В.Л. Будина, А.Ю. Иванов. Критический анализ сборника статей Ю. Линника «Вокруг Росова»

В этом тексте анализируются тезисы выдвинутые Ю. Линником в сборнике статей «Вокруг Росова».

Специально для сборника было написана только вводная часть, озаглавленная «Этнос науки», и, следовательно, она задает основную тематику сборника, и именно здесь содержатся программные тезисы, которые автор хочет донести «не только для историков, социологов, религиоведов, но и для широкого круга читателей» [1].

I

Если отбросить витиеватый стиль присущий «известному философу и поэту» [2], то остаются следующие три тезиса:

1. Культура диалогична, «диалог эволюционирует в сторону толерантности» [3]. Истина не едина, нужен плюрализм подхода к личности Н.К. Рериха. Истина подчинена закону диалектики.

2. В.А. Росов — настоящий ученый, талантливый, смелый и яркий. Его исследования позволили взглянуть на Н. К. Рериха в другом ракурсе, от которого «захватывает дух» [4].

3. МЦР не пользуется научной методологией; ученых, которые сотрудничают с МЦР нельзя считать учеными, они метафизики. Подход МЦР к изучению Н.К. Рериха имеет право на существование, но он узок, реакционен и фанатичен.

Кроме того, в конце вводной части автор делает настолько удивительный вывод из этих тезисов, что его нельзя не процитировать: «Тревожно за наследие Рерихов. Оно должно принадлежать народу, а не сомнительным приватизаторам, чьи права требуют и этического, и юридического прояснения» [5].

II

Юрий Линник пытается убедить читателя в том, что его позиция при рассмотрении данной проблемы нейтральна, что он объективен в своем анализе ситуации.

Этого он пытается достигнуть, используя следующие приемы:

1. Автор заявляет, что он «готов открыто признаться в своей симпатии к МЦР». Ему нравится книжные издания МЦР и «мистериальная атмосфера» в Музее Рериха. Несколько раз повторяет, что МЦР имеет «полное право на свой образ Н.К. Рериха».

2. Также видимость объективности достигается сравнением различия позиций МЦР и Росова с различием позиций Парменида и Гераклита (которые, по его словам, «должны были несколько гипертрофировать свои установки, дабы подчеркнуть их неординарность, их резкую новизну» [6]). Т.е. различие позиций кажущееся и, очевидно, может быть по законам диалектики в дальнейшем снято. На допустимости применения диалектики к настоящей ситуации, мы подробнее остановимся ниже.

Однако объективность автора лишь кажущаяся. Такой вывод можно сделать на основании анализа его текста:

 

1. Особенности использования негативно и позитивно окрашенной лексики в адрес сторон конфликта.

Примеры негативно окрашенной лексики, используемой в адрес МЦР:

действия МЦР автор именует «войной» а далее пишет следующее «Атакующая сторона использовала сомнительные средства нападения» [7],

«МЦР потерпел сокрушительное поражение» [8],

«в МЦР вряд ли понимают, насколько позорно это поражение» [9],

«МЦР катастрофически испортил свою репутацию» [10],

«Для МЦР вполне естественен антинаучный дух» [11],

«МЦР иррационален в своей ненависти к Росову» [12],

«Карликовая конфессия пытается вместить в своих стенах  гиганта» [13],

«налет некоторой доморощенности (если не сказать — графоманства, дилетантизма)»  [14],

«подозрительная активность МЦР: досточтимые коллеги, весьма неопределенно проявившие себя в науке, с грохотом катят бочку» [15],

«реакционная и антидемократическая организация» [16],

«дала мощный рецидив типично тоталитарная идеология» [17],

«хочет отбросить нас во времена палеолита» [18] ,

«досадные минусы!» [19].

Примеры можно продолжить.

К позитивно окрашенной лексике можно отнести только упоминание «изумительных книг», изданных МЦР «с такой любовью«, «полезный сборник», «великолепно изданная книга-альбом», «чудесная усадьба». Автор также говорит, что сотрудники МЦР «преданы делу«, а труды Л.В. Шапошниковой по восстановлению усадьбы называет «подвижническими«.

Больше позитивно окрашенной лексики в адрес МЦР найти не удалось.

И, для сравнения, эпитеты, прилагаемые к В.А. Росову и его диссертации:

«великолепная диссертация» [20],

«настоящее открытие» [21],

«панорама, от которой захватывает дух» [22],

«написана с большим тактом» [23],

«в его трактовке Н.К. Рерих гораздо интересней и глубже, чем в трактовке МЦР» [24],

«смелый и яркий ученый подлинный профессионал» [25].

Негативной лексики и критики в адрес Росова не найдено.

2.Использование неправомерных сравнений и аналогий.

Действия МЦР сравниваются с сожжением Платоном трудов Демокрита, «костром Джордано Бруно», «топками КГБ». Автор утверждает, что в действиях Васильчика и МЦР присутствует  «подобный дух». Утверждается также, что МЦР «остается на птолемеевских позициях», тогда когда Росов произвел Каперникианский переворот.

