Б.Ю. Соколова, В.Г. Соколов. Ignorantia non est argumentum


Б.Ю. Соколова, кандидат культурологии
В.Г. Соколов, кандидат философских наук, культуролог

Ответ на статью Избачкова Ю.С., Рыбака К.Е.
«О религиозном опыте Елены Рерих и
стремлении его переживания адептами “Живой Этики”»
(«Культурологический журнал», 2/2019)

«И почему это без водительских прав запрещено
разъезжать по дорогам, а вот людям,
начисто лишённым порядочности – о знаниях
я и не говорю, позволено
печатать свои сочинения беспрепятственно
и в любом количестве?»

Станислав Лем

В такое время мы живём. Действительно, сейчас позволительно многое и почему-то это «многое» зачастую не из разряда достойного. Не избежала этого и сфера науки.

Не прошло и года, как «Культурологический журнал» (2018/3) опубликовал статью Ю.С. Избачкова и К.Е. Рыбака «Реакция последователей “Живой Этики” на публикацию неизданных ранее дневников Е.И. Рерих», которая, как выяснилось, ни к культурологии, ни вообще к науке не имела никакого отношения. На эту статью было написано Научное заключение, посланное в редакцию журнала. В нём, в частности отмечалось, что рецензируемая статья «отличается отсутствием серьёзной аргументации и необходимых ссылок; не отвечает основным критериям научного текста; содержание её основной части не соответствует названию; аннотация фактически не отражает главного содержания материала», она также «содержит информацию, не соответствующую действительности, обладает крайне низким уровнем в плане аргументации, логики и смысловых связок, включает бездоказательные суждения», более того «наносит вред культуре России, бросая тень на имена выдающихся русских учёных, мыслителей и культурных деятелей (Е. И. Рерих и Л. В. Шапошниковой), формируя в обществе негативное представление о тех, кем гордится страна» [1]. К сожалению, перечисленные особенности, свидетельствующие о псевдонаучности материала, редакцией журнала учтены не были, и она снова дала «зелёный свет» очередной низкопробной статье указанных авторов.

На этот раз статья, хотя и имела другое название, – «О религиозном опыте Елены Рерих и стремлении его переживания адептами “Живой Этики”» («Культурологический журнал», № 2 (36)/2019), – но по своей безграмотности совершенно не отличалась от предыдущей. Это уже третья статья Ю.С. Избачкова и К.Е. Рыбака (ещё одна была опубликована в журнале «Наследие веков» – см. рецензию [2]), где авторы пытаются дать собственные несостоятельные оценки философской системе Живой Этики, которую они, судя по их же текстам, никогда не изучали и не анализировали. И тем не менее Ю.С. Избачков и К.Е. Рыбак продолжают свои псевдонаучные изыскания в этом направлении, что наводит на мысли об особых причинах такого упорства…

Третья статья по-прежнему не блещет ни хотя бы каким-то подобием анализа, ни оригинальностью мысли, она откровенно пуста, заангажирована, полна нелепых противоречий. Авторы продолжают нарушать элементарные правила написания научных статей. Например, посвятив статью Живой Этике, они не приводят на её тексты ни единой ссылки, но ссылаются на дневниковые записи Е.И. Рерих. Нужно подчеркнуть, что, во-первых, дневники Е.И. Рерих и книги Живой Этики – далеко не одно и то же: последние являются лишь частью дневниковых записей, к тому же переработанных самой Еленой Ивановной и специально оформленных в книги этой философской системы. Во-вторых, дневниковые записи Е.И. Рерих, как это хорошо известно, в том числе Ю.С. Избачкову и К.Е. Рыбаку, были запрещены ею к обнародованию в течение ста лет после её ухода. Это – воля автора, и она представляет собой незыблемый нравственный закон. Но, судя по тому, с каким «вдохновением» читают эти записи Ю.С. Избачков и К.Е. Рыбак, для них этот нравственный закон – пустой звук.

