Н. Атаманенко. Сквозь земное к «Надземному».

Сквозь земное к «Надземному».

О вреде самовольных и несвоевременных изданий книги «Надземное»

«Мы называем эту часть записей «Надземное», ибо Мы постоянно напоминаем об опасности, происходящей от несоизмеримости и нецелесообразности человеческого поведения. Некто хотел бы слышать, в каких одеяниях живут обитатели других планет, но если во время пожара начнем расспрашивать хозяина о количестве его одежд, каждый сочтет такой разговор неуместным и даже безумным.

Как же втолковать людям, что теперь происходит Армагеддон, иначе говоря, пожар, который может разрушить многое. Мы хотим создать такое внимание, чтобы люди поняли, что от них зависит очень многое. Не убоимся повторять это «многое». Пусть в таком слове станет ясно, что каждый микрокосм ответственен и за Макрокосм.

Не думайте, что такое противоположение невозможно. Связь микрокосма с Макрокосмом есть основа мира.»

Надземное, 253

Начинаю статью с цитаты об опасностях, происходящих от несоизмеримости и нецелесообразности, пренебрежения к единству земного и надземного, чтобы читатель мог сразу настроиться на верное понимание некоторых аспектов самовольных и несвоевременных изданий из Рериховского наследия. Речь пойдет об одном из них, о книге Учения Живой Этики, носящее название «Надземное». Хотя в настоящее время имеются и другие издания с аналогичной судьбой, в том числе и в Интернете, и которые вызывают много дискуссий и острых вопросов именно с точки зрения самовольности или несвоевременности издания. К ним относится и манускрипты-дневники Елены Рерих, и книга «Напутствие вождю». Вместе с этими публикациями появилось также много мифов, которые оправдывают появление этих издании, содержат обвинения в адрес С.Н. Рериха о якобы непоследовательности его указаний по разрешению и запрету тех или иных материалов наследия семьи Рерихов (в том числе книги «Надземное»). Задаются вопросы – «почему же, всё-таки, С.Н. Рерих так изменил своё мнение относительно сроков опубликования «Надземного»?» В данной статье мы c вами,  уважаемый читатель, постараемся разобраться с ходом событий вокруг публикации книги «Надземное». Постараюсь показать в данной статье те моменты, которые позволят понять — откуда взялся миф о том, что «он его изменил», и кому он выгоден. Постараюсь привести и осмыслить все ключевые высказывания Рерихов в отношении истории публикации «Надземного», наглядно показывающие, что Святослав Николаевич строго придерживался последних указаний свой матери в отношении этой книги, и никаких изменений точек зрения в отношении её публикации у него не было.

Можно выделить несколько этапов в судьбе этой книги.

Первый. 1937-1941 гг. Подготовка книги «Надземное» в предвоенной редакции (на русском языке).

Второй. 1941г. Начало Великой Отечественной Войны. Сбережение подготовленных материалов.

Третий. 1941-1946 гг. Работа Е.И. Рерих над продолжением книги «Надземное».

Четвертый. 1946 – 1992 гг. Хранение авторской машинописи Е.И. Рерих с текстом книги у Ингеборг Фричи и Кэтрин Кэмпбелл.

Пятый. Середина 80-х – 1992 г. Перевод книги Обществом Агни-Йоги в Нью-Йорке на английский язык. В СССР «Надземное» имеются отдельные случаи неофициального тиражирования этой книги методом «самиздата».

Шестой.1989-1990 гг. Издание книги «Надземное» Обществом Агни-Йоги в Нью-Йорке на русском языке.

Седьмой. 1992 г. Заявление С.Н. Рериха о самовольной и несвоевременной публикации книги «Надземное» (26.4.1992 г.). Протесты МЦР и рериховской общественности против игнорирования указаний Рерихов о публикации «Надземное»

Восьмой. 1992-2002 гг. Издание книги «Надземное» в России на русском языке. Это было сделано следующими издательствами: «Русский духовный центр» (г. Москва), Рериховский Центр духовной культуры (г. Самара), Сибирское отделение издательства «Детская литература» и предприятие «Искорка» (1992 г.), Тольяттинское рериховское общество совместно с МЦР (1996-1997), «Сфера» (2000 г.), «Эксмо» (2002 год).

