Агни Йога о коммунизме

Картина Н.К.Рериха. Явление срока. 1927

Картина Н.К.Рериха. Явление срока (Улан Батор Хото): проект наддверной фрески 1927

«В Урумчи Рерих пишет картину о Ленине. Она необычна по замыслу. Это голова мудреца, увенчанная воинским шлемом. Таким Рериху видится образ русского Махатмы, попытавшеюся претворить в жить «величайшее учение в мире — учение об Общине».  /Л.И. ГЛУЩЕНКО О Ленине в наследии Н.К.Рериха и Е.И.Рерих. г.Алматы. Рериховские чтения в Государственном музее искусств им. Кастеева, 2 апреля 2006г./

 

Агни Йога о коммунизме

«Если бы вы видели клише первых творений, вы бы ужаснулись. Главное затруднение, ибо на материю можно воздействовать через материю. Люди, как попугаи, твердят замечательную формулу: «Смертию смерть поправ,» – но о значении ее не думают.
Решено будущую судьбу вложить в жизненные условия кооперации духа. Трудность – в новом делении человечества. Прежнее примитивное деление на касты, на классы и на занятия заменяется сложным различием по светотени. Явление, как очищенный коммунизм, отберет лучшие слои человечества. Без деталей надо провести общую светотень, как бы призыв в новую армию.
Как трудно отобрать, не прибегая к особым мерам!» /Озарение, 2.4.21/

«Явление штурма неба легко обратить на поиски дальних миров. Не найдя Бога Отца, пусть отыщут признаки жизни в дальних мирах. И пусть молотом начнут строить радужный мост. Нашу позицию невозможно оскорбить. Если мальчик утверждает, что дважды два пять, он не оскорбляет математика. Какой же Бог, который нуждается в защите? Безвыходность иного решения – лучшая защита для учения. Только уверенность может дать формулу: «Господом твоим».
Никогда не говорил Я о легкости проведения коммунизма. Не разрушители, но заплесневевшая, условная добродетель – враг. Разрушители знают непрочность разрушаемого, и принцип отдачи для них легче. Но румяная добродетель любит сундук сбережений и всегда станет красноречиво защищать его. Скажут священные слова писаний и найдут тонкие доказательства, почему они готовы отдать, именно, не этому, но другому, не жившему человеку.
Условная добродетель являет превосходную корысть и любит приврать. И такие румяные благообразные учителя добродетели и ласковы, как масло. И пышные одежды их накрахмалены рабством!» /Община (Урга), 1.XII.4/

«Церковь хоронит Христа, Мы же воскрешаем союз мира. Церковь много говорит об Иуде, Мы же готовы поразить молнией предательство.
Двенадцать Евангелий, но где же оно, которое содержит союз мира? Так можно совершить Завет всех Учителей.
Уже увидели, как коммунист принимает Учение. Уже увидели, как легко говорить с коммунистом. Для одного Мы – Махатмы, для другого ученые, для третьего повстанцы, для четвертого комитет революционеров, но само Учение покрывает все надежды коммунистов.
Условие наше для сотрудников – полное желание приложить к жизни Наши основы, не теория, но практика». /Община (Урга), 2.IV.4./

«Мои предложения не приходят в спокойный час. Костер может быть раздут или потушен. Мы не любим глухое ухо. Истинный коммунист гибок, подвижен, понятлив и смел. Именно Ленин охватил бы пришедшую минуту Азии. Где же ученики? Жду, Жду. Не орешки в сахаре, но молния в буре. Жду, Жду, иначе не пройдете. Говорю решительно.
По Азии собираются слухи, Наши стрелы пронзают пространство. Нужное время, как волна катится. Юрта, как свет вулкана. И конь, как крылья сокола. И свинец, как возмездие дня, и шум копий, как цикады без устали.
Кому же собрали Мы жатву? Конечно, Общине Мира. Послушайте, искатели Общины, огнем прочистите ухо. Жду, Жду, Жду! Время близко и благоприятно, если приблизиться без предательства и без тупости». /Община (Урга), 2.V.3/

