Научное заключение о содержании статьи Ю. С. Избачкова, К. Е. Рыбака «Реакция последователей “Живой Этики” на публикацию неизданных ранее дневников Е. И. Рерих»

Научное заключение о содержании статьи Ю. С. Избачкова, К. Е. Рыбака «Реакция последователей “Живой Этики” на публикацию неизданных ранее дневников Е. И. Рерих»

(«Культурологический журнал» 2018/3 (33)).

ВЫПОЛНЕНО:
канд. культурологии Б. Ю. Соколовой,
канд. философских наук, культурологом,
В. Г. Соколовым
(г. Москва)

24 ноября 2018 г.

Электронное периодическое рецензируемое научное издание «Культурологический журнал» 2018/3 (33), зарегистрированное в РИНЦ, опубликовало статью Ю. С. Избачкова и К. Е. Рыбака, которая называется «Реакция последователей “Живой Этики” на публикацию неизданных ранее дневников Е. И. Рерих». Издание, как значится, научное, а значит и размещённая в нём работа претендует на такой же статус. Однако, внимательное её рассмотрение заставляет серьёзно усомниться в этом.

Первые сигналы даёт текст аннотации, с которой читатель, прежде всего, и знакомится, тем более, если рассматривать эту важную часть метаданных статьи с точки зрения её написания по известным в научной среде правилам с целью размещения в научных изданиях. Состоящая всего лишь из одного предложения, она звучит так: «Авторы статьи делятся многолетними наблюдениями за деятельностью рериховских организаций и анализируют неоднозначную реакцию рериховцев на публикацию дневников и воспоминаний Е. И. Рерих» [1, с. 1]. Не останавливаясь на фразе «авторы статьи делятся многолетними наблюдениями», которая как-то не убедительна в плане культурологического исследования, а значит, оставляя в стороне вопрос самой ценности для науки такого рода наблюдений, можно было бы обратить внимание на так называемый «анализ неоднозначной реакции». Однако, нельзя не заметить, что при знакомстве со статьёй даже этого анализа в ней нет. При этом имеется неизвестно на чём основанный и не подкреплённый доказательствами вывод. Отсутствие ссылок в ключевых местах, в том числе и на необходимые исследования, дополняют общий вид скороспелости и в целом антинаучности рассматриваемой здесь публикации.

Прежде чем приступить к непосредственному анализу статьи, хотелось бы обратить внимание на выбранную её авторами тему. Дело в том, что самовольная публикация сокровенных дневников выдающегося русского учёного, мыслителя-космиста Елены Ивановны Рерих находится за гранью, как научной этики, так и морали в целом, а потому в принципе не может быть предметом научного внимания. В связи с этим не могут не вызвать серьёзный вопрос такие слова в названии статьи: «неизданных ранее дневников». Стоит заметить, что их автор, Е. И. Рерих, не собиралась издавать эти дневники, ни в ближайшее время, ни даже в перспективе ряда десятилетий, о чём она сама писала. Воля автора — это этический закон, нарушать который ни у кого нет права. На этом моменте надо остановиться несколько подробней, ибо Ю. С. Избачков и К. Е. Рыбак по данному вопросу подают читателям недостоверную информацию.

Так, в своей статье они пишут: «За длительное время тяжб было сформировано устойчивое понимание среди рериховцев, что публикация дневниковых записей возможна в предначертанные сроки. Не ясно только кем и когда будут эти сроки указаны…» [1, с. 2]. Надо подчеркнуть, что сроки на обнародование дневников Е. И. Рерих были именно указаны, причём неоднократно, самим же их автором — Еленой Ивановной: она писала о том, что та часть её творческого наследия, которую она не планировала публиковать в обозримом будущем, будет храниться в неопубликованном виде не менее ста лет после её жизни. Такое авторское распоряжение содержится, в частности, в её письмах (см.: [2, с. 439], [3, с. 16]). Также Е. И. Рерих особо писала о сроках, о том, что их соблюдение имеет очень важное значение (см.: [2, с. 441]. Так что Ю. С. Избачков и К. Е. Рыбак подают читателям неправдивую информацию, замечая в своей статье: «не ясно только кем и когда будут эти сроки указаны». Всё предельно ясно, если подходить к вопросу честно. Но, как видно, подавать недостоверную информацию им просто необходимо, чтобы оправдать планы по несвоевременной и незаконной, как с точки зрения этики, так и авторских прав, публикации дневниковых записей.