Итак, в целом, не соизволив провести исследование, требуемое для научных публикаций, авторы позволяют себе выражения, которые не поддаются даже простому логическому осмыслению, не говоря уже о полном отсутствии научно значимой информации. В качестве примера рассмотрим следующий фрагмент текста: «Адепты Рерихов чтение “Живой Этики” стали использовать для создания собственных ресурсных ритуалов. Они пытаются выявить в “Живой Этике” смыслы, осознав которые, можно достичь состояния внутренней гармонии и единства с миром, рационализировать страхи. Однако тексты “Живой Этики” не дают такой возможности, их изучение направляет активность, не на сами действия, а на размышления о действиях. Эти предположения согласуются с ранее сделанной гипотезой, что среди открытых адептов “Живой Этики” свойственна чрезмерная эмоциональность высказываний с фиксацией на препятствии. С большей уверенностью можно говорить, что продвигаемая рериховской апологетикой вера в реальность преобразования материального мира идеальной силой искусства чревата уходом в чистое созерцание с акцентуализацией собственного невежества, в том числе с помощью бессмысленных наборов наукообразных или пафосных фраз…» [3, с. 1].
Рассмотрим фразу о том, что изучение Живой Этики «направляет активность, не на сами действия, а на размышления о действиях». Обратим внимание, что при такой постановке вопроса в контексте слов «тексты “Живой Этики” не дают такой возможности», действия из арсенала знаний этой философской системы исключаются. Такая логика лишний раз свидетельствует о некомпетентности авторов в отношении предмета, о котором они рассуждают. Пожалуй, нет более практичной и действенной философской системы, какую представляет собой Живая Этика. Она устремляет своих читателей именно к приложению полученных знаний в жизни, на практике, утверждая абсолютную бессмысленность чтения без применения: «Условие Наше для сотрудников – полное желание приложить к жизни Наши основы, не теория, но практика» [4, § 65]. И еще: «Живая Этика должна, прежде всего, выражаться в этике явленных действий каждого дня» [5, § 135]. Причём это не просто действенная философия, но действенная философия добра: «Пусть творится всё во благо. Пусть каждое действие открывает новое достижение. Пусть мысль о пользе сопровождает каждый поступок» [6, § 211]. Но, судя по всему, у авторов рассматриваемой статьи возникли сложности с пониманием даже таких простых вещей, поэтому их выводы прямо противоположны фактам. Жизненной, практичной философией предстаёт Живая Этика (или, как её ещё называют, Агни Йога) в исследованиях учёных, тех, кто в действительности изучает и анализирует её тексты. Такова, например, статья академика Л.В. Шапошниковой «Философия космической реальности» – глубокое по своей сути исследование этой философской системы, – где она пишет: «Можно определить Живую Этику как философию космической реальности, включающую в себя систему познания и практику действия» [7, с. 160]. Можно привести также слова доктора философских наук И.А. Сафронова из его статьи «Роль мысли в планетарно-космической эволюции». «…Из всех космических энергий, – пишет учёный, – самой могущественной является, согласно Агни Йоге, мысль. Поэтому человек должен понять её истинное значение как существенного фактора своей жизнедеятельности» [8, с. 126].

Далее хотелось бы сказать относительно «веры в реальность преобразования материального мира идеальной силой искусства», которая, как считают авторы, «чревата уходом в чистое созерцание с акцентуализацией собственного невежества». Отметим, что осмысление искусства как могущественной силы, способной трансформировать окружающую действительность, характерное для символистов (а Н.К. Рерих принадлежал именно к этому направлению в искусстве) и авангарда ХХ века, восходит к романтикам западноевропейской культуры и, кроме того, особенно присуще творчеству русского философа-космиста В.С. Соловьёва. Неужели и их авторы обвинили бы в «уходе в чистое созерцание с акцентуализацией собственного невежества», проявляя при этом непонимание того, что произведения настоящего искусства действительно обладают способностью преобразовывать сознание людей? В этих произведениях нередко заложена профетическая информация; многие творцы используют не менее эффективный по сравнению с эмпирическим способ познания мира, называемый ныне метанаучным. Об этом знали ещё романтики XIX века. Так, немецкий писатель и философ Новалис говорил, что поэт – «постигает природу лучше, нежели разум учёного» [9, с. 25]. По мнению Фридриха Шеллинга, искусство является прообразом науки, он писал: «Наука лишь поспешает за тем, что уже оказалось доступным искусству» [9, с. 31]. Таким образом, высокое искусство является способом познания законов мироздания, причём, одним из наиболее эффективных, поэтому вполне способно без «ухода в чистое созерцание» играть свою роль в улучшении окружающего мира посредством расширения горизонтов сознания.

