Памяти Лидии Ивановны Урановой-Зубчинской


«В канун Рождества, когда все вспоминали звезду
Вифлеема, на небе тихо зажглась еще одна звезда»

 

 

6 января 2014 года в г.Усть-Каменногорске на 89 году ушла из жизни Лидия Ивановна Уранова-Зубчинская. Вместе с Николаем Александровичем Урановым (Зубчинским), чьей женой, другом и соратником она была, Лидия Ивановна входила в дальневосточную (харбинскую) когорту последователей Николая Константиновича Рериха. Она была ученицей Бориса Николаевича Абрамова.

 

Л.И.Уранова. Август 1996 г., Уранга

Л.И.Уранова. Август 1996 г., Уранга

Лидия Ивановна в девичестве Прокофьева родилась 5 апреля 1925 года в г. Харбине. Ее отец работал главным бухгалтером в торговой фирме «Чурин и Ко». Мать родом из Сибири, работала там же. Ветры гражданской войны на Дальнем Востоке, занесли их в Манчжурию, в город Харбин. Мама Лидии Ивановны была необычной женщиной. Не всегда понимая умом устремления дочери, она сердечно поддерживала ее во всех перипетиях нелегкой жизни.
В 1934-1935 годах, когда в Харбин приезжал Николай Константинович Рерих, Лидии Ивановне было всего 9-10 лет, но это событие оказало косвенное влияние на ее жизнь. Лидия Ивановна училась в колледже ХСМЛ (Христианский Союз Молодых людей) одновременно на трех факультетах: коммерческом, литературном и философском. Преподавание велось на английском языке. Там она познакомилась с Борисом Николаевичем Абрамовым. История этого знакомства, по-своему, знаменательна. На последнем курсе, те, кто шел на медаль, должны были писать реферат, что-то вроде дипломной работы в советских вузах. Лидия Ивановна выбрала тему «Четвертое измерение». Борис Николаевич, который в то время работал в администрации колледжа, заинтересовался студенткой, избравшей такую необычную тему, и пригласил Л.И. на собеседование. Как раз в это время Л.И. осталась без руководителя. Борис Николаевич предложил свою помощь, дал нужную литературу и консультировал её. Они начали встречаться и беседовать. Б.Н. рассказывал Л.И. о бесконечности пространства, об его наполненности, о силе мысли, об Огне, о бесконечности Вселенной и о том, что после смерти жизнь продолжается в иных мирах, иных измерениях. «Постепенно,– вспоминала Л.И., – для меня начал открываться новый мир; многие вещи, о которых я смутно догадывалась, получили подтверждение, и жизнь моя наполнилась новым смыслом и большой радостью оттого, что в нее вошел такой удивительный человек». После окончания колледжа Лидия Ивановна работала переводчиком в фирме «Чурин и Ко». Их встречи с Б.Н. продолжались. В обеденный перерыв Лидия Ивановна приходила в кабинет Б.Н., и они беседовали на разные духовные темы.
В июле 1944 года, перед отъездом на дачу, Борис Николаевич познакомил Лидию Ивановну со своим учеником Николаем Александровичем Зубчинским, которого он попросил позаниматься с Л.И. живописью. Можно не сомневаться, что это знакомство было не случайно. Молодые люди полюбили друг друга. Вернувшись осенью в город, Борис Николаевич благословил их на брак. Они поженились 2 марта 1945 г. Теперь они уже вместе продолжали встречаться с Б.Н. В августе 1945 г. Советский Союз вступает в войну с Японией. 9 августа советские войска вошли в Манчжурию. 2 сентября, через полгода после свадьбы, Н.А. арестовывают по ложному доносу, якобы за сотрудничество с японцами, и отправляют в сибирские лагеря без права переписки.