Сроки их обнародования также были указаны наследником семьи Рерихов, младшим сыном — Святославом Николаевичем Рерихом, который передал оригиналы этих дневников в Международный Центр Рерихов в 1990 г. вместе с остальной частью наследия своих родителей. «Тогда же он и дал инструкции, как поступить с дневниками», — отмечала Л. В. Шапошникова [4, с. 456]. 26 апреля 1992 года С. Н. Рерих написал «Обращение к рериховским обществам России и других независимых государств». В нём, подтвердив полномочия Людмилы Васильевны Шапошниковой как директора Музея имени Н. К. Рериха и указав, что она строго выполняет инструкции по использованию и хранению рериховского архива, он выразил обеспокоенность несвоевременной и самовольной публикацией некоторых работ Рерихов рядом лиц. «Такая самовольная издательская деятельность вызывает во мне глубокую тревогу. Время публикации ряда работ, к которым были причастны мои родители Елена Ивановна и Николай Константинович Рерихи, ещё не пришло», — подчеркнул С. Н. Рерих [5, с. 107–108]. Надо особо отметить, что С. Н. Рерих как наследник всецело доверял Л. В. Шапошниковой и дал ей все необходимые распоряжения насчёт сроков публикации дневников. Л. В. Шапошникова эти сроки знала и неукоснительно их придерживалась. Вот, что она писала: «В один из дней у меня состоялась беседа со Святославом Николаевичем насчёт этих дневников. Он сказал, что это самое важное, что есть в наследии, что часть из них опубликована и вошла в книги Живой Этики, а часть ждёт своего часа. Сейчас публиковать эти дневники нельзя, а что касается публикации целиком, то её придётся ждать немало времени. Потом мне были выданы инструкции, как обходиться с дневниками. Когда я привезла наследие в Москву, то сразу сообщила руководству МЦР и затем представителям рериховских организаций об особом статусе дневников. Полагаю, многие об этом помнят. В апреле 1992 года Святослав Николаевич написал письмо-обращение к рериховским организациям России и СНГ, в котором повторил и о данных мне инструкциях и недопустимости публикации в ближайшем будущем ряда материалов, находящихся в архиве МЦР» [4, с. 463].

Таким образом, перед нами определённая, ясно высказанная воля представителей семьи — Е. И. Рерих и С. Н. Рериха — относительно собственного творческого наследия. Воля автора, особенно великого человека, так много сделавшего для нашей страны и человечества, должна быть уважаема и священна, поэтому любые обсуждения на этот счёт бессмысленны, а разбираемая здесь статья, поднимающая тему публикации дневников, на обнародование которых в определённое время сам их автор наложил запрет, сама по себе цинична. Поэтому, просто абсурдно звучит утверждение авторов анализируемой статьи о том, что последователи Живой Этики во всём мире (!) якобы ждали публикацию дневников Е. И. Рерих. Из сказанного выше ясно, что последователи и почитатели творчества Рерихов (а значит те, кто, в том числе, с уважением относится к их воле, причём не на словах, а в делах) по самому определению не могли ждать незаконной и несвоевременной публикации дневников Е. И. Рерих. Это ещё один из примеров той ложной информации, которую содержит анализируемая статья.

Но тема дневников для данной статьи по большому счёту явилась прикрытием, из-за которого видна плохо сокрытая авторами цель — опорочить имена Е. И. Рерих, Л. В. Шапошниковой, философскую систему Живой Этики, Международный Центр Рерихов и общественные организации, изучающие наследие великой русской семьи. Эта цель обнаруживается хотя бы по тому, что этому посвящена основная часть статьи, а обсуждению темы, заявленной в названии (тема дневников), — лишь небольшая часть.