У разбираемого здесь фрагмента есть ещё и такая особенность: его первые четыре предложения повторяются в статье три раза, почти слово в слово (на страницах 1, 2, 5–6). Остальная его часть повторяется дважды – на страницах 1 и 5. И это не уникальный случай повтора. Например, трижды повторяется фраза «психосоматическое состояние Е.И. Рерих компенсировалось созданием ресурсных ритуалов посредством якобы общения с “учителями”» (на страницах 1, 2, 5), причём в двух случаях предложения совершенно идентичны. Слова «нарушение мышления» встречаются шесть раз. Создаётся впечатление, что авторы, специально повторяя отдельные фразы, словно бы стараются применить какую-то психотехнику, чтобы информация как можно прочнее вошла в сознание читателей. Таким образом, они словно навязывают читателю свою, как они называют, «гипотезу», используя определённые приёмы – повторы, запугивания, нагнетения. (Так и хочется спросить авторов: а не та ли это таинственная «гипноза» из их аннотации к статье [3, с. 1]? Уж очень похожа эта опечатка (вместо слова «гипотеза») на оговорку по Фрейду, которая выдаёт истинные мысли человека, спрятанные в его подсознании). Но психотехника – психотехникой, а вот для научной статьи такая эквилибристика просто не допустима. Не говоря уже о фразах типа «эти предположения согласуются с ранее сделанной гипотезой», что само по себе неграмотно, т.к. гипотезу можно сформулировать или выдвинуть, ни никак не сделать.

Отдельно хотелось бы несколько слов сказать о терминах, потому что «бессмысленный набор наукообразных фраз» – это как раз то, что отличает рассматриваемый материал от настоящих научных статей. Например, «ресурсный ритуал» – термин, сам по себе несколько одиозный. Он встречается не в научных изданиях, а на каких-то туманных сайтах и форумах, да и то изредка. Понять, что означает этот сомнительный термин, весьма затруднительно, поэтому использование его в научной статье выглядит нелепо. Употребление термина «агамы» по отношению к Живой Этике – вообще «ноу-хау» авторов, потому что агамы – это религиозные тексты буддизма и индуизма, к которым Живая Этика по своему содержанию не относится.

