Наталья Бондарчук будет писать книгу о своих встречах с Святославом Рерихом

Наталья Бондарчук:

«Я – попрошайка для Гоголя и Пушкина»

Сколько за последнее время говорено о «добровольно-принудительной» украино-российской дружбе. Кажется, еще немного, и, не дай, Господи, начнем мобилизацию… И так приятно услышать среди этого истеричного воя спокойный голос мудрой женщины, естественно соединяющей Украину и Россию – в себе и своих фильмах. Не так давно эта русская актриса и режиссер с украинской фамилией сняла кино о том, кого уже 200 лет «перетягивают» то в одну, то в другую сторону.

Она – Наталья Бондарчук (ее отца, знаменитого Сергея Бондарчука, тоже использовали для этой цели). Ее герой – Николай Васильевич Гоголь, в излишних представлениях не нуждается. То, что у них получилось, – пронзительный и нежный фильм «Гоголь. Ближайший». Картина (большая часть которой снималась в Киеве) месяц назад получила специальный приз жюри на V Международном кинофестивале в Севастополе. А как раз сейчас Бондарчук и «Гоголь…» уехали в Италию.

Сколько за последнее время говорено о «добровольно-принудительной» украино-российской дружбе. Кажется, еще немного, и, не дай, Господи, начнем мобилизацию… И так приятно услышать среди этого истеричного воя спокойный голос мудрой женщины, естественно соединяющей Украину и Россию – в себе и своих фильмах. Не так давно эта русская актриса и режиссер с украинской фамилией сняла кино о том, кого уже 200 лет «перетягивают» то в одну, то в другую сторону.

Она – Наталья Бондарчук (ее отца, знаменитого Сергея Бондарчука, тоже использовали для этой цели). Ее герой – Николай Васильевич Гоголь, в излишних представлениях не нуждается. То, что у них получилось, – пронзительный и нежный фильм «Гоголь. Ближайший». Картина (большая часть которой снималась в Киеве) месяц назад получила специальный приз жюри на V Международном кинофестивале в Севастополе. А как раз сейчас Бондарчук и «Гоголь…» уехали в Италию.

– Мы собираемся на фестиваль «Маэстро» (в городе Форте дей Марми на Тосканском побережье. – Авт.), – рассказала Наталья Сергеевна накануне поездки. – Целый день фестиваля посвящен 200-летию Гоголя. Мы сделали субтитры на итальянском, но, боюсь, фильм потеряет от перевода… И сильнее всего жаль именно украинский язык…

– То есть фильм – двуязычный?

– Конечно! Он где-то на треть на украинском. Мы озвучивали в Киеве: отслеживали правильное произношение, звучание. Есть украинские песни, шутки. Кстати, с песнями мне очень помогла ваша Ганна Лев. Она снялась в фильме, да и вообще сотрудничает со мной долгие годы. Ганна – мой проводник в украинском мире.

– Украинскую старину вы снимали в самом центре Киева…

– Заповедник на Отрадном («Мамаева Слобода». – Авт.) – удивительное место! В центре Киева можно попасть буквально в Средневековье. Хаты, церкви – все настоящее: словно переносишься в другой век. А озеро с лилиями! Там мы снимали сцену, когда сестра спрашивает Гоголя: «Братец, а у вас есть любимая?» – «Есть». – «А она вас любит?» – «Оленька, главное – самому любить. А любят ли тебя – это как Бог даст». Снимали одним кадром и на одном дыхании: «перелетали» краном с одного берега на другой.

– А где снимали Италию, Германию, Францию?

– Частично – у вас же. Средств не хватало, фильм собирали по кусочкам: кто-то привез план с Нотр-Дамом, дальше – мы с Машенькой (оператором-постановщиком Марией Соловьевой. – Авт.) фотоаппаратом отщелкали планы Италии: можно было сделать иллюзию панорамного движения. С миру по нитке – Гоголю рубашка (смеется. – Авт.)! Была критическая ситуация, когда за шесть дней надо было снять часовой материал, а это практически нереально!

И студия им. Довженко предоставила павильоны, костюмы, осветительную аппаратуру. Единственное: было холодновато, и у актрис, которые «гуляли по солнечной Ницце», шел парок изо рта… Но все – так душевно, что никто не сказал: «Ах, что-то неудобно!». Все актеры – и Анастасия Заворотнюк, и Евгений Рачко, и Николай Бурляев – в восторге от Киева.

– Почему не обратились за помощью к тому же Минкульту?

– Минкульт отказался помочь мне с Гоголем… В следующем году – 90 лет со дня рождения отца: надеюсь сделать о нем фильм – снимать в Белозерке под Херсоном, где он родился, и в Киеве, конечно. Опять – вопрос денег, но у Минкульта просить не буду. Веду переговоры конкретно со студией им. Довженко. Вообще, мне кажется, совместное производство России и Украины станет возможным только в одном случае – вы понимаете, в каком…

– Вы берете другим масштабом – не внешним, а внутренним…

– Меня притягивают личности высокого плана (Бондарчук сделала 10-серийный фильм о Пушкине «Одна любовь души моей», трилогию «Любовь и правда Федора Тютчева». Еще начала, но не закончила фильм о Лермонтове. – Авт.). Через них я могу рассказать людям, что меня волнует. Не скоротечность, не политические дрязги, а вопросы вечности: кто мы и зачем мы… Молодежи не пожелала бы своей участи – быть вечной попрошайкой для Пушкина и для Гоголя. Но это судьба такая (смеется. – Авт.)!

– Еще один великий человек в вашей жизни – Святослав Рерих…

– В 1992 году я три раза гостила в усадьбе Святослава Николаевича в Бангалоре, в Индии. Он, как никто другой в их семье, был православным человеком. Везла ему в подарок иконки – их тогда только стало возможным спокойно покупать и вывозить. Рассказывала о переименовании Загорска в Сергиев Посад. Еще – привезла видеозапись переноса мощей Серафима Саровского: он плакал от счастья, ведь это был его любимый святой! Я прошла путем Рерихов: была и в Западных Гималаях, и в долине Кулу. Везде – с моим мужем Игорем Днестрянским (киевлянином, кстати). Уже 15 лет с ним ходим по долам и весям (смеется. – Авт.). Сейчас вместе готовим к изданию мою книгу «Единственные дни».

– О чем она?

– Да обо всем. О родителях, о поездках к Рериху, о встречах с Феллини, о работе с Тарковским…

– Вот так запросто – о встречах с Феллини! Не могу представить, как с Феллини чаи гонять…

– Да запросто (смеется. – Авт.)! Нас познакомили в Риме, куда мы с Тарковским приехали на премьеру фильма. Федерико пригласил нас в ресторан. Заходим, а тут такая колоритная итальянка в летах, Тереза, с порога говорит ему: «Ну что, будешь свою кашу есть?». Мы поразились – как можно так с маэстро?! И он рассказал, что когда-то был вовсе не маэстро, Федерико-Драные штаны. И его, голодного студента, Тереза подкармливала в своей таверне, «забывая», что он не заплатил.

Когда у Феллини была премьера фильма «Дольче вита», то банкет он сделал в ее заведении. И на следующий день этот ресторан стал самым популярным в Риме! Федерико говорил: «Она – моя покровительница, а я… Что я? Я – Федерико-Драные штаны!». Когда Тарковский это услышал – поднял большой палец и сказал: «Во мужик!».

Автор: Анна ДАВЫДОВА

Газета по-киевски Онлайн

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Яндекс.Метрика