При ознакомлении со статьёй становится очевидной не просто неосведомленность её авторов в вопросах, связанных с наследием семьи Рерихов, но некое упорное невежество, которое они даже не пытаются скрыть. «“Живая Этика” или “Агни-Йога”, — пишут авторы, — своим источником имеет записанные Е. И. Рерих размышления неких Учителей… о судьбах мира, философии космической реальности, эволюционных космических законах, а также воспоминания жизни учителей Е. И. Рерих в её прошлых реинкарнациях» [1, с. 1]. Если так авторы статьи характеризуют Живую Этику, то это — крайне неудачная характеристика, ибо она, во-первых, не даёт верного представления об этой философской системе и, во-вторых, совершенно запутывает читателя отсутствием логики. Например, словосочетание «философия космической реальности» — это как раз и есть наименование Живой Этики, введённое в научный оборот её крупнейшим исследователем Л. В. Шапошниковой и уже давно принятое многими учёными, опирающимися на идеи этой философии в своих трудах. Тогда, согласно логике Ю. С. Избачкова и К. Е. Рыбака, Живая Этика имеет своим источником размышления Учителей о… Живой Этике. Уже не говоря об окончании выше приведённой цитаты, которое логически выстроено таким образом, что не поддаётся пониманию, ибо в нём отсутствует какой-либо смысл (ведь читателю авторы пытаются донести, что Живая Этика «своим источником имеет… воспоминания жизни учителей Е. И. Рерих в её прошлых реинкарнациях»).

После рассмотренной характеристики Живой Этики следует не менее странное её определение: «С точки зрения религиоведения, “Живая Этика” — типично экуменическое направление, разновидность течения “Новой Века” [так в тексте. — Авт.] (New Age), которая совмещает в себе элементы христианства, индуизма и буддизма, с элементами манихейства и характерного для послевоенного советского сознания культа науки и техники» [1, с. 1]. Разумеется, ссылку по поводу этого определения Ю. С. Избачков и К. Е. Рыбак не приводят, что наводит на мысль об их авторстве. Судя по всему, это не далеко от истины; данное определение противоречиво и безграмотно. Кроме того, надо подчеркнуть, что религиоведение как дисциплина, у которой имеется свой предмет изучения, не может давать определение нерелигиозным философским системам, каковой является Живая Этика. Экуменизмом же называется идеология всехристианского единства, а экуменическое движение ратует за сближение и объединение различных христианских конфессий. Заявление о том, что экуменическое направление совмещает в себе элементы ещё и других религий — индуизма, буддизма и манихейства, неверно по своей сути. Отсутствует логика и в совершенно неоправданной попытке авторов связать Живую Этику с неким течением «New Age». Надо сказать, что на сегодняшний день нет чёткого, общепринятого определения этого течения. Границы применения термина «New Age» очень расплывчаты, под него можно подогнать всё, что угодно, любое современное явление: от музыки и философии, до целительских практик и неких мистических групп. При этом, данный термин оказался очень удобен для некоторых представителей РПЦ: в их определениях он обозначает принадлежность к мистике и оккультизму и появляется всякий раз, когда аргументы напрочь отсутствуют, но оппонента необходимо определённым образом заклеймить.

Приписывание Живой Этике «характерного для послевоенного советского сознания культа науки и техники» также совершенно не оправдано. Эта философская система, несомненно, придающая большое и даже определяющее (с точки зрения реализации своих возможностей) значение науке, способной поднять сознание человечества до космических высот, в то же время направлена на развитие и совершенствование внутреннего аппарата человека, его духовных возможностей, которые без культуры (этики) не могут получить должного развития. В основу всего преображения жизни Живая Этика ставит именно внутреннюю культуру человека. Относительно же, термина «техника» надо сказать, что в целом он довольно редок для книг Живой Этики, и при этом звучит мысль (опять же в русле заботы о культуре), что «к усовершенствованию техники нужно добавить утончённость мышления» [6, с. 317].

Возникает немало вопросов и к такому фрагменту разбираемой здесь статьи: «Несмотря на то, что в рерихианстве нет выраженных религиозных обрядов, миропонимание адептов постоянно сконцентрировано на некоем подобии ведического ритуала. В их сознании существует извечная борьба Света и Тьмы, что возводит некоторые позиции “Живой Этики” к манихейству» [1, с. 3]. Мы имеем дело с неким конгломератом понятий и не более того. Во-первых, что это за термин — «рерихианство»? Его нет ни в научном, ни, можно сказать, в общем употреблении. Возможно, он присущ сознанию некоторых лиц, которые, как и авторы рассматриваемой статьи, ввиду недостатка или нежелания познания, стремятся создать какой-то туманный образ в отношении имени Рериха. К самой же семье Рерихов и их наследию этот термин уж точно никакого отношения не имеет. Во-вторых, «адептов» чего? И с какой целью вообще данный термин употреблён? (В таком случае, адептами можно назвать всех, кто глубоко погружается в какую-либо из многообразного набора областей знания). В-третьих, какой конкретно ведический ритуал имеется в виду и, вообще, при чём он тут, и как он связан с манихейством?

