению МЦР из усадьбы, ликвидации общественного Музея и захвату наследия.

В феврале 2016 г. Коллегия Минкульта утверждает концепцию ГМВ о создании на площадях общественного Музея государственного. А спустя несколько месяцев ГМВ подает иски в арбитражный суд Москвы о расторжении с МЦР договоров безвозмездного пользования и его выселении из усадьбы. Для обеспечения иска ГМВ после его подачи по требованию В.В. Аристархова Мосгорнаследие проводит внеплановую проверку. И несмотря на результаты плановой проверки8, которая проводилась в ноябре-декабре 2015 г. и не нашла никаких нарушений законодательства в области охраны объектов культурного наследия, внеплановая проверка9 «обнаруживает» недостатки – частично сфальсифицированные, но все же не достаточные, чтобы служить основанием для расторжения договоров безвозмездного пользования10. Тогда в дело ликвидации общественного Музея вновь вступает Росимущество со своей внеплановой проверкой, которая в акте, кроме повторов положений акта внеплановой проверки Мосгорнаследия и необоснованных утверждений о незаконных строительствах11, указывает, что по данным налоговой инспекции по адресу МЦР зарегистрировано 17 коммерческих организаций12. Все эти незаконные регистрации явно свидетельствуют, что они были инсценированы сторонами, заинтересованными в выселении МЦР, к которым наша общественная организация однозначно не имеет никакого отношения, так как одним из оснований расторжения договоров безвозмездного пользования строениями усадьбы могло служить нарушение МЦР условий договоров – запрет на передачу помещений усадьбы третьим лицам в субаренду. Заявления, поданные МЦР в прокуратуру13, до сих пор рассматриваются. Видимо, никто и не собирается искать организаторов и исполнителей этой провокации. Только налоговая служба ответила на заявление МЦР14 и приняла соответствующие меры15.

В марте 2017 г. Арбитражный суд, отвергнув доводы МЦР о необоснованности требований ГМВ и Росимущества и дважды отказав в ходатайстве МЦР о проведении судебной экспертизы (которая при несоответствии выводов чиновников заключениям специалистов о техническом состоянии усадьбы Лопухиных была просто необходима для выяснения истинного состояния усадьбы), удовлетворил исковые требования ГМВ о расторжении договоров безвозмездного пользования и выселении МЦР из усадьбы Лопухиных.

Так суд отказал МЦР в праве на защиту. Точно такое же отношение судов к нарушенным правам МЦР было и по делу оспаривания Распоряжения Росимущества, передавшего усадьбу Лопухиных в оперативное управление ГМВ для создания в ней государственного музея, и в деле оспаривания решения Коллегии Министерства культуры. Вывод судов первой и второй апелляционной инстанций один и тот же – этими решениями права МЦР не нарушены. Решения госорганов, направленные на явное и необоснованное разрушение общественной организации, оказывается, не могут служить доказательством нарушения ее прав. Каково? Но, в отличие от наших оппонентов, МЦР продолжает защищать свои интересы исключительно в рамках Закона. Поэтому были поданы не только кассационные жалобы, но и соответствующие апелляционные жалобы на решения арбитражных судов о выселении МЦР из усадьбы Лопухиных.

Почувствовав свою безнаказанность и прикрываясь резолюцией Президента РФ на письме В.Р. Мединского, руководство ГМВ и Минкульта вошло во вкус своих разрушительных действий, нарушая при этом элементарные нормы порядочности и нравственности (я уже не говорю о нарушениях Закона, так как его соблюдение неразрывно связано с этикой), и начало по-настоящему «кошмарить» МЦР. Так в 2016 г. по требованию В.В. Аристархова, первого заместителя министра культуры, МЦР был подвергнут 17 внеплановым проверкам, в том числе и на экстремизм, которые повлекли за собой 13 административных и судебных процессов против нас. Не отставал и ГМВ. Используя свое право оперативного управляющего строениями усадьбы Лопухиных, им было проведено более 20 проверок МЦР. Понятно, что все это преследовало лишь одну цель – полную дискредитацию общественной организации. При этом широко использовались центральные СМИ.