Лида Зубчинская. Примерно 1951 г. Фото из личного архива Е.И.Рерих (Архив МЦР «Фамильный фонд семьи Рерихов». Фонд №1. Оп. 6 Фотографии, ед. хр. 997) Лида Зубчинская. Примерно 1951 г. Фото из личного архива Е.И.Рерих (Архив МЦР «Фамильный фонд семьи Рерихов». Фонд №1. Оп. 6 Фотографии, ед. хр. 997)

Лида Зубчинская. Примерно 1951 г. Фото из личного архива Е.И.Рерих
(Архив МЦР «Фамильный фонд семьи Рерихов». Фонд №1. Оп. 6 Фотографии, ед. хр. 997)

К Лидии Ивановне Борис Николаевич относился с любовью и ценил ее. В письме Е.И.Рерих от 25.02.1951 г. он пислал: «Посылаю Вам карточку Лиды; давно хотел послать, да то она не давала, то еще что-то мешало. Теперь она чувствует себя неважно…Жаль ее: молодая и почти калека, это при ее-то энергии и желании учиться. Как-то замечательно хорошо перерисовала картину “Сострадание”. Кроме музыки ее страшно интересует медицина, она прирожденный врач и мечтает о высшем медицинском образовании, но пока довольствуется низшим, т.к. учиться негде. Я это на себе испытал. Года два назад у меня пошла кровь из легких без всякой видимой причины и без всяких намеков на туберкулез. Если бы Вы видели. Она ухаживала за мной как опытнейший медик, и я чувствовал себя в опытных руках, а ведь она еще и не начинала учиться на фельдшера. Моих близких любит и почитает». (Архив МЦР. Дело № 2184. лист 38). Елена Ивановна отметила положительные качества Лиды Зубчинской. В одном из писем Б.Н. она сообщала: «Мила прислала фотографии сотрудников и краткое описание их особенностей. Характеристика их кажется мне справедливой. Конечно, сама Мила и Лида Зубчинская положительные и способные люди. И могут быть полезными работницами и сотрудницами.» (Письмо Е.И.Рерих к Б.Н.Абрамову от 17.11.1953 // Архив МЦР. Дело № 2186. Лист 56).

После ареста мужа Лидия Ивановна жила в Харбине. Она окончила медицинский институт и работала врачом в русской больнице. После её закрытия, Л.И. одну из персонала, взяли на работу в китайскую больницу, где она проработала до отъезда в Советский Союз. Для этого она изучила китайский язык. О Николае Александровиче не было никаких вестей, т.к. он был осужден без права переписки. Не было известно жив он или нет. Но Лидия Ивановна верила, что он жив и, несмотря на лестные предложения о замужестве, хранила верность возлюбленному. Между тем, Николай Александрович мучился сомнениями, особенно острыми, в первые дни заключения. Они нашли отражения в его стихотворении «Семидесятый день».

Семидесятый день

Тяжелый крест стоит неотвратимо!
Семидесятый день без ласки, без огня.
Семидесятый день я без моей любимой,
Которая, как Солнце, для меня.

Пусть далеко теперь невидимое солнце,
Пусть ночь теперь особенно темна,
Пусть смотрит мрак в разбитое оконце –
Всё чепуха – дождалась бы она!

О тучи грозные непрошеных сомнений,
Как тяжкий газ, мешающий вздохнуть…
А вдруг она распятому изменит
И нож воткнёт в измученную грудь?!

Холодный ветер рвётся через щели
И тихим воем разрывает тишь…
О ветер, ветер! Может, ты к постели
С приветом к спящей, ветер, долетишь?!

Ты спишь сейчас вдали от чёрных ветров,
Тебе не снятся даже и во сне
Те тысячи ужасных километров
И крест железный на моём окне!

Со временем острота боли поутихла, ее сменила уверенность грядущей встречи где бы то ни было, здесь на Земле или в иных мирах. Спустя десять лет заключения, он пишет стихотворение «В десятый раз».

В десятый раз

Опять, дохнув черёмухой с реки,
В десятый раз весна проходит мимо!
И опадают грустно лепестки
С цветов, цветущих для моей любимой.