«Правильно думаете, что без достижений техники невозможен коммунизм. Каждая община нуждается в технических приспособлениях, и Нашу Общину нельзя мыслить без упрощения жизни. Нужна явленная возможность применять достижения науки, иначе мы обратимся в обоюдную тягость. Как материалисты-практики, Мы можем смело утверждать это. Мало того, Мы можем настойчиво укорить всех ложнореалистов. Их униженная наука и слепота мешает им в достижении того, к чему они стремятся.
Точно фарисеи древности, они прячут страх перед допущением того, что другим уже очевидно. Не любим невежд, не любим трусов, попирающих в ужасе возможности эволюции.
Тушители огней, светоненавистники, не все ли равно с какой стороны вы ползете! Вы хотите затушить пламя знания, но невежественный коммунизм – темница, ибо коммунизм и невежество несовместимы. Нужно знать. Не верьте, но знайте! » Община (Урга), 2.VIII.5.

«Коммунизм, поддержанный техникой, даст мощное устремление к знанию. Именно, община должна быть самым чутким аппаратом эволюционности. Именно, в сознательной общине никто не может утверждать о сложившейся мироизученности. Всякая тупая преграда отметается обостренной вибрацией коллектива. Даже намек на законченность делает невозможным пребывание в общине. Кто же примет клеймо тупости?
Червь не будет ограничивать своих проходов мрака – вы же, смотрящие в Беспредельность, вы не можете червю уподобиться!
Несовершенная изобретательность некоторых из вас уловила невидимые лучи и неслышимые ритмы. Грубым воображением, грубыми приборами все же были уловлены некоторые космические токи. Но ведь глупец поймет, что воображение может быть утончено и приборы улучшены. Исходя из самоулучшаемости, дойдете до Беспредельности. Буду твердить о возможностях улучшения, пока самый закоснелый не устыдится своей ограниченности.
Не может быть коммуниста, ограничивающего свое сознание, иначе он уподобится женской ноге старого Китая. Тоже тьма обычая вызвала это безобразие.
Какой общинник может прикрыться плесенью суеверия? Ведь никто не употребляет убогий первобытный паровоз, также никто не может остаться при младенческом понимании реальности.
Младенческий материализм явится дурманом для народа, но материализм просвещенного знания будет лестницей победы.
Без отрицаний, без суеверий, без страха пойдете к истинной общине. Без чудес, беспоклонно найдете ясную реальность и киркою испытателя будете вскрывать закрытые глубины. Полюбите бесстрашие знания». /Община (Урга), 2.VIII.7/

«Экстериоризация чувствительности давно знакома. Достигалась она механически или волевым приказом и служила самым твердым поводом для сожжения на костре. Даже и теперь современные инквизиторы надеются найти хвостик чернокнижия, загоняя смелое искание в подполье.
Ленин и Маркс заботливо чуяли достижения знания. Коммунист должен быть открыт всем новым возможностям.
Если найден принцип явления, то размеры его зависят от техники. Так перенесение чувствительности может принять самые различные размеры. Скажем – на таком-то месте должна основаться новая община. Место имеет все нужные признаки, но окружающие условия временно могут составить грозную опасность. Тогда берем новое место и переносим на него возможности первого. В сознании мы не оторвались от возможностей первого места, и мы переживаем эффект первого решения, подводя устои будущего строения. Будет ли нечто на пятидесятой параллели или двадцатью параллелями южнее, но существенно сохранить озарение строительства.

Сказка о невидимом городе со звоном напоминает человека, который не заметил важного ощущения вследствие переноса чувствительности. Мой пример, может быть, еще вам не ясен, но принцип перенесения чувствительности может быть увеличен до целых народностей. Можно этим принципом избежать многие опасности. Если допустить, что человеческий организм – самое мощное психическое орудие, то нельзя приписать ту же мощь физическому аппарату. Физический аппарат подслужебен той высшей энергии, которую называем психической конструкцией. Эта энергия может сравниться качественно лишь со светом.