Но и этот арсенал средств уничтожения общественного Музея не давал возможности руководству Минкульта и ГМВ изъять у МЦР принадлежащее ему наследие. И тогда злая воля придумала поистине иезуитский способ решения неразрешимой с правовой точки зрения проблемы – отобрать то, что тебе не принадлежит и принадлежать не может, и при этом запугать и отбить всякое желание оказать помощь МЦР в отстаивании прав на наследие. Вспомнили об уголовном деле по расследованию принудительного банкротства «Мастер-Банка».

Использование Минкультом уголовного дела как средства ликвидации общественного Музея

В 2016 г. следователь ГСУ МВД по г. Москве обратился в МЦР с просьбой предоставить сведения о наличии картин, подаренных МЦР Б.И. Булочником в 2013 г. Таких картин было девять, и они принадлежали кисти С.Н. Рериха. Оказалось, что на покупку этих девяти картин, входивших в состав партии приобретенных у Нью-Йоркского музея Рериха полотен, был выдан кредит из «Мастер-Банка», и этот кредит вовремя не был погашен. Мы договорились о встрече, и в назначенное время в МЦР пришел следователь, которому были показаны все документы о передаче этих картин в дар МЦР. Им было принято решение об их изъятии в качестве вещественных доказательств, и ввиду того, что речь шла о предметах искусства, нуждающихся в особых условиях хранения, их оставили на временное хранение в Музее до вынесения решения суда по этому делу. Видимо, тогда Минкульт еще не вмешался в процесс ведения следствия этого дела, поэтому все следственные действия в МЦР в 2016 г. были проведены одним следователем. Но прошло немногим более полугода, как следствие повело себя в отношении МЦР совсем по-другому. Я не сомневаюсь в том, что к этому приложило руку руководство Минкульта, как это было в 2015 г., когда г-н Аристархов требовал от Генеральной прокуратуры проверки МЦР на предмет предотвращения якобы готовящегося незаконного вывоза наследия с целью его продажи. Несмотря на возмущение МЦР необоснованным обвинением и подачу заявления о привлечении г-на Аристархова к ответственности за клевету на организацию, данное дело дальше нашего протеста не пошло. Прокуратура убедилась, что опасения замминистра напрасные, и дело было закрыто. Видимо, и в данном случае Минкульт постарался убедить следствие в том, что МЦР с целью ликвидации вещественных доказательств вывезет не только 9 картин, но и остальные картины, подаренные Булочником, и поэтому ради их сохранности необходимо срочно провести их изъятие. Полагаю, что только так можно объяснить тот налет, который совершило следствие совместно с Минкультом 7–8 марта, в результате которого из общественного Музея было изъято около 200 музейных экспонатов и документов их дарения. Так кроме девяти картин, определенных следствием в 2016 г. как вещественные доказательства, с подачи Минкульта были изъяты и остальные картины, подаренные супругами Булочник, начиная с 2002 г., и архивные документы 1990-х годов, которые не имеют никакого отношения к расследуемому уголовному делу. То, что музейные ценности изымались по указке К.Е. Рыбака, советника министра культуры, и были вывезены в ГМВ, красноречиво свидетельствует о том, в чьих интересах проведено это изъятие. Следует также отметить, что по жалобам МЦР в отношении этого беззаконного акта, направленным во все инстанции Прокуратуры РФ, до сих пор не принято никаких решений по существу. Все это окончательно развязало руки представителям Минкульта и способствовало дальнейшим беззаконным действиям в отношении МЦР.