3. Автор открыто отходит от позиций беспристрастного исследователя и считает решение ВАК по диссертации Росова «нашей победой«.

Отсюда следует, что Юрий Линник не может быть объективным арбитром. В данной ситуации он заинтересованное лицо и излагает позицию одной из сторон.

III

Теперь разберем авторский тезис №1: Культура диалогична, «диалог эволюционирует в сторону толерантности». Истина не едина, нужен плюрализм подхода к личности Н.К. Рериха. Истина подчинена закону диалектики.

Стороннего читателя, стоящего на демократических позициях, автор старается перетянуть на свою сторону, пугая его «тоталитаризмом». Однако не останавливается подробно на том, что этот термин означает применительно к настоящему случаю.

Автор исходит из того, что к данной ситуации приложим диалектический метод, т.е. самые разные подходы не только допустимы, но и необходимы, откуда следует плюрализм мнений и даже демократия.

Однако диалектика, как и любой другой метод, имеет свои границы применимости, о чем автор как «известный философ» не может не знать. Диалектика применима только к интерпретациям фактов. Но мы имеем дело не с конфликтом интерпретаций, а с установлением исторического (а значит научного) факта.

К фактам же диалектика применяться не должна. Либо нечто имеет место быть, либо нет. Факт — не кошка Шредингера, в нем не должно быть неопределенности.

Факт — это единичное, а единичным философия не занимается, предмет ее исследования — всеобщее. Всем известен случай, когда Гегель, пользуясь диалектикой, доказал, что планет в Солнечной системе может быть только семь всего за два года до открытия восьмой планеты.

Да, диалектика разрешает противоречия и допускает плюрализм мнений, который будет снят в дальнейшем обобщении. Но при установлении фактов работает классическая аристотелевская логика, которая утверждает, что нельзя сказать противоположные вещи об одном и том же предмете в одном и том же отношении.

Все это означает, что если существует две полярные точки зрения по поводу признания факта, то одна из них с необходимостью ошибочна.

Пример исторического факта: 22 июня 1941 года немецкая армия напала на СССР без объявления войны. Если кто-то утверждает, что это произошло не 22 июня, или что это была не Германия или не СССР, или что война была объявлена, то эти утверждения будут с необходимостью ошибочны даже в самой демократической из стран, и их ошибочность может быть неопровержимо доказана.

В применении к данной ситуации мы имеем следующее: Росов оперирует некими данными, которые выдает за исторические факты. МЦР же не согласен признавать их таковыми.

Основание того, почему эти данные стоит считать фактами, в ВАК не рассматривалось, следовательно, этот вопрос по-прежнему остается открытым, и будет оставаться таковым, пока Росов не представит достаточные доказательства.

Таким образом, тезис №1 Юрия Линника безоснователен. При рассмотрении достоверности фактов плюрализм недопустим.

IV

Теперь рассмотрим тезис №2: В.А. Росов — настоящий ученый, талантливый, смелый и яркий. Его исследования позволили взглянуть на Н.К. Рериха в другом ракурсе, от которого «захватывает дух».

Когда МЦР выступает против интерпретации Росова, надо понимать, что это следствие, а суть конфликта именно в отношении к его исходным данным.

Линник, как оппонент диссертации, должен быть с ней досконально знаком. Он утверждает, что это — «источниковедческая работа«, она открывает для науки новые факты. Значит, он уверен, что вся доказательная база кристально прозрачна. Что же ему мешает процитировать диссертацию, еще раз перечислить доказательства, и этим полностью снять все сомнения в правоте диссертанта?

Но апологет Росова лишь обвиняет МЦР в «фактофобии», утверждает, что эта организация пытается бороться с исторической правдой, а также, что сотрудники МЦР «скрывают или фальсифицируют факты». Это более чем подозрительно. Все выглядит так, будто он чего-то боится.

Эта ситуация обнажила проблему имеющую значение далеко за пределами конфликта. Система научной квалификации не позволяет подробно ознакомиться с диссертацией всему ученому совету, голоса которого необходимы для присуждения научной степени.

Решение принимается на основании мнения оппонента и рецензента, которые знакомятся с диссертацией и оценивают ее, руководствуясь несколькими формальными критериями, такими как: научная новизна, умение работать с источниками и некоторыми другими.

При этом они могут не вникать в то, почему нечто принимается за научный факт. В большинстве случаев такие детали остаются на совести диссертанта. В ситуации с диссертацией Росова именно эта лазейка и была использована. И даже прямые заявления о фальсификации научных фактов не привели к их проверке. Что видно из материалов заседаний ВАК.

Можно ли считать выводы Росова о Рерихе новым знанием, если неизвестно на чем они основаны?

Таким образом, и этот тезис Линника несостоятелен.

V

МЦР обратился в ВАК с претензиями по диссертации. Линник отказывает МЦР в этом праве на том основании, что МЦР чужда научная методология, обвиняет в дилетантизме, сектантстве и «псевдо религиозности».