Наконец, в-четвёртых, «Свет и тьма», как синонимы «добра и зла», — это далеко не только общерелигиозные категории, но и культурные архетипы, и философская дуальная пара. Кроме того, эта пара входит в известную в культурологии систему культурных универсалий, состоящую из целого ряда базовых категорий (природа, красота, любовь, жизнь и увядание, добро и зло, общество, и т. д.), которые аккумулируют весь социально-культурный опыт человечества и благодаря которым человек осмысливает окружающий мир. Здесь нелишне заметить, что, с одной стороны, культурные универсалии инвариантны для самых разных культурных традиций, с другой — их содержание специфично в каждой из них. В свою очередь, в системе культурных универсалий разворачивается универсальная картина мира, в которой раскрываются те или иные стороны многовекторных отношений человека с окружающим миром. Иными словами, всё очень многогранно и глубоко. Почему же в сознании Ю. С. Избачкова и К. Е. Рыбака возникло только «манихейство»? Откуда желание всё загнать в рамки религиозности? Опять же — от незнания и некомпетентности авторов статьи в поднимаемых темах.

Также, надо отметить, что дуальную пару «Свет и тьма» («добро и зло») исследователи называют одной из базисных семантических оппозиций, «которые составляют в сознании человека универсальный когнитивный код, более глубокого уровня по отношению к его языковому мышлению и осмысленному восприятию мира вообще. На основе единиц этого кода человек мыслит окружающую действительность, а точнее – эти оппозиции метафорически конструируют действительность в его сознании. Они буквально составляют тот базовый познавательный материал, который складывается при самом первом осмыслении человеком себя-в-мире (а возможно, и принадлежит его генетической памяти)… И вне этих оппозиций не существует ни язык, ни языковое сознание человека, ни его культурное сознание» [7, с. 151–152]. Достаточно вспомнить мифологию древних народов, представления египтян и вавилонян, христианство и зороастризм, гностицизм, согласно которому борьба Света и тьмы имеет универсальное космическое значение, произведения Ф. М. Достоевского, философию Е. Н. Трубецкого, Н. О. Лосского и других мыслителей. Ярким примером указанного дуализма также является пара инь и ян ранней китайской натурфилософии: инь соотносилась не только с женским началом, но и тьмой, смертью, землёй, луной; ян — кроме мужского начала олицетворял свет, жизнь, небо, солнце. Словом, проблема «Света и тьмы», как синонимов «добра и зла», проходит через все эпохи и виды мышления: мифологическое, религиозное, научное и т. д. Но авторы статьи не утруждают себя хотя бы самой простой рефлексией в этом направлении. Тогда возникает правомерный вопрос: можно ли отнести к науке то, что они представили читателям научного издания?

Ещё один фрагмент анализируемой статьи, свидетельствующий о том, что её авторы абсолютно безответственны в своих суждениях:«Согласно мировоззрению последователей “Учения”, космические силы присылают на землю своих посланцев, которые вселяются в тела землян при рождении. Эти посланцы пытаются делиться с землянами сокровенным знанием в области культуры, науки, техники. Практически все центральные личности в истории человечества относятся рериховцами к их числу… В религиоведении подобный феномен хорошо известен как “воровство богов”» [1, с. 4]. По логике авторов данного фрагмента, существует некое мировоззрение, согласно которому какие-то неизвестные «космические силы» содействуют тому, что их «посланцы» «вселяются в тела землян при рождении»… Иными словами, есть некие родившиеся земляне, тела которых кем-то используются («вселяются в тела»). О чём идёт речь в этом фрагменте статьи Ю. С. Избачкова и К. Е. Рыбака понять невозможно. Судя по всему, мы имеем дело с личным мировидением самих авторов статьи, так как более нигде (кроме, разве что, фантастических кинокартин) подобное не встречается. Это — именно их искажающая трактовка того, что они где-то недослышали или недочитали, а затем, перетолковывая смысл, транслировали с точки зрения собственного восприятия.