Интересно, что после изъятия у МЦР части наследия, проведенного в марте, в интернет-пространстве появляется провокационное видеовыступление некоего юриста под названием «Интервью Евгения Емельянова. Музей Рериха», в котором было заявлено о готовности МЦР передать наследие Рерихов индийской стороне. Все было сделано так, чтобы создать впечатление, что якобы озвучивается официальная позиция МЦР, что не соответствовало действительности16. Однако некоторые СМИ попались на удочку данной провокации и опубликовали соответствующий материал о возможном возвращении наследия в Индию. Полагаю, что данные публикации были использованы руководством Минкульта.

Вечером 28 апреля директор ГМВ А.В. Седов и ряд его сотрудников, не дожидаясь вступления в законную силу решения Арбитражного суда о расторжении договоров безвозмездного пользования и выселении МЦР из усадьбы Лопухиных, при поддержке группы охраны без опознавательных знаков (предполагаю, что это одна из структур спецназначения) незаконным путем удалили охрану МЦР, осуществляющую охрану периметра усадьбы, и примерно в 21.00 проникли на территорию усадьбы и в Музей МЦР с целью их захвата. Незаконность этих действий очевидна: договора безвозмездного пользования до вступления в законную силу решения Арбитражного суда продолжают действовать. Жалоба МЦР на решения Арбитражного суда Москвы о расторжении договоров безвозмездного пользования и выселении из строений №№ 4 и 7 усадьбы Лопухиных назначено к рассмотрению на 05.07.2017 г., а о выселении МЦР из строения № 5 – на 21.06.2017 г. Следовательно, в соответствии с договорами любые посещения территории усадьбы представителями собственника должны происходить только после предварительного уведомления МЦР17. Я уже не говорю о захвате самого Музея и его имущества, которое не принадлежит ГМВ, а это уже можно квалифицировать как бандитизм со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Учитывая, что 28 апреля только закончился концерт известного болгарского пианиста Атанаса Куртева, в Музее еще находились посетители, которые не успели разойтись, и все они стали свидетелями этого разбойного нападения. МЦР при помощи наряда полиции удалось вывести захватчиков из залов Музея и сдать его под охрану. Но «спецбойцы», привлеченные ГМВ, блокировали все входы во все строения усадьбы и не допустили в них сотрудников МЦР. При помощи сотрудников МВД нам удалось оставить и свою охрану на территории усадьбы, тем самым взяв под контроль действия ГМВ. Но такой поворот событий не входил в планы ГМВ, который стремился получить доступ к наследию, поскольку ОВД «Хамовники» фактически взяло на себя ответственность за усадьбу до разбирательства после написания МЦР заявления о незаконном ее захвате. Видимо, поэтому на арене снова появилась следственная группа по уголовному делу «Мастер-Банка». А ОВД «Хамовники», видимо, было соответствующим образом проинструктировано, и его сотрудники больше не предпринимали никаких мер к пресечению проведения незаконных действий в отношении МЦР.

29 апреля через запасной выход на территорию усадьбы заехала группа следователей в сопровождении вооруженного ОМОНа и сотрудников ГМВ для проведения обыска. На территорию усадьбы был допущен только один адвокат МЦР. Вице-президент МЦР и другие адвокаты организации допущены не были. Копию постановления на обыск адвокату на руки не выдали, и его пришлось переписывать вручную. Полагаю, что это было сделано умышленно, так как постановление содержало грубые ошибки, что свидетельствует о том, что оно готовилось в спешке. К примеру, в нем было указано, что МЦР зарегистрирован по месту бывшего нахождения «Мастер-Банка», что никогда не соответствовало действительности, а Б.И. Булочник, оказывается, начал дарить картины МЦР с 1990 г., хотя всем известно, что его финансовая помощь МЦР началась со второй половины 1990-х. В постановлении был ряд и других серьезных ошибок. Основная цель приезда следственной группы выяснилась в ходе составления протоколов обыска, на основании которых проводившие его следователи противозаконно и необоснованно, с грубейшими нарушениями процедуры, передали усадьбу и все находящееся в строении № 4 имущество, в том числе и наследие Рерихов, принадлежащее МЦР, под ответственное хранение директора ГМВ А.В. Седова!