Мы только что говорили о мощи лучей и о новом их применении, невозможно упустить возможности человеческого организма. Как изучать дальние миры, когда мы не обращаем внимания на наши собственные функции? С трудом открываете лучи, но их воздействие на мозговые и прочие центры разве изучаете?»
/Община (Урга), 2.XII.12/

«Напомним о свойствах, совершенно недопустимых в общине: невежество, страх, ложь, лицемерие, своекорыстие, присвоение, пьянство, курение и сквернословие.
Кто-то скажет: «Хотите ангелов набрать». Мы же спросим: «Разве в вашей земле все – лжецы или пьяницы? Мы же знаем многих мужественных и правдивых».
Опять скажут: «Слишком высоки требования». Ответим: «Неужели у вас все сквернословцы и своекорыстники? Все эти условия страшны только для мещанина, прячущего под порогом богатство. У Нас, в Гималаях, давно нашлись люди, которым сказанные условия – не пугало».
Советую присмотреться к общинникам. А если кто не может вместить всех условий, тот пусть лишается всех возможностей кооперации. Пусть походит по-звериному, пока не почует тяги к человекообразию.
Пока сознание не приняло общины, каждое малейшее покажется непреоборимым. Отчего Ленин мог проходить без лицемерия трудный путь? Говорим – можно. Можно отказаться от каждой слабости, если ясна задача будущего. Думайте о приложении себя к будущему, и страх настоящего растворится. Не берите сказанное за пышную фразу, но, каменщики, обтесывайте ваши каменные сердца. После сердца окаменеет мозг.
Можем ли сомневаться, что вы захотите победить ваши недочеты? Для начала не лгите, и не бойтесь, и учитесь каждый день. Не нужно твердить об этом общинникам, но могут быть лжекоммунисты; их надо отделять, как заразу сифилиса.
Хочу, чтоб Мои советы достигли школы. Хочу, чтоб дети помнили о Друзьях Востока, посвятивших себя Общине Мира». /Община (Урга), 2.XII.16/

«Представим – видите человека, делающего вред, но имеющего искру психической энергии; вы, конечно, начнете говорить о лучших свойствах эволюционирующего человека. Ваш собеседник немедленно согласится с вами, не относя к себе, – так обычно бывает. Не мудро сказать ему, что он поступает дурно, но можно сказать, что его действие не отвечает направлению эволюции. Нет ни дурного, ни хорошего, но поступки его только нецелесообразны, и потому непрактичны. Если ваш собеседник выдает себя за общинника, то разговор проще. Тогда, как приверженцы общины, вы можете требовать охранения основ эволюционности. Даже для племенных свиней требуются определенные условия жизни. Как же человек, решающийся на подвиг социальной жизни, может оставаться в прежних мещанских берлогах? Как же может ложь или трусость жить под личиной коммунизма?
Меньше всего Нас занимает словесное утверждение. Для Нас имеет значение состояние сознания и действия. Как врачи следят за самочувствием и следствием и не обращают внимания на выдумки больного, так у Нас не обращают внимания на словесные уверения и взвешивают качество действия. Старинный способ испытания принят у Нас. Испытание продолжительно и неожиданно. Помните занятия Будды с учениками на неожиданность?
Разве неожиданность может испытывать страх или ложь? – Именно, неожиданность. Необходимость не будет решающим условием. Вор перед судом являет образец честности. Смотрите его не перед судом, но во тьме переулка. Не отвергайте испытания, ибо решение социального подвига должно быть испытано огнем стали. Те, кто верят слову, или неопытны, или не тверды. Опыт может перейти в непреложность только неизменным устремлением.
Умейте устремляться! » /Община (Урга), 2.XII.17/

«Община есть единственный разумный способ человеческого сожития. Одиночество есть разрешение вопроса жизни вне общины. Все промежуточные явления – различные ступени компромисса и обречены на разложение.
Говорят о наследственной теократической власти – само построение абсурдно. Слова наследственность и Тео несовместимы. И кто определит степень Тео? Тирания и военный империализм уже в зарождении носят признаки разложения. Короли, конституции могут вызывать улыбку сожаления. Все комедии парламентов могут служить лишь назиданием бренности жизни. Все псевдосоциалистические гримасы могут лишь внушить отвращение. Только сознание общины утверждает эволюцию биологического процесса.
Желающий посвятить себя истинному коммунизму действует в согласии с основами великой материи. Но, если кто хочет создать компромисс, пусть выберет главою банкира, по крайней мере, его похвалят за трезвый цинизм.
Сознательная община исключает двух врагов общественности, а именно – неравенство и наследование. Всякое неравенство ведет к тирании. Наследование является компромиссом и вносит гниение в основы.
Почему на Востоке почитают Ленина? Именно за ясность построений и нелюбовь к условностям, и за веру в детей, как символ движения человечества.
Только из общины мы можем мыслить о будущем. Перенесем сознание на улучшение всей жизни, и борьба за существование сменится завоеванием возможностей. Так мыслите об общине. Улучшайте сознание». /Община (Урга), 3.I.12/