Здесь нельзя не подчеркнуть, что упрощённое изложение глубочайших философских идей всегда несёт в себе профанацию, примитивизацию, которая, к большому сожалению, может распространяться. Именно поэтому, если человек не является специалистом в какой-либо области, он не имеет морального права писать что-либо в данном направлении, а тем более размещать это в научных изданиях. Такая ситуация сложилась в отношении авторов анализируемого здесь материала. Не имея ни малейшего представления о философии Живой Этики, они представили её идеи в таком виде, в каком их совершенно невозможно узнать даже знающему человеку. А что же говорить о читателях, область интересов которых иная, но они решили ознакомиться с подобным материалом, заинтересовавшим их названием или чем-то другим? Они получат полностью искажённую информацию, но, учитывая, что таковая была получена со страниц научного издания, читатели вполне могут поверить написанному. К чему же мы тогда придём? К обесцениванию всякой информации. Ибо рано или поздно станет очевидно, что публикуемому верить нельзя, так как почему-то публиковать стало возможным всё и всем, вне зависимости от того, изучался ли сам вопрос или статья писалась совершенно для другой цели.

Возвращаясь к вышеприведённому фрагменту из разбираемой статьи, надо сказать, что авторы данного Научного заключения провели анализ нескольких наиболее известных книг по религиоведению (под редакцией И. Н. Яблокова, П. С. Гуревича, Е. И. Аринина), некоторых диссертаций, касающихся различных проблем религиоведения, а также коллективной монографии (Философия религии: глобальный и региональный контекст (подходы к религии, история символизаций и интерпретаций): монография / Е. И. Аринин [и др.]; под ред. д-ра филос. наук, проф. Е. И. Аринина. Владимир, 2014), однако термин «воровство богов», позиционируемый авторами как хорошо известный в религиоведении, обнаружить нигде не удалось. Более останавливаться на вышеприведённом фрагменте статьи Ю. С. Избачкова и К. Е. Рыбака нет ни малейшего смысла. Между тем, его пример — очень характерен для понимания метода конструирования авторами своего материала. Остаётся понять их мотив.

В этом плане кое-что начинает проясняться, если обратить внимание на следующее. Бóльшая часть разбираемой здесь статьи посвящена не дневникам Е. И. Рерих, как отмечалось выше, и даже не Живой Этике, но измышлениям против Международного Центра Рерихов (МЦР), а также его основателя и бессменного руководителя, выдающегося российского учёного и мыслителя Л. В. Шапошниковой. Это наводит на закономерную мысль, что в этом факте кроется нечто личное для авторов статьи, если они позволяют себе постоянно, на всём её протяжении, отходить от темы, заявленной в названии, чтобы лишний раз сделать выпад в сторону МЦР. Игнорируя подлинные документы — Завещание С. Н. Рериха, его письма и другие материалы, с которыми можно легко ознакомиться (например, см.: [8], [9], [10], [11]) — авторы статьи пишут откровенную неправду и, видимо поэтому, не считают нужным представить ни ссылок, ни доказательств. Так, законная передача С. Н. Рерихом Международному Центру Рерихов части наследия своих родителей, которой он владел, узаконенная его Завещанием, прокомментирована в статье такой, искажающей действительность, фразой: «В 1991 г. он передал советскому народу коллекцию произведений, личных вещей и архив Рерихов. Однако в силу драматических событий начала 1990-х гг. это имущество оказалось подконтрольно “Международному центру Рерихов”» [1, с. 2]. Следующим шагом авторов в их недобросовестном материале явилось обвинение МЦР в том, что на протяжении почти всей своей истории он якобы был инициатором судебных дел направленных «на признание Центра Рерихов то наследником С. Н. Рериха, то правопреемником Советского Фонда Рерихов» [1, с. 2]. Между тем в реальности, если начать серьёзно знакомиться с делом, всё обстояло совершенно иначе. Между тем известно, что все суды на протяжении многих лет инициировались против МЦР представителями Минкульта и Государственного музея Востока, и уже исходя из ситуаций, в которые он оказывался вовлечённым, МЦР отстаивал своё право называться наследником Рерихов.