А вот как сам ГМВ пытается представить совершенный им разбой в отношении общественной организации: «28–29 апреля в «Усадьбе Лопухиных» (Малый Знаменский пер., 3/5) в порядке осуществления плановых мероприятий Министерства культуры Российской Федерации по созданию «Музея Рерихов», филиала Государственного музея Востока, произведена замена службы охраны. В соответствии c комплексом правоустанавливающих документов и судебных решений функции контроля за усадьбой и заботы о сохранности хранящейся в ней части наследия семьи Рерихов переданы Государственному музею Востока»18.

Интересная интерпретация: явное разбойное нападение с ограблением в особо крупном размере оценивается в ГМВ как «осуществление планового мероприятия». Таким образом, сам ГМВ признается в планировании этого разбойного нападения и захвата имущества МЦР, что в свою очередь можно оценить как заговор (сговор) против общественной организации. А учитывая, что в этом разбойном нападении, которое тщательно готовилось, участвовал не только ГМВ, но и другие структуры, то данное объединение, полагаю, можно квалифицировать как создание опасной преступной группировки (ОПГ). И далее на сайте ГМВ читаем: «»Музей Рерихов» (филиал Государственного музея Востока) создан в полном соответствии с теми обязательствами, которые были даны руководством СССР в конце 1980-х годов Святославу Николаевичу Рериху, а затем в начале 1990-х Правительством России – его вдове Девике Рани Рерих. К сожалению, в тот трудный и нестабильный период ситуация вышла из-под контроля и пошла по совершенно иному руслу в интересах довольно узкой группы людей, что привело в итоге к довольно плачевному положению вещей». Так чиновники Министерства культуры не только грубо нарушили Закон и волю С.Н. Рериха, владельца наследия, хорошо им известную19, но и нагло врут, окончательно потеряв стыд и совесть.

Так, грубо нарушив все нормы российского и международного права, Этический кодекс Международного Совета Музеев (ИКОМ), был в третий раз осуществлен захват наследия, не принадлежащего государству. Первый раз это случилось в 1993 г., когда спустя две недели после смерти С.Н. Рериха директор ГМВ В.А. Набатчиков своим приказом перевел с временного хранения на постоянное коллекцию картин Рерихов20, предназначенную распоряжением ее владельца С.Н. Рериха для общественного Музея. И это после того, как Святослав Рерих обратился к Президенту России Б.Н. Ельцину с просьбой оказать ему помощь в возвращении этой коллекции, которая предназначалась им для МЦР, но незаконно удерживается в ГМВ21.

Второй раз – 7-8 марта 2017 г., а третий – 29 апреля 2017 г., при поддержке власти, безо всех на то правовых оснований Минкульт и ГМВ, ограбив общественный Музей, получили в свое распоряжение наследие Рерихов, переданное Святославом Рерихом МЦР.

К этому следует добавить, что в день захвата усадьбы Росимущество, грубо нарушая законодательство, в одностороннем порядке без каких-либо оснований разрывает с МЦР договор аренды земельного участка22 и подает в Федеральный кадастр недвижимости соответствующее Уведомление23. Но об этом МЦР узнал спустя несколько дней на сайте ЕГРН.