«Всякая насильственность осуждена. Насильственное рабство, насильственный брак, насильственный труд возбуждают возмущение и осуждение. Но из всех насилий самое преступное и уродливое зрелище являет насильственная коммуна. Каждое насилие обречено на реакцию, а самое худшее насилие обречено на реакцию самую худшую.
Но Община Мира суждена – значит, элементы, не вместившие понятие общины, должны быть убеждены в ее непреложности. Не словами ли убеждать? Но не слова, но лишь мысль убеждает и перерождает сознание. Мысль может быть обострена лишь психической энергией. Развитие этой энергии даст выход созидателям общины. Если они сами убеждены в непреложности общины, никто не может запретить им послать мощную мысль для убеждения противников.
Лишь нужно понять значение психической энергии в наступающей эволюции и научно изучать ее проявления. Незачем пробовать ее на зрелищах в виде фокусов. Следует со всей заботливостью и ответственностью приступить к открытию сокровища человечества. Не много времени, чтобы позаботиться о превращении многих противников в полезных сотрудников. Конечно, если вы подойдете к ним с устрашениями, это будет грубо и недостойно истинных коммунистов.
Ни капиталистический сыск, ни инквизиторские тюрьмы недопустимы. Но светлая, всепобеждающая мысль будет вполне соответствовать условиям грядущей Новой Эры сотрудничества.
Думаете, что сказанное – утопия? Тогда дойдите до Нас и убедитесь, как действует сознательная мысль человеческая! »
/Община (Урга), 3.II.3/

«Вы знаете, что условия Нашей Общины не легки, но выполнение их облегчается участием во всех прочих общинах. Многие коммунистические организмы не обращают внимания на внутреннее содержание своих участников. Пройдя Нашу дисциплину, не можете признать общину там, где сохранены лишь некоторые внешние признаки ее.
Мы позволяем записать некоторые Наши беседы не для укора и противопоставления, но для сознания тех, кто когда-то слышал о Нашей Общине; кто узнал о несбыточной мечте, претворившейся в жизнь. В ночные часы кто-то болел мыслью и тут же приукрашал быль. Нужно передать им Наши беседы.
Географ может успокоиться, Мы занимаем на Земле определенное место. Конспиратор может утешиться, Мы имеем в разных частях света достаточное количество сотрудников. Неудовлетворенный общинник может утвердиться в сознании практического существования Общины.
Родственник ваш с Нами. Явные, материальные члены и сотрудники Наши встречены вами в разных странах. Наши беседы не заключают в себе ничего отвлеченного. Мы работаем в линии великой эволюции. Каждый приближающийся к Нашей Общине становится действительником.
Работайте для действительности». /Община (Урга), 3.II.16/

«Современная индустрия и вся вещевая продукция настолько неуравновешенны количественно и качественно, что пока исключают возможность коммунистического распределения вещей. Насильственное и неосознанное распределение порождает лукавство и ложь.
Ожидать ли новые возможности в бездействии или углублять сознание по существу? Вы помните слова Будды об ученике, окруженном вещами и осознавшем отказ от собственности. Нечего насильно пытаться отнимать вещи и тем создавать страсть к рухляди. Главное – уничтожить землевладение и наследование, и разумно провести образовательную задачу унизительного значения собственности. Не важно, что на день дольше старик останется в своем кресле. Важно, чтобы молодежь осознала нелепость своего кресла. Необходимо, чтобы это сознание явилось не отказом, но свободным завоеванием. Когда без лукавства люди узнают о непрактичности собственности, тогда вырастет коллектив сотрудников».
/Община (Урга), 3.III.9/