Девятый. Появление текста книги «Надземное» в Интернете (2005 год).

Рассмотрим отдельные эпизоды событий подробнее.

Первое издание «Надземного» Рерихи и Учителя планировали осуществить в Риге. Для подготовки к изданию, согласно указаний Учителя, нужно было исключить из книги отдельные беседы, сохранив нумерацию параграфов, провести обычную типографскую подготовку. Исключенные параграфы предполагалось заменить многоточием, ибо впоследствии все выпущенные параграфы должны были быть изданы.

Первичный план издания книги не был выполнен по месту (Прибалтика) и по времени (начало 1941 года). Этот срок подтверждается следующим фрагментом из письма Елены Ивановны Рерих от 18.02.40 года: «Указано, чтобы через год книга эта увидела свет. На фоне мировых бедствий будет явлено «Надземное»». Через год придет ужас событий Великой отечественной войны СССР с Германией. Русская книга, издаваемая накануне Армагедонна, должна была сыграть свою особую роль. Но в связи с изменением обстановки учитель дал новое указание. Оно отражено в письме Е.И. и Н.К. Рерих от 13.11.1941 года: «Храните особо бережно последнюю рукопись, Вам пересланную, – “Надземное”»[1].

Как видим, это указание Рерихов дано через полгода после того, как на их Родине началась война. Таким образом, теперь речь шла уже не об издании, а о сбережении этой рукописи.

Сама книга продолжалась собираться, но срок публикации отодвинулся до особого распоряжения Учителя. Каждую новую партию записанных бесед Е.И. Рерих пересылала американским сотрудникам для хранения, строго контролируя их доставку. Отдельные фрагменты сообщений из новой книги Елена Ивановна включала в свои письма доверенным сотрудникам, как бы вдохновляя их в тяжелое военное время. В письмах Е.И. Рерих можно найти немало запретов относительно доступа к этой книги. Даже в те годы, когда она записывалась и готовилась к печати в Прибалтике (1937-1938) уже существовали определенные инструкции для сотрудников, работавших с этой книгой. Ознакомление с книгой разрешалось на следующих условиях: хранение книги допускается лишь у руководителей и никому не отдается, доводить книгу разрешено лишь доверенным лицами, никто не должен делать из нее выписок, имя Урусвати, встречающееся в этой книге, не следует произносить целиком, не разрешено упоминать о ней в переписке кому-либо.

Так, например, Е.И.Рерих в письме к Н.П.Серафининой (08.10.38) пишет об этом: «Возможно, что по некоторым обстоятельствам придется реже переписываться, потому посылаю Вам новую книгу «Надземное». Указано читать ее лишь лицам, которым Вы вполне доверяете. Также имейте в виду, что имя Урусвати, встречающееся в этой книге, не следует произносить целиком. Мне сейчас некогда переписать, но лучше не произносить его слишком часто. Книга эта должна храниться у Вас. Такую же копию пошлю и Юлии Доминиковне, она тоже будет читать ее лишь самым близким. <..> Книга «Надземное» не так скоро будет печататься и, вероятно, с большими пропусками, потому прошу Вас, родная Надежда Павловна, охраните эту книгу от любопытствующих и любящих похвалиться большим знанием и большим доверием, им оказанным. Также прошу не писать о ней некоторым корреспондентам Вашим, ибо имею Указание послать один экземпляр лишь Рихарду Яковлевичу для прочтения в ближайшем кругу. В Двинск еще не посылаю»[2].

Обратите внимание на фразу: «Книга «Надземное» не так скоро будет печататься». У Елены Ивановны было предчувствие, что у этой книги будет непростая судьба.

И вот еще несколько выдержек из писем Е.И.Рерих того времени, содержащие конкретные инструкции по обращению с книгой.