Так, под прикрытием интересов государства, используя резолюцию президента, добытую министром Мединским обманным путем, и решение Правительства Москвы о передаче усадьбы в федеральную собственность, также полученное с помощью обмана – на этот раз мэра, руководству Министерства культуры удалось осуществить захват усадьбы Лопухиных с земельным участком, направленный на ликвидацию общественного Музея имени Н.К. Рериха и овладение принадлежащим МЦР наследием Рерихов. МЦР и все его сотрудники мгновенно были просто выброшены на улицу без имущества, без какой-либо документации организации, необходимой для ее нормальной работы. В пятницу 28 апреля 2017 г. , накануне праздника, сотрудники МЦР после завершения рабочего дня в 18.00 ушли домой, а через несколько часов в 21.00 произошел захват усадьбы и никто из сотрудников МЦР больше не только не смог войти в свои рабочие кабинеты, но даже войти на территорию усадьбы Лопухиных, которую они в течение длительного времени воссоздавали без финансовой помощи государства. Разве это не ограбление общественной организации путем разбойного нападения, осуществленного Министерством культуры при помощи ГМВ и поддержке силовых структур?!

Войдя во вкус, пользуясь прикрытием ГСУ МВД по г. Москве, представители ГМВ вскрывают кабинеты и сейфы сотрудников МЦР, просматривают и изучают всю служебную документацию и личные вещи сотрудников, которые более месяца незаконно удерживаются. Такого беспредела и беззакония в отношении организации культуры Россия еще не знала.

А центральные СМИ озвучивали только ложную информацию, подготовленную для них Минкультом и ГМВ.

«Выселение Международного Центра Рерихов из усадьбы Лопухиных в центре Москвы направленно на обеспечение ее сохранности», – сообщила пресс-служба Министерства культуры. Это, по мнению источника, «стало причиной, по которой Государственным музеем Востока были предприняты меры по обеспечению сохранности усадьбы Лопухиных»24. Все это ложь. Усадьба Лопухиных, как отмечают специалисты-реставраторы, одна из лучших в Москве по своему состоянию сохранности и использованию25. Если сравнить усадьбу Лопухиных с усадьбой, занимаемой ГМВ, можно прийти к выводу, что именно государственный музей довел вверенный ему памятник архитектуры до аварийного состояния26.

ТАСС 29 апреля сделало следующее сообщение: «Специальная комиссия определит принадлежность наследия Николая и Святослава Рерихов между государством и общественной организацией «Международный центр Рерихов (МЦР)», который 29 апреля по решению суда выселяется из усадьбы Лопухиных в центре Москвы. Об этом ТАСС сообщил советник министра культуры РФ Кирилл Рыбак».

И здесь ложь. Решение суда о выселении МЦР из усадьбы Лопухиных еще не вступило в законную силу, поэтому изгнание сотрудников МЦР из усадьбы незаконно. А утверждение советника министра культуры Рыбака о создании специальной комиссии, которая будет решать, что из наследия Рерихов принадлежит МЦР, равносильно тому, что это будут решать министр и лично Кирилл Рыбак. Так в пространство вбрасываются утверждения, которые никакого отношения к закону не имеют, но явно отражают желание Минкульта скорее ликвидировать МЦР, именно с этой целью ими была создана «ликвидационная комиссия». Но тут Минкульт явно поторопился, видимо, он не ожидал, что Министерство юстиции РФ зарегистрирует Устав МЦР с изменениями, полагая, что после повторного отказа Минюст подаст документы в Верховный Суд на ликвидацию организации.

Какую цель преследует Минкульт, проводя ликвидацию общественного Музея имени Н.К. Рериха в усадьбе Лопухиных?

Утверждение Министерства культуры, что оно, радея за сохранение наследия Рерихов, стремится выполнить волю С.Н. Рериха и с этой целью будет создавать в усадьбе Лопухиных государственный музей семьи Рерихов на правах филиала ГМВ при активном участии общественности, является такой же ложью, как и утверждение, что МЦР на протяжении длительного времени не желает сотрудничать с Министерством культуры и отвергает все его конструктивные предложения о сотрудничестве.

