Валерий Ширяев. «В Минкульте читают между строк». (Статья из «Новой газеты»)

Почему заместитель министра культуры Бусыгин ответил только на те вопросы о судьбе наследия Рерихов, которые мы не задавали

busiginПосле публикации расследования о судьбе коллекции С.Н. Рериха в России (см. «Новую газету», № 77 ) мы получили ответ Министерства культуры РФ за подписью заместителя министра А.Е. Бусыгина от 10 сентября (исх. № 949-01-69-АБ). Редакция благодарна заместителю министра культуры за оперативное рассмотрение по поручению правительства важного для России вопроса, проведенное в связи с опубликованными в «Новой газете» материалами. Газета, разумеется, надеялась на заинтересованность главного ведомства, отвечающего за сохранность музейных коллекций в России.

Мы понимали, что на разных этапах роль Минкульта в мытарствах наследия Рерихов была очень разной и отдельные его чиновники сыграли в них неприглядную роль. Но был расчет, что в нашем расследовании есть как минимум два пункта, по которым сотрудничество возможно. Это, во-первых, установление точного состава коллекции по документам учета и данным их автора и владельца С.Н. Рериха. Во-вторых, выяснение судьбы вывезенных из СССР при неизвестных обстоятельствах картин «Дева снегов» и «Александр Невский». Если Министерству культуры действительно не безразлична сохранность этой уникальной художественной коллекции, то в первую очередь оно должно быть заинтересовано найти ответы на эти вопросы.

К сожалению, ответ заместителя министра не мог нас удовлетворить: сотрудники МК РФ, готовившие ответное письмо заместителя министра, расследование как будто не читали и ответили на вопросы, которых мы не задавали. Наше новое письмо к Андрею Евгеньевичу с подробным разъяснением позиции редакции и предложением о сотрудничестве осталось без ответа. Придется вернуться к нашим вопросам в статье.

Министерское письмо само по себе вызвало целый ряд вопросов. Создается впечатление, что заместитель министра во многом основывается на взгляде на эту историю с чужих слов. Как будто в нашем материале отсутствуют доказательства, а тех документов, на которые мы ссылаемся, нет в природе. А ведь мнение первого заместителя во многом определяет политику министерства. Мы хотим рассмотреть эти «посылки» в свете имеющихся документальных свидетельств.

Письмо и начинается странно: «Относительно передачи картин… из Музея Востока… в МЦР сообщаем следующее». В материале «Страшная сказка Музея Востока» нет требований о передаче коллекции С.Н. Рериха из ГМВ в МЦР. Мы стремились исследовать историю борьбы за нее. Статья построена на обширном документальном материале и свидетельствах очевидцев.

Ключевой тезис ответа вызывает недоумение: «Минкультуры России не располагает какой-либо достоверной информацией по факту существования завещания С.Н. Рериха». Дается ссылка на арбитражный процесс в 2001 г., который установил, «что «дарственная» С.Н. Рериха от 19.03.1990 г. не может рассматриваться как завещание». Раскрываем постановление суда, на которое ссылается заместитель министра. Он установил, что документ, подписанный С.Н. Рерихом в Индии 19.03.1990 г., «нельзя рассматривать как договор дарения… кроме того, из содержания данного документа усматривается, что С.Н. Рерих завещал, а не дарил принадлежащее ему имущество» (постановление арбитражного суда Москвы от 7.08.2001 г., дело № А40-12162/01-84-69).

Решение суда однозначно признает завещанием подлинный документ С.Н. Рериха от 19.03.1990 г. Минкульт — участник этого процесса. Его представитель в суде получил решение о том, что Святослав Рерих завещал, а не дарил коллекцию, на руки. Заместитель министра должен знать об этом.

Нельзя согласиться и с таким утверждением Бусыгина: «Выдвигаемые МЦР требования о передаче произведений искусства из ГМВ неубедительны и не основаны ни на одном документе за подписью С.Н. Рериха». Мы можем предоставить министерству копию личного письма Святослава Николаевича президенту Ельцину, написанного им в 1992 г., в котором об этой коллекции сказано, что она «… долгое время находилась в ведении Министерства культуры СССР. Теперь эту выставку незаконно удерживает Музей искусств народов Востока. Очень прошу Вас содействовать передаче ее Международному Центру Рерихов».

Приняв во внимание это письмо, Министерство культуры тогда признало права МЦР на эту коллекцию. Рекомендуем всем, кто готовил ответ редакции, внимательно изучить документы министерства того времени. Например, письмо заместителя министра Т.Х. Никитиной в Правительство РФ № 41-01-29 от 19.06.1992 г.

Причина, по которой коллекцию из ГМВ в МЦР не передали, заключается, по мнению Никитиной, только в неготовности усадьбы Лопухиных принять ее. Просто не было места для хранения коллекции: «При положительном решении данного вопроса Государственный музей Востока, исполняя желание С.Н. Рериха, передаст Центру-музею находящиеся у него на хранении 282 произведения Н.К. и С.Н. Рерихов».

Далее Бусыгин утверждает, что картины Рерихов «хранятся в ГМВ в составе государственной части Музейного фонда Российской Федерации». Но в состав государственной части Музейного фонда РФ могут входить только музейные коллекции, находящиеся в государственной собственности. Это также важнейший момент нашего расследования.