«Получила разрешение послать Вам копию книги «Надземное», которая еще не так скоро будет издана и, во всяком случае, с некоторыми пропусками. Книга эта должна храниться у Вас, и Вы будете читать ее лишь с полнопреданными лицами. Часто встречающееся имя Ур. в этой книге лучше не произносить целиком. Достаточно первых двух букв. Когда получите книгу, сообщите, пожалуйста, как она дошла, и я немедленно вышлю Вам следующие страницы.»[3]

Обратите внимание, Е.И.Рерих не сама принимала решение о передаче книги конкретному лицу, а получила разрешение Учителя. Следующие инструкции по книге изложены в письме Е.И.Рерих к Р.Я.Рудзитису (13.10.1938):

«Спешу порадовать Вас, что Великий Владыка разрешил читать имеющуюся у Вас копию – назовем пока ее «Надземное» – в старшей группе. Причем копия эта никому на дом не дается и хранится у Вас. Также никто не должен делать из нее выписок. Позднее Владыка укажет, с какими пропусками можно будет ее печатать.»[4]

Елена Рерих Рихарду Рудзитису (04.02.1939):

«Также очень прошу Вас хранить «Надземное» в одних Ваших руках. Об этом получила новое указание. Также пусть не делают никаких выписок.»[5]

Рерих Е.И. (18.02.40):

«Начинаю уже собирать «Надземное» для печати с необходимыми пропусками. Причем указано сохранить нумерацию и отметить выпущенное содержание параграфов многоточием, ибо впоследствии и эти параграфы будут опубликованы. Указано, чтобы через год книга эта увидела свет. На фоне мировых бедствий будет явлено «Надземное».»[6]

То есть, как видим, эта книга давалась лишь доверенным и подготовленным сотрудникам. Причем, определенная часть книги не предполагалась для печати.

Ненамного мягче были ограничения и в её последние годы жизни.

В 1946 году Елена Ивановна пишет:

«Конечно, Зиночка может читать «Надземное» с известным выбором Магдалине и близким сотрудникам. Если бы Уид заинтересовался, можно и ему перевести некоторые беседы, но храните оригинал, ибо Вам высылается единственная полная копия.»[7]

В 1948 году Елена Ивановна передает завет строго хранить «Надземное» и никому не давать читать, кроме ближайших помощниц:

« … «Надземное» храните, родные, как зеницу ока. Не давайте никому на дом, кроме Ильи, и следите за аккуратным возвращением страниц. Никому не переводите и не читайте, кроме Катрин и Инге, – таков Совет Великого Владыки»[8]. Из письма Е.И.Рерих – К.Кэмпбелл и Г.И.Фричи от 2 августа 1953 г.: «Мои манускрипты и «Надземное» могут быть положены в один ящик и храниться вместе с картинами»[9].

В чем особенность этой книги Живой Этики? Почему выдвигались такие строгие ограничения? Вот интересное мнение об этой книге составителей сборника «Агни Йога. Симфония»:

«Четырнадцатая и последняя из известных книг серии Агни Йоги Надземное не была опубликована при жизни Е.И.Рерих, хотя Елена Ивановна и подготовила ее к печати. Все причины и обстоятельства, воспрепятствовавшие выходу в свет данной книги, неизвестны и можно о них только догадываться. Но совокупность сведений на этот счет позволяет предположить, что публикация в то время была приостановлена самими Великими Учителями, которые сочли выдаваемую в книге информацию слишком эзотеричной и трудной для осознания ее большинством людей. В особенности это касается апокрифических сведений об Иисусе Христе, значительно отличающихся от канонических представлений.»[10]

Вполне очевидно, что эту книгу Учитель собирался распространять только среди проверенных и испытанных сотрудников. Примерно также как он поступил с книгой «Напутствие вождю», которое было издано тиражом всего в 50 экземпляров (и каждый был пронумерован). То есть книга не предназначалась ни для случайного читателя, ни для широкого распространения. Это подтверждается следующими словами из письма Е.И. Рерих от 11.VII.52:

«Яро отойдите от работы по Моему Учению, которое не нуждается в широком распространении. Сокровенное Учение остается сокровенным при малом числе учеников, и явно Мы не собираемся выставлять Наше Учение на перекрестках путей, не только темных, но и оявленных на крушение…» «Напиши так», – было Сказано мне.»[11]

Обратите внимание на слова Великого Владыки о том, что его Учение не нуждается в широком распространении. Определенно он считал эту часть Учения сокровенной его частью и достойной лишь надежных и преданных сотрудников.