Достойна рассмотрения также фраза: «…Открытым адептам “Живой Этики” свойственна чрезмерная эмоциональность высказываний, отражающая духовную и социальную незрелость, отличающаяся выраженной экстрапунитивной фрустрационной реакцией с фиксацией на препятствиях» [3, с. 6]. Во-первых, совершенно не понятно, что авторы имеют в виду под выражением «открытые адепты “Живой Этики”», и неизвестно, есть ли «закрытые». Во-вторых, на каком основании они поставили такой сложный психологический диагноз неким абстрактным адептам, причём всем вместе взятым? Рассмотрим подробнее термины, используемые авторами. Экстрапунитивность – это тенденция реагировать на неудачи проявлением гнева по отношению к людям и склонность при этом возлагать вину на других; она выражается во враждебном, агрессивном отношении к окружающим. Фрустрация – это эмоциональное состояние, которое возникает при столкновении с препятствиями, при невозможности достижения целей и удовлетворения каких-либо желаний и потребностей. В состоянии фрустрации человек переживает целый комплекс отрицательных эмоций – гнев, отчаяние, тревогу, раздражение, разочарование и др. Собственно фрустрация и экстрапунитивность тесно взаимосвязаны, последняя представляет собой склонность реагировать гневом на внешние объекты в ситуации фрустрации. Поэтому выражение «экстрапунитивная фрустрационная реакция», по сути, «масло масляное», возникло, видимо, от большого желания авторов подчеркнуть свою очередную «гипотезу», которая, впрочем, сама по себе не выдерживает критики. Дело в том, что людей, серьёзно изучающих Живую Этику и стремящихся на практике применять даваемые в ней знания, по определению невозможно назвать людьми, допускающими «экстрапунитивную фрустрационную реакцию». Стоит подчеркнуть, что отрицательные эмоции в Живой Этике рассматриваются как разрушитель жизненной энергии, причина физических болезней и разного рода неудач и в целом – как тормоз эволюционного развития человека. Гнев, злоба, раздражение отравляют окружающую атмосферу и организм человека (см., например, [10, §15; 11, § 293; 12, § 413] и др.). В Живой Этике содержится конкретная информация по поводу этих и других подобных отрицательных эмоций (см., например [10, § 369; 13, § 250] и др). «Достаточно сказано о вреде яда, порождаемого гневом, но не менее вредоносны постоянные отложения озлобления», – подчеркивается в этой философской системе [12, § 901]. Тогда откуда у авторов разбираемой здесь статьи возникло суждение о том, что именно людям, получающим знания из Живой Этики, свойственны отрицательные эмоции? То же касается и выдуманной в статье «фиксации на препятствиях», которая не может быть присуща людям, вдумчиво изучающим Живую Этику. Эта философская система призывает не зацикливаться на препятствиях, а преодолевать их с сознанием того, что препятствия – это ступени духовного роста человека, они необходимы для его эволюционного развития. Именно преодоление препятствий развивает у человека жизненную энергию, силу духа, мужество и стойкость. И вновь мы видим, насколько авторы статьи далеки от элементарного понимания текстов Живой Этики. Говорят, известный физик Лев Ландау любил повторять высказывание Козьмы Пруткова: «Не зная законов языка ирокезского, можешь ли ты делать такое суждение по сему предмету, которое не было бы неосновательно и глупо?»…

Хотелось бы указать и на неудачную попытку авторов связать философию Живой Этики с религиозной тематикой, из-за чего статья приобретает внутренне противоречивый характер. Речь идёт о том, что при глубоком почитании Еленой Ивановной Рерих образа Иисуса Христа, его заповедей, всё её творчество, в том числе Живая Этика, не имеют никакого отношения к религии. Об этом писалось многократно, но нелишне это подчеркнуть ещё раз. Поэтому, авторы разбираемой статьи выбрали ложный путь – уже в самом начале, при постановке темы, что лишило их работу правдивости и непредубеждённости.

По определению, любая религия состоит из трёх основных элементов: 1) религиозное сознание, на почве которого развивается соответствующая идеология, и которое существует в определённый исторический период развития человеческого общества; 2) религиозный культ (отношения); 3) религиозные организации. В свою очередь, например, религиозная идеология включает богословие, учение о культах (экзегетика), учение об отцах церкви (патрология), историю святых книг церкви, правила проведения служений (гомилетика) и т. д. Не трудно узнать, что в Живой Этике ничего подобного из вышеперечисленного нет и близко, зато она в полной мере обладает особенностями философского знания, реализующего свой потенциал через науку:

– содержит фундаментальные мировоззренческие и методологические идеи и понятия (категории), лежащие в основе научного знания, – такие, как дух, материя, пространство, бытие, время, система, эволюция, истина, синтез и др., а также рассматривает вопросы гносеологии, онтологии, аксиологии и, разумеется, этики;

– включает как объективное знание, так и нравственные и эстетические ценности; Живая Этика, как и другие философские системы космизма, отводит этическим принципам огромную роль в обществе, этика должна стать жизненной философией, применяемой во всех сферах человеческого бытия;

– даёт возможность постигать не только предмет познания, но и механизм самого познавательного процесса; в Живой Этике познавательный процесс связан с внутренними качествами человека, большую роль в этом играет сердце в его духовном аспекте: «Не отвлечённо слово о познании сердцем» [6, § 67]);

– обращается как к внешнему, предметному, миру, так и ко внутреннему миру человека, его переживаниям, эмоциям и мыслям; антропологические взгляды присущи Живой Этике даже в большей мере, чем обращение к внешнему миру, человек рассматривается как мера всех вещей, ключ к постижению мироздания, объект космической эволюции.

