А. Стеценко. Кто и зачем мешает исполнению Конституции, решению суда и постановлению пристава

Александр Витальевич Стеценко, Вице-президент Международного Центра Рерихов

Александр Витальевич Стеценко, Вице-президент Международного Центра Рерихов

18 июня 2020 года Девятый арбитражный апелляционный суд оставил в силе Решение Арбитражного суда города Москвы от 3 февраля 2020 года. В соответствии с ним действия судебного пристава-исполнителя по аресту принадлежащих Международному Центру Рерихов (МЦР) 19 картин Н.К. и С.Н. Рерихов и другого имущества были признаны незаконными, так как его стоимость более чем в 10 раз превышает задолженность МЦР перед налоговым органом. Интересно, что это было уже второе судебное решение, признавшее постановление пристава Трубачева С.В. об аресте имущества МЦР незаконным. 26 сентября 2019 года апелляционная коллегия Мосгорсуда уже выносила подобное решение, которое тогда же вступило в законную силу. Но Трубачев С.В. фактически проигнорировал выполнение решения суда, и сделал это достаточно демонстративно: 20 ноября 2019 года он выпустил новое постановление об аресте того же имущества МЦР, не отменив первоначальный арест, признанный судом незаконным (отмена первоначального ареста была им проведена только в январе 2020 года).

МЦР подал жалобу и на это постановление пристава. Первая и апелляционная инстанции арбитражного суда признали и это постановление незаконным. Тут уж пристав, видимо, не на шутку испугался: если невыполнение первого решения суда ему сошло с рук, то невыполнение второго решения грозило серьезными последствиями. 18 июня 2020 года, в день вступления в законную силу решения суда апелляционной инстанции, судебный пристав-исполнитель Трубачёв С.В. подписал Постановление о снятии ареста с имущества МЦР. Правда, Международный Центр Рерихов узнал об этом только 23 июня, причём в этот же день судебный пристав также сообщил, что планирует вернуть МЦР всё имущество уже 26 июня. Казалось бы, отмена Постановления об аресте имущества, которое фактически прекращает действие Договора ответственного хранения Государственным музеем Востока (ГМВ) арестованного имущества МЦР, должна была сразу же повлечь возращение его МЦР. Но на деле все оказалось не так-то просто. Видимо, слишком «прикипели ручонки» к чужому имуществу – наследию Рерихов, которое ГМВ пытался получить в свое владение с самого начала его передачи общественной организации, которое в 1990 году осуществил С.Н. Рерих для деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха и который в апреле 2017 году ГМВ был захвачен и разрушен.

26 июня возвращение имущества МЦР не состоялось. Видимо, ГМВ убедил пристава в том, что так быстро этого делать не следует. Мы можем только предполагать, какие могли быть для этого аргументы у ГМВ. Ясно одно: пристав Трубачев С.В. был намерен осуществить передачу имущества МЦР. Именно с этой целью им были в срочном порядке затребованы списки сотрудников МЦР, которые должны были осуществить прием 19 картин Рерихов и другого имущества, с которого был снят арест. Но этого не произошло.

Тогда пристав определяет следующую дату возвращения МЦР его имущества – 30 июня, о чем 25 июня извещает ГМВ письменно и требует обеспечить беспрепятственный допуск ему и сотрудникам МЦР для получения имущества. Но ГМВ не намерен так просто расстаться с картинами и 29 июня направляет письмо начальнику отдела службы судебных приставов по Москве, старшему судебному приставу Яралиеву Д.И., в котором вновь сообщает о невозможности осуществить выдачу имущества МЦР, мотивируя это тем, что приставу необходимо дополнительно обратиться по этому вопросу в ГМИИ имени А.С. Пушкина, который в настоящий момент занимает усадьбу Лопухиных, где находится имущество, освобожденное от ареста, а также о необходимости соблюдать предосторожности ввиду эпидемии коронавируса и пр. Понятно, что данные причины не являются существенными для невыполнения решения суда и требований пристава. И пристав Трубачев 29 июня направляет еще одно требование директору ГМВ Седову о беспрепятственном допуске к имуществу МЦР, с которого снят арест, для передачи его собственнику. И снова ГМВ удается убедить пристава отказаться 30-го числа вернуть МЦР его имущество. Может быть, письмо Седова подействовало, хотя вряд ли. Ведь после получения письма Седова пристав Трубачев повторно направил Седову требование о выдаче МЦР его имущества 30 июня. Могу предположить, что пристава запугали тем, что 1 июля будет проходить голосование за поправки в Конституцию, и нецелесообразно накануне проводить такое ответственное мероприятие. Если мое предположение верно, то интересно движение мысли руководства ГМВ. Именно выполнение решение суда и Постановления пристава должно было свидетельствовать о соблюдении в стране основного Закона. А не наоборот. Но у нас, когда чиновники заинтересованы незаконно отобрать у общественной организации принадлежащее ей имущество, почему-то всегда это «наоборот» и получается.