Однако изданные МЦР научные труды вполне отвечают основным научным критериям: объективность, доказательность, нацеленность на воспроизведение сущности, системность знания, проверяемость. Если идет рассуждение о том, что выходит за рамки современной научной методологии, то это каждый раз специально оговаривается.

Ни одного доказательства “ненаучности” МЦР автор не приводит. Поэтому вся риторика Линника о несостоятельности МЦР, как научного центра, остается не более чем фигурой речи.

VI

Кроме того, Ю. Линник обвиняет МЦР в использовании «сомнительных средств нападения».

Однако МЦР в данной ситуации выступил открыто и в рамках закона. Более того, подобные действия обычны для гражданского общества.

Если общественная группа считает, что некий вопрос должен обсуждаться публично, и он не является засекреченным, то она вправе привлекать к нему общественное внимание. В том числе с использованием средств массовой информации. Даже если публикации требуют оплаты.

Например, по телевидению транслируются ролики защитников природы, выступающих против дающих прибыль и рабочие места производств. И это в порядке вещей, у каналов, размещающих подобные ролики, нет причин стыдиться, но именно стыдиться призывает Линник газеты, напечатавшие критические статьи о диссертации Росова.

Для МЦР вопрос признания в качестве исторических фактов данных Росова является принципиальным. Также этот вопрос важен для части нашего общества, для российской культуры и научного сообщества. Таким образом, публичность совершенно оправдана.

Итак, МЦР ни разу не вышел за рамки закона и традиций общественных дискуссий, а значит эпитет «сомнительные средства» в данном случае неуместен.

VII

Заключение, к которому приходит Линник («Тревожно за наследие Рерихов. Оно должно принадлежать народу, а не сомнительным приватизаторам, чьи права требуют и этического, и юридического прояснения») интересно сразу с нескольких позиций.

1) Непонятно с чем связана тревога автора за наследие. За годы существования Центра не было потеряно ни одной единицы хранения, и все картины Н.К.Рериха и С.Н.Рериха поставлены на государственный учет.  Более того, фонды постоянно пополняются. О чем Линник также осведомлен. Таким образом, реальных причин для тревоги автора не существует.

2) Он говорит, что наследие Рериха должно принадлежать народу, но народу никто не мешает знакомиться с этим наследием. МЦР всеми силами способствует его популяризации. Архивные материалы постоянно исследуются и публикуются. Это даже автор не берется отрицать.

3) Вероятно также, что под народом автор подразумевает государство, то есть намекает на передачу наследия и Музея из общественной собственности в государственную, против чего активно выступал основатель МЦР Святослав Николаевич Рерих.

Об этом последнем варианте Ю. Линник сам пишет открытым текстом в других местах и даже называет конкретную организацию, под управлением которой должен находиться огосударствленный Центр. Эта организация — Государственный музей Востока. Сотрудником которого является Росов.

Итак, за витиеватым слогом, за жонглированием фактами и чувствами читателя, за идеологическими выпадами автора прояснилась основная цель издания данного сборника.

Автор старается вовсе не защитить «бедного» диссертанта. Он стремится унизить в глазах читателя неудобную и независимую общественную организацию. А плюрализм и демократия нужны автору не для утверждения научной истины, как он старается уверить, но лишь для игры модными словами и как средства выгодной подмены исторического факта на его интерпретацию.

Взглянув на этот сборник и его автора, а также на диссертацию Росова в исторической перспективе, мы увидим, как они встраиваются в давно проводимую линию нападений на Рерихов и их наследие. И ситуация представится совершенно в ином свете. Не сильная и влиятельная организация — МЦР нападает на одинокого талантливого ученого, проявляя «фактофобию», дилетантизм и невежество. А проводится последовательное и планомерное наступление на МЦР. В этом наступлении участвует ряд государственных чиновников, часть из которых уже давно доказала свою нечистоплотность по отношению к наследию Рерихов. К ним присоединился новый игрок — господин Росов, который ввел в научный оборот сомнительные факты. К этим деятелям, очевидно, переметнулся и радующийся «нашей победе» Линник, стремящийся уничтожить МЦР и раздать наследие Рериха народному слуге Росову и сотоварищам.

Будина В.Л.

Иванов А.Ю.

___________________

1) Линник Ю. Вокруг Росова. Спб.: Алетейя; Петрозаводск; Центр по изучению духовной культуры ГУЛАГА, 2009. Аннотация.

2) Там же.

3) Там же. С. 8

4) Там же. С. 11

5) Там же. С. 14

6) Там же. С. 12

7) Там же. С. 7

8) Там же.

9) Там же.

10) Там же. С. 11

11) Там же. С. 12

12) Там же. С. 13

13) Там же.

14) Там же.

15) Там же. С. 14

16) Там же.

17) Там же.

18) Там же. С. 8

19) Там же.

20) Там же. С. 10

21) Там же. С. 11

22) Там же.

23) Там же. С. 12

24) Там же. С. 13

25) Там же. С. 14

ИСТОЧНИК

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Яндекс.Метрика