Но что с того, что десять лет во тьме?..
Что нет вестей, нет писем, нет привета,
Что я погибну, может быть, в тюрьме,
И крик предсмертный не примчит ответа.

Нам все равно от встречи не уйти,
Мы скованы нетленными цепями.
Пусть в этой жизни разошлись пути,
Но сколько новых жизней перед нами!

Что нам десяток раненых годов –
Наш путь пролёг поверх земных страданий.
Пусть опадают лепестки цветов
И устилают лестницу к Нирване!

К концу заключения, когда режим несколько ослаб, Николаю Александровичу удалось переправить письмо на волю. Оно достигло Харбина. Лидия Ивановна ответила, что ждет, и стала собираться в дорогу. Письмо вызвало бурю радости у Н.А., которая нашла отражение в его стихотворении «Победа».

Победа

Летели дни, а годы тихо шли…
Стихала боль, но временами даты
Будили память и так больно жгли
Огнём такой чудовищной утраты.

О, пламя глаз, о, нежное тепло,
О, сердца с сердцем слитое биенье…
Какое счастье мимо нас прошло
И рухнуло в чудовищном крушеньи!

“Пропавшему без вести” никогда
Никто не скажет о судьбе любимой!
И в неизвестности брели года,
И вёсны (вёсны!) проходили мимо.

Так десять лет прошло, как сто веков.
И вот однажды в маленьком конверте
Пришло письмо, как тысяча громов!
Как воскресенье, пораженье смерти!

И ночь без сна – и день за ней в бреду:
Я радостью невыразимой болен!
Звенит торжественно, священно: “Жду”,
Как перезвоны миллионов колоколен.

Скрепляет время множество знамён,
Капитулирует огромное пространство.
И я опять, как юноша, влюблён –
В увенчанную лавром постоянства.

В одном из писем Е.И.Рерих с сожалением констатирует, что молодые люди, едущие в Советский Союз, наслышавшись о царящих здесь порядках, боятся брать с собою книги Учения. Лидия Ивановна, несмотря на то, что она ехала в режимную зону, с престарелой матерью, не побоялась взять книги Учения, Тайную Доктрину и рукописи трудов Н.А. Это было не просто не только из-за проблем на томожне, но и потому, что Зубчинские все время находились на подозрении у соторудников КГБ. Когда угроза ареста стала реальной, они вынуждены были оборудовать в тайге тайник и спрятать там книги. К счастью, все закончилось благополучно чудесным образом.