Теперь становится понятным озабоченность С.Н.Рериха в его обращении к рериховским обществам от 26 апреля 1992 года:

«Людмила Васильевна остается по-прежнему моим доверенным лицом и прошу вас всех это учитывать. Нежелание считаться с ее мнением привело к самовольной и несвоевременной публикации таких работ, как “Надземное” и “Напутствие вождю”. Такая самовольная издательская деятельность вызывает во мне глубокую тревогу. Время публикации ряда работ, к которым были причастны мои родители Елена Ивановна и Николай Константинович Рерихи, ещё не пришло. Когда срок настанет, вам будет об этом сообщено.»[12]

В тоже время у современных руководителей Рериховского движения в Нью-Йорке имеется другое мнение и отношение к записям Елены Рерих. Якобы сейчас уже нет ничего сокровенного в её записях, они, мол, должно быть общедоступными. В письмах Елены Рерих можно найти, что американским сотрудникам было дано указание о подготовке книги к изданию. Но указание о подготовки, но не о сроке издания!

«Необходимо закончить перевод «Беспредельности» и «Братства» и затем приступить и к переводу «Надземного». Ведь выход некоторых книг задержался на целые 20 лет и больше! Но яро уявим сейчас спешку с переводами. Великий Владыка хочет, чтобы «Беспредельность» была бы издана раньше «Братства». Нужно явить старание перевести как можно ближе к смыслу. «Беспредельность» сейчас много нужнее «Братства».»[13]

Обратите внимание. Про издание «Надземного» ничего не сказано! Таким образом, обозначена только подготовительная задача – перевод.

Что касается срока издания книги, то в письме к Е.П.Инге от 26 сентября 1953 г. Е.И.Рерих пишет об этом следующим образом:

«Родная, очень сожалею, но книга «Надземное» еще не издана. Не думаю, чтобы она была напечатана раньше двух-трех лет. Каждая книга имеет свой срок. Срок «Надземного» еще мне неизвестен»[14].

Акцент на неизвестность срока издания указан явно, что указывает на наличие не только технического условия готовности книги к изданию, но и назначение срока от Учителя. Это мысль раскрывается в письме Е.И.Рерих к американским сотрудникам:

«Ведь каждая книга имеет свой определенный срок для ее написания и издания. Когда Указанный срок соблюден, то и успех книги обеспечен.»[15]

По инициативе Д.Энтина книга «Надземное» была опубликовано в обычном порядке из самовольно определенного им срока. Вопреки указаниям Е.И.Рерих. Вопреки указаниям Великих Учителей.

30 марта 2002 г Энтин дает разъяснение прокуратуре Центрального Административного Округа г. Москвы:

«По сложившейся практике, Еленой Ивановной Рерих и позже С.Н.Рерихом нашему Музею фактически было предоставлено право свободной публикации литературного и художественного наследия Рерихов, и никому в мире не приходило в голову это оспаривать. <… > Последняя книга (“Надземное”), рукопись которой находится в нашем архиве, была впервые издана на русском языке нами в 1989 году»[16].