Всем хорошо известно, что усадьба Лопухиных была выбрана лично С.Н. Рерихом27 для размещения в ней общественного Музея, ради создания которого он передал наследие. Выполняя достигнутые договоренности с Рерихом, усадьба была передана Правительством Москвы для приспособления под нужды общественного Центра-музея имени Н.К. Рериха28. Святослав Николаевич до последних дней отстаивал права МЦР на переданное им наследие и всегда выступал в его защиту. Примером этому могут служить его письма Президенту РФ Б.Н. Ельцину, мэру Москвы Ю.М. Лужкову, Рериховским организациям России и других независимых государств и другие. Учитывая, что мы часто ссылаемся на эти письма, приведу выдержку из письма С.Н. Рериха к президенту МЦР Г.М. Печникову по случаю выступления сотрудника ГМВ О.В. Румянцевой и В.М. Сидорова против МЦР и самого С.Н. Рериха: «Я был потрясен и возмущен, – пишет Святослав Рерих в МЦР, – что господин В.М. Сидоров… сделал сомнительное заявление о нашем Московском международном Центре. Госпожа Румянцева поддержала господина Сидорова и продиктовала индийскому правительству забрать или выкупить мою собственность, на которую она не имеет права.
В отношении газетной публикации (Декан Геральд, 17.06.1992 г.), будьте любезны, сообщите всем Рериховским обществам, что господин Сидоров, госпожа Румянцева выступили с ложными и неверными заявлениями в отношении меня, моего наследия и мадам Людмилы Шапошниковой.
Мои благословления и сотрудничество всегда пребывают с нашим Центром в Москве и его работниками»29

Как видим, с тех пор ничего не изменилось – ГМВ продолжает распространять ложные высказывания в адрес наследия, принадлежащего С.Н. Рериху и переданного им в МЦР, а также необоснованные обвинения в адрес МЦР с целью его ликвидации.

Если бы Минкульт и ГМВ действительно стремились исполнить волю С.Н. Рериха и сохранить переданное им наследие, то для этого незачем было разрушать основанный им общественный Музей. Разве в Москве мало места для создания государственного музея семьи Рерихов?!

Для создания государственного музея у Минкульта имеется достаточное количество картин. Привезенная в СССР в 1957 г. Юрием Рерихом коллекция полотен насчитывала около 500 единиц. Министерство культуры обещало Ю.Н. Рериху на основе привезенной им коллекции создать государственный музей, но так свои обязательства и не выполнило. Часть коллекции была отдана государственным музеям и осела в запасниках, а часть – просто разворована из квартиры Ю.Н. Рериха после его смерти.

МЦР на протяжении всей своей истории всегда сотрудничал с властью. Без самого тесного взаимодействия с правительством Москвы и Министерством культуры он не смог бы воссоздать из руин уникальный памятник белокаменного зодчества старинной Москвы. Без сотрудничества с Министерством иностранных дел и Министерством культуры он не смог бы проводить свои зарубежные выставки. Рамки данной статьи не позволяют отразить широкую панораму такого сотрудничества. Только после прихода Мединского в Министерство культуры оно отказалось сотрудничать с МЦР, обвинив нас в антагонизме власти. Но, как правильно отметило Министерство юстиции в своем Акте проверки:«Публичная критика органов государственной власти, осуществляемая Организацией, связана с защитой общественного Музея имени Н.К. Рериха, прав и интересов Организации и ее членов в конкретных ситуациях и не относится к государственной политике государства и ее органов в целом».30