Тогда пристав назначает новую дату вывоза – 3 июля, и опять направляет официальные требования руководству уже двух федеральных музеев (ГМВ и ГМИИ). В результате солнечным утром 3 июля 2020 года у исторической ограды усадьбы Лопухиных, отреставрированной МЦР ещё в 1997 году, собрались представители Международного Центра Рерихов, адвокат МЦР, приглашённый эксперт по культурным ценностям, в соответствии с предварительной договорённостью готовы были в короткое время подъехать представители немецкой фирмы по музейному оборудованию для организации ее демонтажа, а также компании по транспортировке произведений искусства. Представители ГМИИ имени А.С. Пушкина сообщили нам о том, что в соответствии с письмом судебного пристава готовы к допуску представителей МЦР на территорию. Однако в назначенное время судебный пристав-исполнитель не явился, не подошли и представители Государственного музея Востока. Адвокату МЦР от судебного пристава пришло СМС-сообщение о том, что «он болен и помещён на двухнедельный карантин». Попытки выяснить информацию о том, будет ли руководством Управления Федеральной службы судебных приставов по г. Москве произведена замена пристава, и состоится ли возврат незаконно арестованного имущества, ни к чему ни привели. После часового ожидания адвокатом МЦР был составлен Акт о том, что возврат имущества не состоялся в связи с отсутствием судебного пристава-исполнителя. Подошедший к этому времени на территорию усадьбы Лопухиных юрисконсульт ГМВ А.А. Любомиров от каких-либо пояснений и подписи под составленным Актом отказался.

7 июля для выяснения порядка исполнения решения суда и Постановления пристава Трубачева адвокат МЦР встретилась со старшим судебным приставом Яралиевым Д.И. В ходе этой встречи нам стало известно, что исполнение Постановления пристава о снятии ареста с имущества МЦР на основании решения Арбитражного суда фактически приостановлено ввиду того, что это исполнительное производство было затребовано руководителем отдела правового обеспечения Федеральной службы судебных приставов (ФССП) по городу Москве Семеновой Людмилой Зауровной с целью проверки обращения (?!).

Странная ситуация. Что это за обращение, и кто его направил, нам не сообщили. Сами узнать мы ничего уже не можем, так как все документы дела срочно были направлены на проверку. И вообще, что можно проверять? Решение суда, которое вступило в законную силу? Постановление пристава? В первом случае, думаю, что это невозможно, хотя в отстаивании выполнения воли С.Н. Рериха, собственника переданного в Россию наследия, мы неоднократно сталкивались с пересмотрами решений судов по различным основаниям. Во втором случае, если в Постановлении пристава Трубачева и можно найти некие изъяны, то для этого нет необходимости отзывать все документы исполнительного производства на месяц, а может и более (вопрос, как еще пойдет проверка, и кто в ней будет заинтересован). Достаточно внести изменения в Постановление по рекомендации руководства. Тут, полагаю, преследуются совсем другие цели. Ведь не зря ГМВ всячески оттягивал выдачу имущества МЦР, видимо ждал, когда будет задействован весь административный ресурс, который неоднократно помогал ему в борьбе против МЦР.