Надо заметить, что книга получила популярность в советской рериховской среде и распространялась так называемым методом «самиздата». Об этих случаях упоминал С.Н. Рерих в письме Кэтрин Kэмпбелл-Стиббе:

«Касательно письма относительно «Надземного», которое вы получили от Мисс Кала, я понимаю вашу озабоченность и ваши соображения на этот счет. Однако, хочу заметить, что Книга на русском языке – машинопись, озаглавленная «Надземное – Братство часть II и Внутренняя Жизнь», широко циркулирует в России, и я получил экземпляр во время своего пребывания в Москве». <… > Том «Надземного» содержит 599 параграфов и 447 страниц».[17]

Можно, казалось бы, на основе этих слов С.Н.Рериха сделать вывод о том, что он смирился (или не возражал) против такого самовольного распространения книги. Однако заявление С.Н.Рериха от 1992 года говорит, что это не так. Кроме того, действительно, та часть «Надземного», имевшая неофициальное хождение, была неполная. С.Н.Рерих упоминал об 599 параграфах, в то время как в 1990-е годы были опубликованы книги, содержащие 955 параграфов.

При жизни Елена Ивановна сама строго следила за сроками перевода и изданием книг Учения. После её смерти вся ответственность за судьбу рериховского наследия легла на плечи С.Н.Рериха. В том числе за судьбу «Надземного» и других книг. Конечно, ему нужны были ответственные помощники. Из русскоязычных сотрудников с ним наиболее был близок в сотрудничестве П.Ф. Беликов, друг и соратник семьи Рерихов, организатор рериховского общества в Эстонии.

Из состоявшейся между ними переписки можно увидеть некоторые аспекты по дальнейшей судьбе рериховского наследия.

С.Н.Рерих пишет П.Ф.Беликову в письме от 8 июня 1962 года:

«Е.И. оставила около 300 манускриптов — и записей — истинный кладезь мудрости. Но, конечно, все сводится к единому — самопознанию, совершенствованию истинного человека. Ибо все достигается руками и ногами человеческими. Удивительной была жизнь Н.К. и Е.И. Как это нужно все собрать и бережливо донести. Сколько было у них знаний, широких, истинных. Мысль была свободной, радостной. Только и думали о благе всех поверх всяких внешних условностей, всяких ветхих ограничений»[18].

«Бережно донести» — это означает с одной стороны, — довести все в том виде, которое будет доступно для целостного восприятия, без искажений. С другой стороны, — это означает аккуратное и уважительное отношение к автору, бережное отношение к сознанию читателей, соизмеримость к сокровенному. В другом письме к П.Ф.Беликову С.Н.Рерих пишет? «Как я Вам писал, столько осталось материалов от Елены Ивановны, но это не легко систематизировать, уж больно это обширное наследство. Но необходимо все это привести не только в полный порядок, но, главное, подготовить к печатанию. Все вполне законченные труды. Так почти все труды по-русски, и необходимы русские сотрудники, понимающие и знающие»[19]. Возникший обмен мнений не подразумевает, что С.Н. Рерих хотел возложить на Беликова заботы по изданию оставшихся трудов. Это гигантская работа и одного сотрудника здесь было мало. Они складывали стратегические направления и концепцию последующей работы.

В чем заключалась подготовка к печатанию? Сверка текста макета с записями и письмами Е.Р.Рерих. Учет правил современной орфографии и пунктуации, при сохранении стилистических особенностей оригинала. Учет рекомендаций в письмах Е.И. Рерих по подготовке и изданию книг Учения. В том числе выдерживание сроков.

С момента создания СФР (в последующем МЦР) работа с оставшемся Наследием приобрела качественно другой уровень. В СФР были созданы рукописный и публикаторский отделы. Для их работы были привлечены профессиональные научные сотрудники, имевшие большой стаж работы в различных государственных архивах, в том числе, в архиве Академии Наук СССР. Вся их работа проводится в тесном взаимодействии по установленному плану и в строгом соответствии с указаниями Святослава Николаевича Рериха.

Что такое «своевременность» с земной и надземной точки зрения?