Таким образом, сама постановка вопроса в статье Ю.С. Избачкова и К.Е. Рыбака о «религиозном опыте Е.И. Рерих» и связи Живой Этики с религией абсолютно несостоятельна ввиду своей бездоказательности и в целом полностью абсурдна.

Ещё одна особенность рассматриваемой здесь статьи – приведение заведомо ложных сведений, естественно (как и в предыдущих статья авторов), без ссылки на источник. Например, утверждение о принятии Еленой Ивановной неких «курительных веществ» [3, с. 2], причем о курении написано трижды (также на с. 4 и с. 11 – снова похоже на приём определённой психотехники). Ничего подобного в жизни Е.И. Рерих не было, о чем ясно свидетельствуют биографические сведения о ней. Упомянутое звучит особенно нелепо, если учитывать знания о вреде курения и в целом зависимости от вредных привычек, содержащиеся в Живой Этике, над которой сама же Е.И. Рерих и работала.
Невозможно не отметить также и то, что Ю.С. Избачков и К.Е. Рыбак позволяют себе оскорбительное высказывание по отношению к Л.В. Шапошниковой – выдающемуся учёному, мыслителю-космисту, активному защитнику российской культуры, человеку высоких нравственных принципов, деятельность которого отмечена многими наградами. Людмила Васильевна Шапошникова – Заслуженный деятель искусств РФ, кавалер ордена Дружбы, ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени и других значимых наград, а также автор более 30 книг и монографий, в том числе на иностранных языках, около 500 статей и очерков по проблемам истории, философии космизма, теории и истории культуры, востоковедению, этнологии. Она явилась основателем научной школы, осуществив фундаментальные разработки в таких областях, как русский космизм, глубинная суть явления культуры, эволюционная роль выдающихся личностей в культурно-историческом процессе, смысл искусства и значение красоты в духовном продвижении человечества. Россия по праву гордится делами этого учёного и той памятью, которую она о себе оставила. При этом недопустимая дискредитация таких людей, к сожалению, уже входит в привычку подобных Ю.С. Избачкову и К.Е. Рыбаку «изыскателей», которые отличаются лишь попранием имён великих деятелей, ибо никакими другими заслугами ни в науке, ни в культуре в целом они не отмечены.

Возникает вопрос: не потому ли эти авторы пытаются дискредитировать имя Л.В. Шапошниковой, что она не раз чётко и аргументировано обосновывала недопустимость отнесения Живой Этики к религиозным системам? Можно привести немало убедительных строк из её работ, но ограничимся таким высказыванием: «Живая Этика свидетельствует о том, что религиозная мысль на основе религиозного опыта может и должна развиваться и выражать истину, согласно историческому времени, другими словами, другими понятиями. Но утверждая и исследуя такой феномен, Живая Этика как философская система не становится от этого религией…» [14, с. 373]. Одни только эти слова учёного, посвятившего многие годы изучению наследия Рерихов, и в частности Живой Этике, можно считать ответом, опровергающим всё построение статьи Ю.С. Избачкова и К.Е. Рыбака, всю их линию якобы «религиозного опыта Е.И. Рерих».