Рассмотрим и такой фрагмент статьи Ю. С. Избачкова и К. Е. Рыбака. «Под созидательными лозунгами в Центр Рерихов поступали дорогостоящие произведения искусства, издавалась пропагандистская литература [7]. <…> Если руководство Центра Рерихов считало, что взгляды кого-либо неправильно, по мнению Центра Рерихов, отражают жизненный и творческий путь Рерихов, в средствах массовой информации и через петиции в госорганы началось преследование этого лица. Общая риторика довольно агрессивная, с использованием традиционных мифов и стереотипов советской атеистической пропаганды (инквизиция, сжигание еретиков, нетерпимость к инакомыслию, принадлежность к иностранным спецслужбам, финансирование фондами Джорджа Сороса и т. д.)…» [1, с. 3]. В сноске 7 данного, к слову, даже не отредактированного, фрагмента (он приведён так, как опубликован) значится сборник «Защитим имя и наследие Рерихов», тома которого на протяжении длительного времени издаются МЦР. В общем контексте стоит заметить, что этот сборник содержит множество документов, а также статьи, авторы которых аргументировано, основываясь на фактах и апеллируя к идеям и мнению самих Рерихов, развенчивают измышления и мифы, связанные с этими выдающимися людьми (см.: [12]). Надо отметить, что книга «Защитим имя и наследие Рерихов. Документы. Публикации в прессе. Очерки» является достаточно убедительным изданием, в котором именно на уровне документов и аналитических материалов, по сути дела, изложена история Международного Центра Рерихов. Кроме того, это — единственная в своём роде книга, направленная на защиту имени и творческого наследия великих людей, при том, что ныне, к большому сожалению, клевете подвергаются многие выдающиеся деятели, внесшие свой вклад в процветании нашей страны. Общеизвестен факт духовной деградации общества, если в нём процветает очернение тех, кому оно обязано своим продвижением и прогрессом. Тогда почему авторы разбираемой статьи столь неправдиво и с нескрываемым неуважением отозвались о таком важном источнике, как «Защитим имя и наследие Рерихов», назвав его «пропагандистской литературой»? Судя по всему, это их эмоциональный отклик на публикацию документов и достоверных фактов, ибо, как отмечалось выше, бóльшая часть разбираемой здесь статьи посвящена измышлениям против Международного Центра Рерихов. Разумеется, всё это никак нельзя назвать научным подходом.

Далее, можно спросить авторов вышеприведённого фрагмента: где же доказательства того «преследования» со стороны Центра Рерихов, о котором в нём говорится? Они не приводятся, что является общим стилем анализируемой статьи. Здесь надо подчеркнуть, что когда какой-либо недобросовестный журналист или исследователь брался искажать биографические факты или смысл каких-то частей творческого наследия семьи Рерихов, только в этом случае представители МЦР, в том числе и учёные, а также сторонние исследователи, журналисты и деятели культуры, считали своим долгом поднять голос в защиту чести и достоинства членов великой русской семьи, ограждая их имя от неправдивых суждений и клеветнических заявлений.

Также обращает на себя внимание то, что авторы анализируемой статьи неоднократно делают акцент на проведении ими неких исследований: «изучив социальный состав сторонников организации…», «мы проанализировали позиции…» и т. п. (см. [1, с. 6–8]). Да и сама тема статьи предполагает наличие таких исследований априори. Однако никаких данных о них в статье нет. Между тем, за подобными заявлениями должны стоять аналитические социологические исследования, обладающие репрезентативностью, надёжностью и достоверностью. Но, повторимся, это в анализируемой статье совершенно не просматривается.