В надземном плане время не имеет значение, там актуальны другие категории (точность направления и скорость устремления действий, их взаимодействие, целесообразность и соизмеримость). Там существуют все стадии и грани событий. Своевременность важна для земных планов. И если один земной срок был упущен по каким-то причинам, то Учителя могут изменить планы и сроки последующих действий, чтобы сохранить реализацию основного замысла. Но даже Великие Учителя действуют в соответствие с космическим законом причинно-следственных связей. Но когда кто-то начинает своевольно трактовать сроки, то он разрушает общий план, так как не посвящен в отдельные задачи и детали Плана. Такие разрушительные действия вызовут в соответствие с законом кармы соответствующие следствия, в том числе по отношению к тем, кто их породил. Люди часто путают приложение сроков, которые указывали в своих письмах Рерихи, то ли речь идет о конкретном земном сроке события, то ли – об общекосмическом (надземном). Так, например, ссылаясь на наличие только абстрактных сроков в отношении публикации «Надземного» и отсутствия публичных указаний Рерихов на какие-то конкретные даты, — сторонники скорейшего издания печатных работ Рерихов используют это в качестве аргумента, оправдывающий их самовольно назначенный срок издания. Вот пример такого письма С.Н.Рериха в его переписке с П.Ф.Беликовым:

«После Е.И. осталось богатейшее наследство Ее записей, манускриптов. Все они по-русски и представляют уникальную ценность. Может быть, не для ближайших дней, но, будем надеяться, для недалекого будущего. Трудно себе представить все богатство этого материала»[20].

Как видим, здесь не указан какой-либо конкретный срок о публикации, акцент сделан на уникальную ценность оставшегося наследства.

По поводу правильного понимания сроков имеется следующее разъяснение Елены Ивановны Рерих:

«Что же касается до предопределения и предуказания, то эти понятия хотя и вытекают из закона причин и следствий, но они не имеют точного соответствия с нашими календарскими числами. Срок космический, срок действительный мало соответствует нашим установленным срокам или числам, и потому время некоторых предуказанных событий может варьироваться иногда даже на целое столетие. Необходимо иметь в виду свободную волю человечества и то огромное значение, которое она имеет в замедлении, ускорении и всяких других изменениях сужденных или предуказанных событий. Именно, сужденное не означает нечто, что должно непременно произойти. Люди думают, что раз суждено, значит, так и будет. Но на самом деле сужденное означает, что космические сочетания будут благоприятствовать выполнению тех или иных заданий.»[21]

Среди сторонников самовольного определения сроков издания книг Учения, помимо Д.Энтина, можно отметить Андрея Люфта, редактора сайта «Живая Этика в Германии». Так, например, на сайте А.Люфта размещена его публикация «С.Н.Рерих о манускриптах-дневниках Е.И.Рерих» в которой он пишет:

«С.Н.Рерих желал, чтобы все материалы, полученные им от родителей, были подготовлены и напечатаны как можно раньше. Ни о каких сроках или ограничениях на открытие архивных материалов С.Н.Рерих никогда САМОЛИЧНО (!) не высказывался. Версия о том, что якобы С.Н.Рерих перед своей смертью в начале 90-х передал МЦР какие-то указания о сроках публикаций тех или иных архивных документов, основываются на фальшивом письме, которое известно в Рериховском Движении как «Обращение С.Н.Рериха к рериховским обществам России и других независимых государств» от 26 апреля 1992 г.»[22]

Этот миф Люфта служит оправданием для многочисленных самовольных изданий.

Напомню, что Люфт опровергает достоверность следующих слов С.Н. Рериха:

«Время публикации ряда работ, к которым были причастны мои родители Елена Ивановна и Николай Константинович Рерихи, еще не пришло. Когда срок настанет, вам будет об этом сообщено.

Также должен отметить, что Людмила Васильевна строго выполняет мои инструкции по использованию и хранению архива моих родителей. Любые другие предложения в этом отношении для меня, как наследника и дарителя, являются неприемлемыми.»[23]

Обвинения в фальсификации совершенно голословны. И это становится очень ясно, если задуматься – а почему эти обвинения звучать только в наши дни? Что мешало Д.Энтину и другим проверить подлинность этого письма у самого Святослава Николаевича Рериха? В то время он был жив.