И ещё один важный момент. В своей статье Ю.С. Избачков и К.Е. Рыбак постоянно затрагивают тему Учителей человечества, однако, по тексту ясно видно: всё, что они пишут об этом, является их собственными измышлениями, не имеющими отношения к реальности. То, как авторы преподносят эту тему (и не только её), не связано с научным методом, их предвзятое отношение уводит читателя совершенно в иное пространство, никак не связанное ни с исследованием, ни с правдой как таковой. Вместе с тем, упомянутой теме посвящены многочисленные работы, содержащие документальные свидетельства, проливающие свет как на реальность существования Великих Учителей (Махатм), так и на постоянно идущую от них помощь человечеству – самых разных видов и масштабов. Достаточно вспомнить большой труд латышского исследователя Р.Я. Рудзитиса «Братство Грааля» [15], который создавался на протяжении более двадцати лет и был написан на основе исторических фактов и свидетельств тех, кто встречался с Махатмами; также был привлечён немалый объём легенд и сказаний. Книга Р.Я. Рудзитиса, источниковедческая база которой состоит из более чем ста источников (почти половина из них на иностранных языках), показала огромный культурно-исторический пласт, имеющий отношение к деятельности Великих Учителей. Прикасаясь к этой теме, необходимо иметь не только особый внутренний такт и открытое ко всему новому сознание настоящего учёного, но и соответствующие знания в области истории и мировой культуры, ибо эта тема имеет глубокие корни как в мифологии, легендах и преданиях разных народов, так и в философской, литературной мысли. Одним из первых учёных, кто ввёл в науку тему, посвящённую Великим Учителям человечества, был Н.К. Рерих. Его труд продолжила Л.В. Шапошникова, которая подчёркивала, что явление Учительства – это основа культуры, без которой она не может развиваться. Разнятся формы и задачи, но фундаментальный принцип остаётся, это – передача знаний. «В этом отношении школьный учитель, или мастер, обучающий ученика, находится в одной цепи с Великим Учителем…, – писала Л.В. Шапошникова. – Их отличает друг от друга лишь качество и уровень энергетики. Чем выше энергетика Учителя, тем шире его информационные возможности. Великий Учитель … приносит на нашу планету не только знания, которые нужны ей в данный период её эволюционного развития, но и необходимую ей энергетику. Ибо эволюция движется изменением или, точнее, повышением этой энергетики. Великий Учитель её упорядочивает, создавая энергетические основы для развития нового мышления, для дальнейшего расширения сознания, для совершенствования энергетической структуры самого человечества» [16, с. 187].

Приведём и такой пример неграмотности, которой Ю.С. Избачков и К.Е. Рыбак отличились в области культурологии, что, полагаем, должно быть особенно актуально для «Культурологического журнала». В ссылке к призыву Н.К. Рериха «Мир через Культуру» они пишут: «На наш взгляд, этот лозунг неоднозначен. Нельзя мир привнести через культуру, культур много, они различны, порой они вступают в конфликт между собой и примат одной культуры означает подавление иных культур» [3, с. 10]. Данная фраза свидетельствует о том, что её авторы не знают о том, что слово «культура» может означать как культуру конкретного народа (в смысле его традиций, обычаев, ценностных установок и т. п.), так и явление в целом, безотносительно национальной принадлежности, но отражающее общемировые культурные ценности, понятные и близкие всем народам поверх их языковых отличий. Именно в последнем значении это слово употребляется в призыве Н.К. Рериха. Здесь можно вспомнить и его слова о том, что язык культуры – сердца человеческого, понятен всем, выступая истинным языком международного общения. Культура как явление, вмещающее в себя все лучшие качества человека, его духовность, высокое творчество и устремление к красоте, разумеется, при должном к ней отношении со стороны всех слоёв общества, способна установить мир на планете. Н.К. Рерих и Е.И. Рерих приложили много сил к тому, чтобы утвердить культуру как явление не отвлечённое, но каждодневно необходимое во всех областях жизни.

Многое ещё можно было написать о разбираемой здесь статье Ю.С. Избачкова и К.Е. Рыбака, но полагаем, что сказанного будет достаточно, для понимания уровня её неграмотности и псевдонаучности. Подчеркнём ещё раз, что многие суждения этих авторов ни на чём не основаны, содержат чисто абстрактные умозаключения; многие предложения их текста страдают нелогичностью, бессвязностью, откровенной нелепостью; нередко присутствуют повторы, свидетельствующие то ли о дефиците оригинальной авторской мысли, то ли о стремлении применить какие-то методы психотехники. Удручающее впечатление некомпетентностью авторов дополняется недоумением по поводу того, как может журнал Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва публиковать подобные материалы.