«Грани Агни Йоги 1953 г. 293. (Июнь 4). Придёт время, и Учение надо будет раздать широко и свободно, не принуждая никого. Изголодавшийся дух, как губка воду, будет впитывать в себя Истины Учения Жизни. Кому-то придется проявить смекалку. Проповедь отошла, осталась жизнь. В жизнь придется вносить огненные заветы, насытив ими всю жизнь. Вот идут двое и на перекресток дорог ставят небольшой столбик с дощечкой, и на ней слова: «Счастье в труде вдохновенном», или «Учитель Света Есть маяк ведущий», или «Искусство – это путь жизни», или «Искусство – для всех», или «Путь Йоги есть путь к бессмертию», или «Воля побеждает все трудности», или «Дисциплина духа есть крылья», «В знании сила», «Радость есть особая мудрость». И тысячи других, кратких и ярких, пронзающих сознание и врезающихся в мозг, могут украсить перекрестки дорог, камни, могут быть начертанными над входом в музеи, библиотеки, школы, питая сознание и обогащая мысль. Краткие и ясные, они будут на страницах печатных листов, взятые соответственно, они украсят учебники, синтезируя их сущность и указуя цель, назначение и величие науки. Явление огненного коммунизма сделает их приемлемыми для всех, ибо знание неотрицаемо жизнью. Близится время широкого посева семян жизни, и готовятся сеятели. Семена света, от света микрокосма ученика даваемые, покроют просторы Новой Страны и урожай дадут великий и скорый. Когда почва подготовлена добротно, можно не беспокоиться о всходах, но посев надо сделать добрых семян, полноценных, и именно тех, которые нужны, ибо хлеб жизни будут вкушать все и посев – для всех. Безгранично разнообразие воспринимающих сознаний, и каждое должно найти что-то по себе и что-то для себя, именно это сознание питающее. Поэтому широко должно быть сознание сеятеля и вместить всех ищущих и приходящих. своё знание придется оставить при себе и каждому дать по сознанию, в пределах его вместимости. Чем больше учитель, тем большему числу сознаний может он созвучать и ответствовать. Надо учиться быть понятным для всех, даже для переодетых врагами друзей. Убедительностью явной и логикой жизни, неопровержимой и здравой, будет побеждаться противодействие неготовых. Мощь коллектива принявших Учение поглотит и растворит их неподготовленность. Убедят новые песни, новые стихи, новые рассказы и картины Учителя. Через искусство будет много дано. Влияние искусства велико тем, что входит оно в сознание непосредственно и без слов. Искусство – это мощная сила преображающая. Путями искусства вольется Свет. Но и другие пути не умалим. Всепроникающ Свет, и особенно его невидимые лучи.

«Грани Агни Йоги 1969 г. 274. (Май 3). Право на вход в те или иные сферы пространства, а также и принадлежность к ним определяются вибрационным ключом ауры, или, говоря другими словами, — степенью ее светоносности. При этом совершенно неважно, как назвал или называет себя ее носитель, какого цвета его кожа, к какому слою общества он принадлежит, имеет диплом об образовании или не имеет, богат он или беден и какие убеждения исповедует. Когда сброшено плотное тело, все отпадает, но четверица остается со своею степенью светимости. Темная аура дает возможность войти в такие же темные слои пространства. Осветлять ее в условиях Надземного Мира очень трудно. Если устремление к Свету было проявлено еще на Земле, начинается смертельная борьба Высшей Дуады с низшей за Свет. В общем, тонкое состояние развоплощенца — состояние «справедливое», то есть каждый имеет то, что заслужил, чего достиг и что находится в полном созвучии с его природой. На Земле люди различают себя по разнообразным признакам, при этом банковский счет или высокое социальное положение играют немалую роль. Также считают, что принадлежность к тому или иному вероисповеданию, секте, политическому или социальному движению имеет какое-то значение при определении ценности человека. Но это не так. Человек, называющий себя христианином, может быть инквизитором, то есть явным служителем тьмы, а коммунист, не верящий ни во что поверх обычного материализма, но отдающий все силы свои на благо человечества и готовый на подвиг самоотвержения даже ценою жизни, имеет светоносность ауры, о которой не смеют даже мечтать те, кто на словах признавал Бога, но ведет позорные войны. Применяя принцип светимости при определении человека, приходится отказываться от обычных мерок и определений. Когда снимки аурических излучений заменят собою паспорта, произойдет разделение человечества по светоносности аур, и тогда ничто темное не получит доступа в среду вершителей судеб человеческих».

 

 

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Яндекс.Метрика