Но факт в том, что американские рериховцы не приняли всерьез апрельское указание 1992 года С.Н. Рериха, не попытались проверить свои сомнения об этом. 18 сентября 1992 г. состоялось заседание Совета Директоров общества Агни Йоги в Нью-Йорке. В протоколе заседания в частности говорится:

«М-р Лансбери представил президентский отчет… <> показал членам Совета последний выпуск книги «Криптограммy Востока», которая не выпускалась в течение полувека. Также он отметил … прогресс в подготовке к публикации книги «Надземное», которая планируется на 1993-й год.»[24]

Полные последствия всех этих «самовольств» (а фактически предательств) по изданию сокровенного Учения нам до конца неведомы. А они есть и еще будут. Враги Учения тоже не дремлют. Ответственность на этих предательствах лежит на всех преступивших черту.

В заключении статьи хочу пожелать читателю: из описанной ситуации вокруг «Надземного» постараться осознать и сделать для себя правильные выводы об необходимости элементарной дисциплине хранить доверенное и бережного отношения к указаниям наших Наставников. Надеюсь, что мои заметки немного помогут в этом.

Николай Атаманенко, ноябрь 2009 г, Белгород


[1] Е.И. и Н.К. Рерих. 13.11.1941

[2] Е.И.Рерих Н.П.Серафининой, 08.10.38

[3] Рерих Е.И. Письма. 1932-1955, 08.10.38

[4] Е.И.Рерих – Р.Я.Рудзитису, 13 октября 1938 г

[5] Е.И.Рерих, Письма, т. 6. 1938-1939 гг. (МЦР), стр. 340. // №119. Р.Я.Рудзитису. 4.02.1939

[6] Рерих Е.И. Письма. 1932-1955, 18.02.40

[7] Письма Е.И.Рерих в Америку т.4, 12.11.1946

[8] Е.И.Рерих. ПИСЬМА. т. 8. Е.И.Рерих – З.Г. Фосдик и Д. Фосдику, 22 марта 1948 г. Нью-Дели

[9] Е.И.Рерих. ПИСЬМА. т. 9. Е.И.Рерих – К.Кэмпбелл и Г.И.Фричи, 2 августа 1953 г

[10] стр 82 «Агни Йога. Симфония». М.: «Беловодье», 1999, том 3,

[11] Е.И.Рерих. Письма в Америку, т.4, стр. 445 , 11.VII.52

[12] Обращение С.Н.Рериха к рериховским обществам России и других независимых государств, 26.4.1992

[13] Е.И.Рерих. ПИСЬМА. т. 9. // № 229 Е.И.Рерих – З.Г.Фосдик и Д.Фосдику, 8 июня 1954 г.

[14] Е.И.Рерих. ПИСЬМА. т. 9. // №176 Е.И.Рерих – Е.П.Инге, 26 сентября 1953 г.

[15] Е.И.Рерих. Письма в Америку, т.3, стр. 274. // 7.XII.51

[16] Интернет-журнал «Агни», http://agni3.narod.ru/Prokuroru.htm

[17] Сообщение от 11.11.2006 в теме «Несвоевременная публикация «Надземного» на интернет-форуме «Грани эпохи»

[18] С.Н.Рерих — П.Ф.Беликову, 8 июня 1962 года

[19] С.Н.Рерих — П.Ф.Беликову, 29 марта 1965 г

[20] С.Н.Рерих — П.Ф.Беликову, 23 февраля 1966 г.) Письма С.Н.Рериха, МЦР, 2005 год.

[21] Е.И.Рерих. Письма. т. 7. 1940-1947 гг. (МЦР), стр. 010. // №2. Е.П.Инге. 12.01.1940

[22] Сайт «Живая этика в Германии», А.Люфт. «С.Н.Рерих о манускриптах-дневниках Е.И.Рерих» 29.09.2006

[23] Обращение С.Н.Рериха к рериховским обществам России и других независимых государств, 26.4.1992

[24] Сообщение от 11.11.2006 в теме «Несвоевременная публикация «Надземного» на интернет-форуме «Грани эпохи»

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Яндекс.Метрика