Вспоминаются слова, написанные в своё время выдающимся учёным Дмитрием Сергеевичем Лихачёвым: «Научная истина дороже всего, и ей надо следовать во всех деталях научного исследования и в жизни учёного. Если же стремиться в науке к “мелким” целям – к доказательству “силой”, вопреки фактам, к “интересности” выводов, к их эффективности или к любым формам самопродвижения, то учёный неизбежно терпит крах. Может быть, не сразу, но в конечном счёте! Когда начинаются преувеличения полученных результатов исследования или даже мелкие подтасовки фактов и научная истина оттесняется на второй план, наука перестаёт существовать, и сам учёный рано или поздно перестаёт быть учёным» [17, с. 7]. Эти слова следует отнести не только к авторам разобранной статьи (которые, если говорить по существу, постоянно демонстрируют свою непричастность к науке и честному исследованию), но и к «Культурологическому журналу», который, публикуя подобные вещи, шаг за шагом приближается к состоянию, для оценки которого слово «наука» становится не применимым.

29 сентября 2019 г.

«Ignorantia non est argumentum» (лат.) – «Невежество – не аргумент» (Спиноза).

Список библиографических ссылок

1. Соколова Б.Ю., Соколов В.Г. Научное заключение о содержании статьи Ю.С. Избачкова, К.Е. Рыбака «Реакция последователей “Живой Этики” на публикацию неизданных ранее дневников Е.И. Рерих» («Культурологический журнал», 2018/3 (33)). – URL: http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=6333

2. Соколова Б.Ю., Соколов В.Г. Рецензия на статью К.Е. Рыбака и Ю.С. Избачкова «Образ Наталии Рокотовой как ключ к пониманию творческого метода Елены Ивановны Рерих» (журнал «Наследие веков». – № 2. – 2019). – URL: http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=6336

3. Избачков Ю.С., Рыбак К.Е. О религиозном опыте Елены Рерих и стремлении его переживания адептами «Живой Этики» // «Культурологический журнал». – 2019. – № 2 (36). – URL: www. cr-journal.ru/rus/journals/474.html&j_id=39

4. Живая Этика. Община.

5. Живая Этика. Мир Огненный. Ч. III.

6. Живая Этика. Сердце.

7. Шапошникова Л.В. Философия космической реальности [вступ. ст.] // Листы Сада Мории. Кн. 1. Зов. Учение Живой Этики. М.: Международный Центр Рерихов, 2003. С. 5–165.

8. Сафронов И.А. Роль мысли в планетарно-космической эволюции // Творчество как национальная стихия: медиа и социальная активность: сборник статей / под ред. Г.Е. Аляева, О.Д. Маслобоевой. СПБ.: СПБГЭУ, 2018. С. 126–135.

9. Шеллинг Ф.В.Й. Философия искусства. М.: Мысль, 1966.

10. Живая Этика. Агни Йога (Знаки Агни Йоги).

11. Живая Этика. Аум.

12. Живая Этика. Надземное.

13. Живая Этика. Мир Огненный. Ч. II.

14. Шапошникова Л.В. Подвижничество диакона Кураева // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 1. Документы. Публикации в прессе. Очерки. М.: Международный Центр Рерихов, 2001. С. 339–407.

15. Рудзитис Р.Я. Братство Грааля. Рига: Угунс; Минск: Мога-Н, 1994.

16. Шапошникова Л.В. Мудрость веков. М.: Международный Центр Рерихов, 1996.

17. Лихачёв Д.С. Письма о добром / Отв. ред. С.О. Шмидт. М.: Наука, СПб.: Logos, 2006.

Источник: Сохраним Музей Рериха, 12.10.2019

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Яндекс.Метрика