После приезда к Николаю Александровичу в поселок Вихоревка, Иркутской области, Лидия Ивановна устроилась работать врачом в лагерную больницу. Ей приходилось лечить заключенных и политических, и уголовников. Нравы были грубые, и она прошла суровую школу жизни. Там же работал Николай Александрович фельдшером в физиотерапевтическом кабинете. В 1956 г. после ХХ съезда партии Николай Александрович был реабилитирован, как невинно осужденный. Зубчинские вели замкнутый образ жизни, изучали духовную литературу, ходили в лес на природу. Николай Александрович писал стихи, повести, очерки на темы Учения. Иногда их посещали друзья, родные.
В 1971 г., после выхода на пенсию, Зубчинские переехали в г. Усть — Каменогорск (Восточный Казахстан), осуществив свою давнишнюю мечту быть поближе к Алтаю. В 1974 г. они ездили в Москву на празднование столетнего юбилея Николая Константинович Рериха. Краткое пребывание в мегаполисе плохо сказалось на их здоровье, и больше они никуда не выезжали.
В предгорьях Алтая, в живописном ущелье горной реки, супруги приобрели усадьбу и создали там трудовую общину для близких по духу и сознанию людей. Назвали это место «Уранга». Чистота воздуха, шум реки, близость гор, леса вдохновляли на труд, на творчество, способствовали устремлению к Духовным Высотам. Принимали друзей – единомышленников, много беседовали с ними на темы Учения, трудились физически на земле и на благоустройстве жилища. Продолжалась большая творческая работа. Здесь Николай Александрович завершил свой многолетний труд «Размышляя над Беспредельностью».
После ухода в 1981 году Николая Александровича, Лидия Ивановна семь долгих лет боролась за Урангу, которую пытались отнять местные власти, и отстояла её. Одновременно работала над творческим наследием Николая Александровича. Она напечатала на пишущей машинке его рукописные труды, подготовив их к печати. Впоследствии они были изданы.
Со временем подошли молодые единомышленники, Лидия Ивановна объединила их в Рериховский кружок и вела его в течение двадцати лет. Она выступала с замечательными докладами на темы Учения, о Великих Учителях, о Космических Законах и др. И всегда вызывала неподдельный интерес у слушателей. Её любили, ценили и уважали друзья, она же всех объединяла своей любовью, щедро делилась своей мудростью, примиряла и направляла на Путь. Лидия Ивановна была истинным Духовным Водителем! Каждое лето, как и при Николае Александровиче, Лидия Ивановна выезжала в Урангу и там с ней были верные друзья-помощники
В последние годы, тяжело болея и не переставая трудиться на духовной ниве, Лидия Ивановна понимала, что она скоро уйдет, и готовилась к этому. Готовилась, думая о Высоком Водительстве, «о Водительстве Того, с кем я прошла всю жизнь с 6-ти лет, – писала она.– Очень хотелось бы не потерять эту нить, ни при каких обстоятельствах. А физические страдания, связанные с возрастом и приобретёнными болезнями, их надо терпеть» (из письма 26.09.2013). И в одном из последующих писем она подтвердила: «Да, с раннего детства, лет с 5-ти, со мной был Сергий во все времена моей жизни. Он помог мне пережить трудности и опасности на моём пути, без Него не мыслю существования, надеюсь, что и при уходе Он не оставит меня. Очень важно понимание понятия «хор сердец». Все звучат по-разному, но даже малое сознание должно быть ценимо и не отвергаемо. Так и к нам относятся на Небесах, ибо Там царит Любовь, которая может всё». (из письма 20.10.2013). Знаменательно, что Лидия Ивановна ушла в год 700-летия со дня рождения Преподобного Сергия Радонежского. Она немного не дожила до столетнего юбилея своего мужа Николая Александровича Уранова – 20 марта 2014 г.

Хорошо сказал на прощании с Лидией Ивановной ее близкий сотрудник и ученик: «О Лидии Ивановне Зубчинской можно говорить много и многим, только вряд ли удастся рассказать о том, кем была на самом деле Лидия Ивановна. Точно мы можем сказать лишь о том, что она обладала большим жизненным опытом, тем опытом, из которого произрастает знание; на Востоке это называется мудростью. И при этом её неотъемлемыми качествами были скромность, простота, полное неприятие напыщенности, вульгарности, и иных свойств из этого ряда. Нас она просила проводить её так же скромно и, желательно, в тишине.
И если бы нас спросили, что же составляло сущность Лидии Ивановны? – мы бы ответили – Любовь! И если бы спросили нас, чем движима была Лидия Ивановна? – мы бы ответили – Любовью! И на вопрос, что руководило Лидией Ивановной? – мы отвечаем – Любовь! Любовь – вот тот Бог, который Руководил ею; Любовь – вот тот Бог, за Которым следовала она.
Говоря об уходе Лидии Ивановны, будем помнить, что ушла она только за горизонт нашего земного зрения и нашего земного сознания. Но в мирах иных, нам не видимых, путь её продолжается. И с этого пути она по-прежнему шлёт нам свою Любовь: Любовь, добытую её руками; Любовь, до которой дошли её ноги. И мы тоже можем выбрать этот путь: путь служения в Безмолвии; путь несения Благодати в жизни каждого своего дня».

Когда рождается звезда
Её не виден свет.
И видимым
Он может стать,
Когда звезды уж нет.
Она уйдёт за горизонт
Земного бытия,
Но долго будет
Свет её сиять
И звать ТУДА.

Источник

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Яндекс.Метрика