Нельзя не сказать и о том, что Ю. С. Избачков и К. Е. Рыбак в своей статье неоднократно пытаются бросить тень на выдающегося востоковеда, индолога и философа, крупного общественного деятеля Л. В. Шапошникову. Она является автором более 30 книг, в том числе на иностранных языках, а также около 500 статей и очерков по проблемам истории, философии космизма, теории и истории культуры, востоковедения, этнологии. Её имя вошло в уникальное энциклопедическое издание «Знаменитые женщины России» (один из томов коллекционной серии национального информационно-аналитического альманаха «Золотая книга России. XXI век»). Именем Л. В. Шапошниковой названа малая планета 9717 Солнечной системы. Будучи обладателем многих наград, в том числе правительственных, лауреатом международных премий, в числе которых Премия Европейского союза по культурному наследию («Europa Nostra Awards», 2010), Л. В. Шапошникова внесла огромный вклад в культуру и науку России, высоко подняв культурный имидж страны на международном уровне. Но всё это не интересует авторов разбираемой статьи, которые проявили чисто личностное, необоснованно негативное отношение к выдающемуся человеку. Как уже отмечалось, Л. В. Шапошникова на протяжении всей истории МЦР и Музея имени Н. К. Рериха была их бессменным руководителем, что, как видно, вызывает недовольство авторов анализируемой статьи. Однако они ничего не могут сказать по сути самих трудов учёного, порой обнаруживая свою полную дезориентацию в её наследии. Например, любой исследователь творчества Л. В. Шапошниковой знает, что её эпистолярное наследие, которое, судя по всему, должно существовать, никогда не было опубликовано. Это можно сказать абсолютно точно. Между тем, авторы рассматриваемой статьи в одном из текстов своих «Примечаний» пишут, что они не ставят «перед собой цель ревизировать эпистолярное наследие Л. В. Шапошниковой» [1, с. 10]. Понятно, что это рассчитано на несведущего читателя, которому надо каким-то образом показать, что статью написали люди знающие, знакомые даже с перепиской Л. В. Шапошниковой. Приведём и пример недостоверной информации: «Оригинальная с точки зрения музееведения экспозиция была оформлена с учётом эстетических пристрастий Л. В. Шапошниковой» [1, с. 4]. На самом же деле свои концептуальные мысли по формированию экспозиции Музея имени Н. К. Рериха Л. В. Шапошникова в своё время согласовывала с С. Н. Рерихом, о чём свидетельствуют слова Святослава Николаевича, содержащиеся в его письме мэру Москвы Ю. М. Лужкову: «Прошу Вас выслушать предложения руководителей Международного Центра Рерихов по скорейшему развёртыванию экспозиции, мною одобренные» [10, с. 112]. Таким образом, всё, изложенное Ю. С. Избачковым и К. Е. Рыбаком об Л. В. Шапошниковой, имя которой как учёного и создателя одного из красивейших Музеев в России, известно также во многих зарубежных странах, свидетельствует, что они даже не пытались понять ни её культурную, ни научную работу. Это подтверждает и то, что авторы рассматриваемой статьи не единожды ссылаются на весьма недоброкачественный, в том числе неграмотный в философском плане, материал, написанный А. И. Кузнецовым (см.: [13]).

В результате всего вышесказанного возникает немаловажный вопрос: если «Культурологический журнал» является рецензируемым научным изданием, как он позиционирует себя на сайте, а кроме того зарегистрированным в РИНЦ, то почему он допускает публикацию таких безграмотных, некачественных статей? Руководство Российского НИИ культурного и природного наследия им. Д. С. Лихачёва, как издатель данного журнала, должно было бы обратить на это самое пристальное внимание.

Общие выводы.

Проанализированная статья:

— написана людьми, не разбирающимися в элементарных вопросах, связанных с наследием семьи Рерихов и с такой важной составляющей этого наследия, как философия Живой Этики;

— будучи нацеленной на то, чтобы опорочить имя нашей великой соотечественницы Е. И. Рерих и работу многих лет её жизни — философскую систему Живой Этики, а также имя крупнейшего российского учёного Л. В. Шапошниковой и созданный ею Международный Центр Рерихов, является по большей части собранием измышлений;

— отличается отсутствием серьёзной аргументации и необходимых ссылок; не отвечает основным критериям научного текста;

— содержание её основной части не соответствует названию; аннотация фактически не отражает главного содержания материала;

— допускает резкие переходы от одной темы к другой, между которыми нет смысловой связи; ряд фрагментов не имеет отношения к основной теме статьи;

— отмечена косноязычием и обилием простых предложений, что свидетельствует либо о спешке, с которой писалась статья, либо о неумении её авторов излагать свои мысли, и уж тем более излагать их научным языком;

— имеет ряд мест, в которых отсутствует логика, как внутри одного предложения, так и внутри целых фрагментов; нарушена логика связи между текстом статьи и ссылочным аппаратом; в целом, включает смысловые (например, на с. 2 вместо слова «контактирование» написано «констатирование»), грамматические и орфографические ошибки;

— по смыслу и содержанию статья не имеет отношения ни к музееведению (раздел журнала, в котором она опубликована), ни к культурологии как науке, многогранно изучающей явление культуры.