Даже уже при явных действиях Министерства культуры и ГМВ, направленных на ликвидацию общественного Музея, МЦР в декабре 2015 г. и повторно 27 октября 2016 г. (на рабочем совещании в Комитете по культуре Совета Федерации) предложил Минкульту путь выхода из сложной ситуации, который заключался в мирном сосуществовании двух музеев – общественного и государственного – на территории усадьбы Лопухиных. Для этого Минкульту необходимо было выполнить план полного воссоздания усадьбы Лопухиных, т. е. выполнить обязательства министра Мединского, данные им мэру Москвы С.С. Собянину31 – осуществить регенерацию хозяйственных построек (стр. № 5) с возведением музейного корпуса, а также завершить воссоздание каретного сарая усадьбы Лопухиных. Почему же такое предложение не устроило Минкульт и ГМВ, раз они так рвались разместить госмузей на территории усадьбы? Ведь сколько было ими сказано о необходимости общественно-государственного партнерства! Приняв предложение МЦР, Минкульт мог бы на практике осуществить это партнерство, выразившееся в сотрудничестве двух музеев, которое положило бы конец их вражде и противостоянию. Но вовсе не общественно-государственное партнерство в лице ГМВ и МЦР интересовало Минкульт. Оно стремилось уничтожить общественный Музей и завладеть его фондами. Поэтому и развернуло крупномасштабную войну против общественной организации, которая завершилась ликвидацией общественного Музея, основанного С.Н. Рерихом, изгнанием МЦР из усадьбы и захватом всего его имущества и даже личных вещей сотрудников. Вот как министр Мединский выполнил решение Президента РФ В.В. Путина о необходимости соблюдения интересов государства?!

Интересы чиновников, осуществивших разгром общественного Музея, далеки от интересов России. Ибо не в интересах страны ликвидировать организацию, ведущую успешную многолетнюю культурную деятельность. Приведу только некоторые примеры: коллекция общественного Музея за счет даров была увеличена почти в 2 раза и составляла около 900 картин и рисунков Рерихов, было проведено более 500 передвижных выставок картин, издано около 250 наименований общим тиражом более 500 000 экземпляров печатной продукции из наследия Рерихов и о Рерихах. Какой из Государственных музеев, хранящий наследие Рерихов, может сравниться с общественным Музеем МЦР в вопросе популяризации наследия Рерихов? Не в интересах России, спустя 25 лет после ухода из жизни С.Н. Рериха, вероломно нарушать данные ему обязательства государства. Не в интересах России разрушать инициативу общественности страны, которая общими усилиями создала уникальный Музей, по праву являющийся общественным достоянием народа. Разве к этому призывают Основы Государственной культурной политики?! Наоборот, они призывают Министерство культуры оказывать помощь таким организациям, как МЦР. Но руководство Минкульта в отношении МЦР полностью игнорирует Указ Президента РФ в отношении исполнения Основ государственной культурной политики. Не в интересах России покрывать чиновников, которые скрывают хищения наследия Рерихов из ГМВ и не позволяют провести тщательное расследование хищений наследия, в том числе и из квартиры Юрия Рериха в Москве. Потери, которые уже понесла Россия благодаря действиям министра Мединского и его подчиненных, огромны.

Но это еще не все. Самая главная цель учиненного руководством Минкульта и ГМВ разбоя в отношении МЦР – попытка изъять из культурного пространства России научно-философское Учение Живой Этики, которое является основой многогранного творчества всех Рерихов. Им не нужна этика жизни, так как она является постоянным укором их систематическому нарушению этических и нравственных законов. Благодаря своему невежеству они не могут понять, что Рерихи совместно с остальными творцами Серебряного века открыли России и миру новую эпоху – эпоху Космического мировоззрения, которое раскрывает закономерности взаимодействия человека и всего человечества с окружающим нас Космосом. Оно развивается строго в рамках законов космической эволюции, которые имеют прямое отношение к этическим законам жизни и деятельности человека и систематизированы Е.И. Рерих в Учении Живой Этики, данном ей для России Великими Учителями человечества и являющемся тем единственным спасительным маяком, который указывает путь выхода из бесконечной череды экономических и социальных кризисов, непрерывных войн и вооруженных конфликтов и все увеличивающихся в последнее время в своей интенсивности и губительной разрушительности природных катаклизмов.