Думаю, что вопрос стоит о срыве подписания мирового соглашения между Федеральной налоговой службой (ФНС) и МЦР о прекращении дела о банкротстве, рассматриваемого Арбитражным судом Москвы. В соответствии с решением суда по обоюдному согласию МЦР и УФНС 21 июля на очередном заседании суда должно быть представлено мировое соглашение на утверждение его судом. Для подписания этого соглашения необходимо заключить залоговый договор, залоговым имуществом которого является картина Н.К. Рериха «Черная Гоби». Эта картина находилась в составе арестованного приставом имущества, с которого 18 июня в соответствии с решением суда был снят арест, и которое пристав так старался вернуть МЦР, а ГМВ сопротивлялся этому и затягивал время.

До суда, на котором должно быть утверждено мировое соглашение, осталось всего 13 дней. Понятно, что, не получив картину Н.К. Рериха «Черная Гоби», МЦР не сможет заключить мировое соглашение и представить его на утверждение суду. Думаю, что именно с этой целью и было изъято исполнительное производство у приставов. На протяжении более двух лет, в течение которых ведется исполнительное производство, в ФССП поступало множество жалоб от возмущенных граждан и депутатские запросы, но ни разу никто не проводил проверку, хотя оснований для такой проверки было более чем достаточно. Но, когда нужно выполнять решение суда и постановление пристава о снятии ареста и возвращение МЦР незаконно арестованного имущества, почему-то возникло непонятно откуда некое обращение, которое срочно потребовало отзыв исполнительного производства и проведение его проверки?!

Поэтому, для того чтобы Управление ФССП вдруг затребовало исполнительное производство, полагаю, нужно было определенному влиятельному лицу каким-то образом заставить ФССП это сделать. Кто это мог быть? Предполагаю, что это мог сделать один из высокопоставленных чиновников, заинтересованных в продолжении дела о банкротстве МЦР и в конечном итоге ликвидации нашей общественной организации. Цель их понятна – уйти от ответственности за незаконный захват у МЦР всего наследия Рерихов, которое нам было передано С.Н. Рерихом и другими дарителями, и за варварское разрушение постоянной экспозиции общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР. Признание МЦР банкротом и его ликвидация ведут к прекращению всех дел, которые были инициированы МЦР с целью возвращения захваченного наследия Рерихов, а также привлечения к ответственности всех виновных в разрушении Музея и захвате этого наследия. Кто эти чиновники? Я не могу гадать о заказчиках, но основные руководители захвата наследия и разрушения музея – это Мединский В.Р., бывший министр культуры, а ныне советник Президента РФ, а также Аристархов В.В., бывший первый заместитель министра культуры. Это они привлекли Главное следственное управление (ГСУ) МВД, с целью под прикрытием уголовного дела по бывшему меценату МЦР Б.И. Булочнику осуществить изъятие у МЦР наследия Рерихов. 7–8 марта 2017 года было изъято около 200 музейных предметов и документов МЦР, которые были признаны вещественными доказательствами по уголовному делу, большая часть которых к этому делу не имеют никакого отношения. Но главное, что все изъятые вещественные доказательства были переданы ГМВ. А само уголовное дело давно приостановлено и, видимо, навсегда.

Руководство ГМВ после осуществления им 29 апреля 2017 года незаконного захвата общественного музея МЦР при колоссальной административной поддержке бывшего руководства Министерства культуры получило в свое распоряжение высочайшей ценности и стоимости музейные предметы, которые все тем же ГСУ МВД 30 апреля были переданы ГМВ на ответственное хранение. Но и это еще не все. Захват наследия произошел без составления описей, изъятых у МЦР музейных ценностей, стоимость которых по самым скромным оценкам составляет десятки миллиардов рублей. Когда происходит такое «приобретение» особо ценных культурных ценностей, то это создает условия для их хищения. МЦР и широкий круг общественных сил страны на протяжении уже трех лет добиваются от Министерства культуры создания независимой комиссии, которая проверила бы целостность изъятого у МЦР наследия. Но пока нас не желают слышать. Получается весьма широкий круг лиц, заинтересованных в том, чтобы не выпускать МЦР из дела о банкротстве.

Как будут развиваться события, станет известно в ближайшие дни. МЦР продолжит добиваться от ФССП исполнения решения суда и постановления о снятия ареста с 19 картин и другого имущества, и возвращения их МЦР.

Источник: сайт МЦР

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x