Газете известен приказ Министерства культуры СССР № 234 от 30.05.89, на основании которого коллекция, собственником которой являлся С.Н. Рерих, была передана в ГМВ на временное хранение. На каком же основании эта коллекция стала собственностью государства? По свидетельству самых авторитетных юристов, консультировавших газету, самовольный перевод коллекции с временного хранения на постоянное, осуществленный приказом директора ГМВ Набатчикова в феврале 1993 г., спустя несколько недель после смерти С.Н. Рериха (владельца коллекции), — это всего лишь документ о движении фондов. Юридической основы для права собственности он никаким образом создать не может.

Может ли заместитель министра объяснить, когда и на основании какого документа картины Рерихов перешли в собственность государства? Если сотрудники Министерства культуры могут предъявить такой документ (им может быть завещание, либо дарственная С.Н. Рериха, либо купчая в пользу государства), редакция будет очень признательна. Ответ заместителя министра не объясняет, каким образом чужую собственность забрали в состав государственной части Музейного фонда. Без соответствующих документов получается, что имело место незаконное присвоение.

Мы обнаружили, что многочисленные проверки ГМВ, на которые Андрей Евгеньевич ссылается в своем ответе, использовали только документы самого ГМВ, которые почему-то не соответствуют первоначальным документам учета коллекции и спискам их владельца. К примеру, существующий в архиве ВПХО акт № 6919 от 2.10.1984 г., свидетельствующий о передаче в ГМВ 253 картин, был скрыт ГМВ от всех проверок и судов.

Эти факты не рассматривались ни одной из указанных в ответном письме проверок. Поэтому ссылки на результаты прошедших проверок и не могут считаться ответом на вопрос нашего расследования: почему из сферы внимания этих комиссий были выведены документы самого владельца коллекции — списки этой коллекции? Почему не исследовались первичные документы учета?

Спустя длительное время после смерти Святослава Николаевича Рериха стало известно, что две картины из коллекции, ввезенные еще в СССР в 1978 г., вдруг объявились в Индии — «Александр Невский» и «Дева снегов». В частной коллекции. Мы пытались привлечь внимание Министерства культуры к этому вопиющему факту. Получилось, что Андрею Евгеньевичу эти неприятные подробности не интересны.

Вместо этого он сообщает, что три картины, которые не соответствовали списку переданных, были отправлены назад в Болгарию. Нам это известно. Но почему в письме не говорится, что три картины Николая Рериха, первоначально не поступившие в Санкт-Петербург в 1978 г., впоследствии вошли в состав коллекции и путешествовали по городам СССР?

Об этом свидетельствуют акты музеев. Газета назвала две из них — «Дева снегов» и «Александр Невский». Может быть, редакция не располагает документальной базой, которой пользуются подчиненные Бусыгина. В таком случае достаточно просто предъявить документы, подтверждающие их письмо.

Без этого заявление замминистра, что «ГМВ также официально в печатном виде распространил разъясняющие сведения о том, что картины «Александр Невский» и «Дева снегов» еще до поступления в музей были затребованы С. Н. Рерихом в Индию, после чего проданы им известному бангалорскому коллекционеру Х.К. Кеджривалу», остается ничем не подтвержденными словами. Никакие «официальные разъяснения» не могут быть приняты, если нет ни одного документа, подтверждающего всего лишь версию Музея Востока, которую сотрудники Минкульта изложили как факт: не мог музей в СССР просто отдать две картины без оформления документов на снятие с учета, пересечение границы и мотивированного решения на основании требования владельца и соответствующего решения Минкульта. Ничего этого нет.

Уважаемый Андрей Евгеньевич, пока мы не знаем, каким образом картины «Александр Невский» и «Дева снегов» оказались в коллекции Кеджривала. Это и есть один из важнейших вопросов нашего расследования. Если С.Н. Рерих, согласно куда более поздней версии сотрудников ГМВ, затребовал их из СССР до 1980 г., то почему он в 1990 г. официально включил эти картины в свое завещание как находящиеся в СССР, а в 1992 г., когда делал дополнение к своему завещанию у нотариуса, снова не сделал из него никаких изъятий?

Именно этот вопрос мог бы стать объектом совместного исследования всех заинтересованных сторон. Журналисты, частные лица и государственные чиновники, невзирая на различия во взглядах на судьбу коллекции, должны приложить силы и установить, при каких обстоятельствах «Александр Невский» и «Дева снегов» были вывезены, фактически украдены у России. Обращаем ваше внимание, что в нашем материале говорится и о других отсутствующих картинах этой коллекции, подозрительных несоответствиях нынешнего состава коллекции тому, который первоначально был передан в СССР. Были бы благодарны Министерству культуры, если бы оно со своей стороны предприняло вместе с нашей газетой поиск документов, проливающих свет на эту загадку.

P.S. Полученные нами после публикации «Страшная сказка Музея Востока» письма из правоохранительных и контрольных органов полностью базируются на аргументах, изложенных в письме Бусыгина. Там категорически не хотят изучать правоустанавливающие документы на коллекцию и проверить факты нашего расследования.

Валерий Ширяев

Новая газета № 133 от 30 ноября 2009 г.

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Русский космизм Живая этика и искусство Живая этика и музыка Живая Этика и наука - научно-популярный сайт о новой системе познания группа Соратники, акция, Рерих, Юрий Рерих, Николай Рерих,  Святослав Рерих, Елена Рерих, защита наследия, архивы, картины, коллекции, соратники, квартира Юрия Рериха этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира пакт рериха, знамя мира, николай рерих, всемирный день культуры, биография рерих

Яндекс.Метрика