И когда МЦР, накопив определенный опыт в научном осмыслении положений Учения Живой Этики, начал его применять в своей культурной деятельности, команда Мединского все это разрушила. Все международные миротворческие проекты МЦР, которые в 2012-2016 гг. с таким успехом прошли в 17 странах мира при поддержке Министерства иностранных дел России, ЮНЕСКО и получили благодарность Генерального Секретаря ООН, Минкультом разрушены. Следовательно, государству не нужны миротворческие идеи Николая Рериха, заложенные им в его Пакте и утверждающие Мир через Культуру. Но ведь это противоречит всем утверждениям Президента РФ В.В. Путина о миролюбивой направленности внешнеполитической деятельности России.

И что же предлагается взамен? Кто теперь будет заниматься организацией научного осмысления и популяризацией наследия Рерихов? Надо полагать, все те же хорошо известные нам советник министра культуры К. Рыбак, генеральный директор ГМВ А. Седов и заместитель генерального директора ГМВ Т. Мкртычев. В таком случае, о каком сохранении и изучении наследия Рерихов может вообще идти речь? Данная команда Мединского была призвана только для разрушения, но не для созидания.

По высказыванию директора ГМВ А.В. Седова, когда «я сижу и слушаю (хватается за голову) о новом космическом мышлении, у меня начинают шевелиться волосы. Я не понимаю, где я нахожусь и что люди всерьез это обсуждают»32. А советник министра К.Е. Рыбак считает деятельность Е.И. Рерих, давшей России Живую Этику, где содержатся основные положения нового космического мышления и пути его развития, не только вредной для России, но и имеющей признаки экстремизма33. Видимо поэтому Т.К. Мкртычев, назначенный директором государственного музея Рерихов, не имея никакого представления о научно-философской основе всего наследия Рерихов, основной своей задачей видит отделение творчества Рерихов от Живой Этики, которая, надо полагать, будет предана забвению, а все захваченные записи Елены Ивановны – просто уничтожены или уйдут в закрома государства, как это было сделано в 1926 г. с письмами Махатм Советскому правительству (привезенными в составе других даров в Москву Н.К. Рерихом). И оригиналов их мы больше не увидим. Следует напомнить, что великий провидец, мыслитель и художник Николай Рерих в 1926 г., осуществляя план Учителей, которые предвидели, что через несколько лет Сталин предложит проведение в стране всеобщей коллективизации, которая разрушит все сельское хозяйство и приведет к страшному голоду и началу репрессий, предлагал помощь Советскому правительству. Эти предупреждения об опасностях и пути их преодоления содержались в одной из книг Живой Этики – «Община». Но предупреждение было не понято, а помощь – отвергнута. К чему это привело, хорошо известно из дальнейшей трагической истории нашей страны.

Прошло 90 лет. Теперь уничтожается общественный Музей имени Н.К. Рериха, основанный С.Н. Рерихом, продолжателем дела своего великого отца, и наносится удар по самому Учению Живой Этики. Это преступление уже носит, можно сказать, Космический характер и чревато такими потрясениями для страны, от которых России придется отходить не одно десятилетие, а возможно, и столетия. Но разве думают об этом те чиновники, которые уничтожают общественный Музей, и те, кто это преступление покрывают?!


6 Уведомления Хамовнической прокуратуры о проведении проверок МЦР: 27.05.2015 №07-03-2015; 17.08.2015 № 07-03-2015/6292; 30.09.2015 № 07-03-2015; 29.10.2015 № 07-03-2015; 20.11.2015 № 07-03-2015.

17 П.5.2.3 договоров безвозмездного пользования № 00-00339/14 и № 00-00340/14 от 19.11.2014 г.

18 Сайт Государственного музея Востока. URL: http://www.orientmuseum.ru/about/museum/default.aspx

25 «Заключение о состоянии объекта культурного наследия» архитектора-реставратора высшей квалификации, члена Федерального методического совета Министерства культуры РФ С.В. Демидова от 15.12.2016г

 

Сохранить

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Aгни Йога Топ сайт