Заключительный вывод. Статья Ю. С. Избачкова и К. Е. Рыбака «Реакция последователей “Живой Этики” на публикацию неизданных ранее дневников Е. И. Рерих», которая, судя по всему, не прошла редактирование, а, возможно, и рецензирование, ни к культурологии, ни вообще к науке не имеет никакого отношения. Данный материал содержит информацию, не соответствующую действительности, обладает крайне низким уровнем в плане аргументации, логики и смысловых связок, включает бездоказательные суждения. Можно утверждать, что проанализированная статья наносит вред культуре России, бросая тень на имена выдающихся русских учёных, мыслителей и культурных деятелей (Е. И. Рерих и Л. В. Шапошниковой), формируя в обществе негативное представление о тех, кем гордится страна. Всё это свидетельствует о том, что данной статье не место в Российском индексе научного цитирования.

Список библиографических источников:

1. Избачков Ю. С., Рыбак К. Е. Реакция последователей “Живой Этики” на публикацию неизданных ранее дневников Е.И. Рерих // Культурологический журнал, 2018/3 (33) // Электронный ресурс:
http://www.cr-journal.ru/rus/journals/449.html&j_id=36 (Дата обращения: 12.11.2018).

2. Рерих Е. И. Письма. В 9 т. Т. 9. (1951–1955). — М.: Международный Центр Рерихов, 2009. — 608 с.

3. Рерих Е. И. Письма. В 9 т. Т. 8. (1948–1950). — М.: Международный Центр Рерихов, 2008. — 496 с.

4. Шапошникова Л. В. Предатели // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 3. Документы. Публикации в прессе. Очерки. — М.: МЦР, 2005. — С. 455–469.

5. Рерих С. Н. Обращение к рериховским обществам России и других независимых государств // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 1. Документы. Публикации в прессе. Очерки. — М.: МЦР, 2001. — С. 107–108.

6. Живая Этика. Знаки Агни Йоги. — М.: Международный Центр Рерихов, 2008. —600 с.

7. Берестнев Г. И. К проблеме языка ментальных пространств: образ света с когнитивной точки зрения // Горизонты современной лингвистики: Традиции и новаторство: Сб. в честь Е. С. Кубряковой. — М.: Языки славянских культур, 2009. — 856 с.

8. Завещание С. Н. Рериха «Архив и наследство Рерихов для Советского Фонда Рерихов в Москве», 19 марта 1990 г. // Защитим имя и наследие Рерихов. Том 1. Документы. Публикации в прессе. Очерки. — М.: МЦР, 2001. — С. 102–106. Также см.: электронный ресурс: http://www.icr.su/sbt1/sbt1gl2_7.htm ; перевод с англ. яз.: электронный ресурс:
http://www.icr.su/rus/news/perevod-zaveshchaniya.php?sphrase_id=96157 (Дата обращения: 14.11.2018).

9. Дополнение к завещанию С. Н. Рериха // Электронный ресурс:
http://www.icr.su/rus/protection/heritage/danger/dop/index.php?sphrase_id=73696
(Дата обращения: 15.11.2018).

10. Письмо С. Н. Рериха мэру Москвы Ю. М. Лужкову // Защитим имя и наследие Рерихов. Том 1. Документы. Публикации в прессе. Очерки. — М.: МЦР, 2001. — С. 111–112.

11. Заключение старшего адвоката Верховного Суда Индии Дж. Шармы от 26.05.2004 г. // Электронный ресурс:

http://www.icr.su/rus/protection/heritage/museum/documents/Zacliuchenie_D_Sharmy.pdf
(Дата обращения: 20.11.2018).

12. См.: Книги в защиту Рерихов // Электронный ресурс: http://www.icr.su/rus/protection/books/ (Дата обращения: 05.11.2018).

13. Соколов В. Г., Соколова Б. Ю. Научное заключение о содержании статьи Кузнецова А. И. «“Живая Этика” в интерпретации Л.В. Шапошниковой» // Электронный ресурс: http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=5634 (Дата обращения: 05.11.2018).

 

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Aгни Йога Топ сайт